"Игра престолов": сокрытое в листве (nehoroshy) wrote,
"Игра престолов": сокрытое в листве
nehoroshy

"Игра престолов". Глава 2. Кейтлин

"Игра престолов"
Джордж Р.Р. Мартин
Перевод Максима Сороченко
Читать произведение с самого начала...

Глава 2. Кейтлин




Здешняя богороща никогда не нравилась Кейтлин.
Она была урождённой Талли из Риверрана – что расположен далеко на юге, на Красном рукаве Трезубца. Богороща Риверрана представляла собой яркий и просторный сад, в котором высокие кроны красного дерева отбрасывали пёстрые тени на журчащие под ними потоки, где доносилось пение птиц из невидимых гнёзд, а пряный воздух был напитан цветочными ароматами.
Боги Винтерфелла предпочитали населять деревья совсем другого сорта. Это было тёмное, сумрачное место. Три акра(1) древнего нетронутого леса являлись центром Винтерфелла, вокруг которого на протяжении десяти тысяч лет строился и достраивался его угрюмый замок. Здесь всегда пахло сыростью и разложением. Красных деревьев не было. Вместо них возвышались мощные страж-деревья, покрытые серо-зелёным хвойным панцирем, могучие дубы и железные деревья – древние, как само государство. Их толстые, теснившиеся между собой стволы сплетались скрученными ветвями, образуя над головой плотный балдахин, а бесформенные корни густо покрывали землю под ногами. Это было место, где под задумчивой тенью царила вечная тишь, и где боги даже не имели имён.
Она знала, что сегодня вечером её муж будет здесь. Каждый раз, отняв чью-нибудь жизнь, он нуждался в тишине богорощи.
Кейтлин была помазана семью маслами и наречена своим именем под радугой, порождённой светом септы Риверрана. Она исповедовала Веру своего отца, своего деда и всех предков, живших до них. Боги там носили известные ей с детства имена, а их лики были для неё такими же родными, как лица родителей. Священные ритуалы, которые проводил септон, представляли собой размахивание кадилом, источающим фимиам, наполнение семигранного кристалла живым светом, а также песнопения высокими голосами. Талли заботились о богороще, как и все Великие Дома, но для них это было, скорее, местом для чтения, прогулок на свежем воздухе, или отдыха под ярким солнцем. Богослужения считались уместными только в септе.
Одну такую небольшую септу, где она могла бы петь для всех семи ликов бога, Нед построил специально для неё, но сам он был Старк, и в жилах его текла кровь Первых Людей, и боги его были подревнее прочих – те самые безымянные безликие боги вечнозелёного леса, которые когда-то были общими и для людей, и для исчезнувших Детей Леса.
В центре рощи, задумчиво покачивая ветвями над холодными чёрными водами маленького пруда, стояло древнее чар-древо. Нед называл его «сердцем рощи». Кора чар-дерева была цвета белой кости, а тысячи тёмно-красных листьев были похожи на множество окровавленных ладоней. На огромном стволе было вырезано вытянутое задумчивое лицо, глубоко запавшие глаза которого заполнились красной застывшей смолой, отчего оно приобрело странно-настороженное выражение. Они были очень старые, эти глаза. Старше даже, чем Винтерфелл. Согласно легендам, первый камень здесь заложил ещё сам Брандон Строитель и с тех пор глаза наблюдали, как глыба за глыбой складываются гранитные стены замка. Говорили, что лицо это когда-то вырезали Дети Леса, ещё за сотни лет до того, как здесь поселились Первые Люди, прибывшие из-за Узкого Моря.
На юге последние чар-древа были вырублены или сожжены уже тысячу лет назад, за исключение Острова Ликов, где Зелёные Люди всё ещё несли свой безмолвный дозор. Но здесь всё было иначе. На севере при каждом замке имелась богороща, у каждой богорощи было свое «сердце», и на каждом «сердце» было высечено лицо.
Муж Кейтлин сидел под чар-деревом на камне, заросшем мхом. Положив двуручный Лёд себе на колени, он чистил его сталь, омывая чёрной водой. Тысячелетний перегной, толстым слоем покрывавший почву богорощи, приглушал осторожные шаги женщины, но красные глаза дерева, как будто, внимательно следили за её приближением.
– Нед! – окликнула она негромко.
Он поднял голову и взглянул на неё.
– Кейтлин, – голос его звучал отстранённо и сухо. – Где дети?
