"Игра престолов": сокрытое в листве (nehoroshy) wrote,
"Игра престолов": сокрытое в листве
nehoroshy

"Игра престолов". Глава 4. Эддард

"Игра престолов"
Джордж Р.Р. Мартин
Перевод Максима Сороченко
Читать произведение с самого начала...

Глава 4. Эддард




Гости втекали в ворота замка бесконечной рекой из золота, серебра и полированной стали. Три сотни доблестных воинов – блестящие знаменосцы и рыцари, присягнувшие мечники и вольные всадники. Над их головами под северным ветром трепетала дюжина золотых знамён, с вышитыми на них коронованными оленями Дома Баратеонов.
Многих Нед знал лично. Там был сэр Джейме Ланнистер с волосами цвета чеканного золота, и Сандор Клиган с изуродованным огнём лицом. Высокий мальчик рядом с Клиганом мог быть только наследным принцем, а карлик позади – конечно, Тирионом Ланнистером по прозвищу «Бес».
Во главе колонны, с эскортом из двух рыцарей, одетых в белоснежные плащи Королевской Гвардии, прибыл огромный мужчина, казавшийся Неду почти незнакомым… пока тот не спрыгнул с боевого коня с хорошо знакомым рыком, и не заключил друга в стальные объятия.
– Нед! Как славно снова видеть твою замороженную физиономию! – король оглядел его с ног до головы и захохотал. – Ты вообще не изменился!
Хотел бы Нед ответить тем же. Пятнадцать лет тому назад, когда они вместе шли к победе за трон, Лорд Штормового Предела был безбород, остроглаз и мускулист, будто герой из девичьих фантазий. Будучи ростом в шесть с половиной футов(1), надев доспехи и великолепный шлем с рогами своего Дома, он превращался в великана. Силой он обладал не менее впечатляющей, более приличествующей настоящему гиганту – даже любимым оружием его являлся огромный шипастый боевой молот, который Нед был способен едва поднять. В те дни Роберт был пропитан, словно духами, запахом кожи и крови.
Теперь его духами стали настоящие духи, а объём талии «соответствовал» его росту. Последний раз Нед видел короля девять лет назад, во время мятежа Бэлона Грейджоя, когда олень и лютоволк объединили усилия для того, чтобы пресечь притязания самопровозглашённого Короля Железных Островов. С того дня, когда они стояли бок о бок в павшей цитадели Грейджоев, где Роберт принимал капитуляцию у мятежного лорда, а Нед взял его сына Теона в качестве заложника и воспитанника, король прибавил стоунов восемь(2). Грубая и чёрная, словно из стальной проволоки, борода скрывала двойной подбородок и обвислость королевских щёк, но ничто не смогло бы спрятать огромный живот и чёрные круги под глазами.
Но Роберт теперь был не просто другом, а королём для Неда, поэтому тот смог ответить только:
– Ваша Милость, Винтерфелл в вашем полном распоряжении.
Тем временем спешивались и остальные всадники, передавая коней конюхам. Королева Роберта Серсея Ланнистер и её младшие дети вошли в Винтерфелл пешком, оставив свой экипаж за пределами замка. Огромный двухэтажный вагон из просмоленного дуба и позолоченной стали, который тащили четыре десятка коней-тяжеловесов, оказался слишком велик для того, чтобы в нём можно было въехать в ворота. Нед встал на одно колено в снег и поцеловал кольцо королевы. Роберт заключил Кейтлин в объятия, как родную сестру. Вслед за тем в центре внимания оказались дети, представленные и одобренные с обеих сторон.
Как только все формальности были окончены, король сказал хозяину:
– Отведи меня в усыпальницу, Эддард. Хочу навестить её.
Вот за это Нед и любил друга – за то, что тот всё ещё помнил её, спустя долгие годы. Лорд Винтерфелла потребовал лампу. Других слов тут больше не требовалось. Королева попыталась было протестовать в том смысле, что они