Она знала, что он обязательно спросит.
– На кухне. Спорят о том, как назвать щенков.
Кейтлин расстелила свой плащ прямо на земле у пруда и присела, развернувшись спиной к чар-дереву. Она чувствовала на себе взгляд красных глаз, но старалась думать об этом поменьше.
– Арья без ума от своего, Санса восхищена и очарована, но о Риконе трудно сказать что-то определённое.
– Испугался? – спросил Нед
– Немного, – ответила Кейтлин, – ему же только три.
Нед нахмурился.
– Надо уметь бороться со страхами. Он же не будет трёхлетним вечно. Зима уже близко.
– Да, – согласилась Кейтлин.
Эти слова всегда заставляли её холодеть. Слова, составлявшие девиз Старков. Каждый из благородных Домов имел свой собственный девиз, представляющий собой семейную пословицу, идеал для подражания, своего рода молитву. Девизы прославляли честь и славу, обещали преданность и честность, сулили верность и отвагу. Так было у всех, но только не у Старков. «Зима близко» говорили они по любому поводу, считая, что этого вполне достаточно.
Уже не в первый раз Кейтлин задумалась о том, насколько странные люди эти северяне.
– Дезертир умер достойно, надо признать, – Нед осторожно провёл по мечу куском промасленной кожи, доводя полировку металла до тёмного сияния. – И я рад тому, как повёл себя Бран. Ты можешь им гордиться.
– Я всегда горжусь Браном, – ответила Кейтлин, глядя на меч, ласкаемый руками мужа. Она засмотрелась на узор из глубоких слоёв упрямой, тщательно прокованной стали. Кейтлин никогда не любила мечи, но Лёд, надо отдать ему должное, обладал собственной своеобразной красотой. Он был выкован в Валирии, ещё до того, как эти древние Свободные Земли постигла гибель; в те времена, когда кузнецы ещё умели ковать зачарованный металл заговорёнными молотами. Несмотря на свой возраст в четыре сотни лет, меч до сих пор был таким же острым, как и в день своего рождения. Имя, которое он носил, было старше его самого – это было наследие, оставшееся со времён Эпохи героев, когда Старки именовали себя Королями Севера.
– Уже четвёртый за год, – сказал Нед угрюмо. – Бедняга почти сошёл с ума. Что-то его напугало так, что он практически меня не слушал, – Старк вздохнул. – Бен пишет, что силы Ночного Дозора тают с каждым днём, на Стене их уже меньше тысячи. И это не только дезертирства. Они теряют людей в рейдах.
– Одичалые? – спросила Кейтлин
– Ну а кто же ещё? – Нед приподнял Лёд и посмотрел вдоль его холодного лезвия. – Дальше будет только хуже. Когда-нибудь у меня не останется другого выбора, кроме как призвать все свои знамёна и идти с ними на север, чтобы окончательно разобраться с «Королём-за-стеной».
– За стеной? – Кейтлин вздрогнула.
Нед заметил ужас на её лице.
– Не бойся. Манс Налётчик не представляет серьёзной опасности.
– Но там же есть вещи и пострашнее! – она повернулась и посмотрела на «сердце рощи», на его бледную кору и красные глаза – наблюдающие, слушающие и думающие свои долгие неторопливые мысли.
Нед ласково улыбнулся.
– Ты слишком часто слушаешь старую Нэн. Иные также мертвы, как и Дети Леса, они не появлялись уже восемь тысяч лет. Мейстер Лювин вообще считает, что их никогда не существовало. По крайней мере, ни один живой человек их не встречал.
– До сегодняшнего утра ни один живой человек не встречал и настоящего лютоволка, – напомнила ему Кейтлин.
– С Талли невозможно спорить, – ответил Нед с грустной улыбкой, вкладывая Лёд в ножны. – Но ты же пришла не затем, чтобы поговорить о детских сказках. Я же знаю, как тебе тут неуютно. Что случилось, моя леди?
Кейтлин взяла мужа за руку.
– Печальные новости, мой лорд. Я не хотела тебя беспокоить до конца обряда Очищения. – Кейтлин не знала, как смягчить удар, поэтому решила сказать, как есть. – Мне так жаль, любимый. Джон Аррен умер.
Нед посмотрел ей прямо в глаза, и в них отразилась вся та боль, к которой она уже была готова. Юность Нед провёл в Орлином Гнезде. В то время бездетный лорд Аррен стал вторым отцом и для него, и для Роберта Баратеона, когда оба находились у него в качестве воспитанников. Безумный Король Эйрис Второй Таргариен потребовал их головы, но лорд Орлиного Гнезда предпочёл поднять свои знамёна, украшенные луной и соколом, на прямой мятеж, чем выдать тех, кого он обещал охранять.
А однажды второй отец стал ему ещё и «братом». В тот день в септе Риверрана они одновременно поженились – каждый на одной из двух сестёр, дочерей лорда Хостера Талли. С тех пор прошло уже пятнадцать лет.
– Джон… – выдохнул Нед. – Это точно?
– На письме королевская печать, а само оно написано рукой Роберта. Я покажу тебе. Он пишет, что лорд Аррен умер быстро. Даже мейстер Пицель не мог ничего сделать, только поил маковым молочком, чтобы Джон не сильно мучился.
– Думаю, это самая малая милость… – сказал Нед. Она видела как глубока его скорбь, но даже в такую минуту он подумал прежде всего о ней. – А твоя сестра? И сын Джона? Что с ними?
– В письме написано, что с ними всё в порядке, и они уже выехали в Орлиное Гнездо, – ответила Кейтлин. – Лучше бы вместо этого отправились в Риверран. Гнездо находится высоко в горах, в стороне от всех, к тому же оно всегда было местом её мужа, чужим для неё. Там каждый камень будет напоминать ей о Джоне. Я знаю сестру. Ей сейчас как никогда нужна поддержка семьи и друзей.
– Твой дядя вроде бы живёт в Долине. Я слышал, что Джон посвятил его в Рыцари Врат.
Кейтлин кивнула.
– Бринден сделает всё возможное и для неё, и для мальчика. Это их не слишком утешит, но всё-таки…
– Поезжай к ней, – посоветовал Нед. – И возьми с собой детей. Пусть они наполнят там всё своим шумом-гамом. Её сыну необходимо общение с другими детьми, да и Лизе не стоило бы скорбеть в одиночестве.
– С радостью, если бы могла, – ответила Кейтлин. – Но в письме есть и другая новость: король едет в Винтерфелл, чтобы навестить тебя.
Нед не сразу осознал её слова, но когда понял, глаза его засияли.
– Роберт едет сюда?
Она кивнула, и муж широко улыбнулся.
Кейтлин искренне хотелось разделить его радость, но она слышала перешёптывания в людских об умершей на снегу лютоволчице, чьё горло было разорвано обломком оленьего рога. Несмотря на то, что червь плохих предчувствий терзал её душу, женщина всё-таки заставила себя улыбнуться в ответ мужчине, которого она любила; мужчине, который никогда не верил в знаки и предзнаменования.
– Я знала, что тебя это обрадует, – сказала она, – пошлём весть на Стену твоему брату.
– Конечно, – согласился он. – Бен обязательно захочет приехать. Я дам поручение мейстеру Лювину отправить туда самого быстрого ворона.
Нед встал и помог подняться ей.
– Проклятье, сколько же лет прошло! И ведь не предупредил! Сколько людей будет в свите, там написано?
– По меньшей мере, около сотни рыцарей со всеми их слугами, и в полтора раза больше вольных всадников. Серсея и дети тоже едут.
– Ради них Роберт будет двигаться помедленнее, – задумался Нед. – Тем лучше. Успеем подготовиться.
– В свите едут и братья королевы.
Нед поморщился. Кейтлин знала, что он и семья королевы испытывали к друг другу взаимную неприязнь. Ланнистеры с Утёса Кастерли прибыли по призыву Роберта последними, уже после того, как победа была почти одержана. И Нед этого никогда не забывал.
– Что ж, если цена встречи с Робертом – нашествие Ланнистеров, то быть по сему. Такое чувство, что Роберт тащит за собой половину королевского двора.
– Где король, там и государство, – заметила она.
– Будет неплохо повидать детей. Когда я видел их в последний раз, самый младший ещё сосал титьку Ланнистерши. Сколько ему сейчас? Пять?
– Принцу Томмену уже семь лет. Также как и Брану. И, пожалуйста, Нед, следи за языком. Женщина Ланнистеров – наша королева, и, как говорят, самолюбие её безмерно возросло за эти годы.
Нед мягко пожал руку Кейтлин.
– Надо устроить пир, с музыкантами и бардами, само собой. Кроме того, Роберт захочет поохотиться. Я пошлю Джори на юг с почётным эскортом, чтобы он организовал встречу на королевском тракте и сопроводил их сюда. Боги, как нам всех их прокормить? Ты сказала, он уже в пути? В пекло бы его королевскую шкуру!
____________
1) 1,2 гектара (прим. пер.)

Читать главу 1. Бран... / Читать главу 3. Дэйнерис...
Tags: Игра престолов, переводы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments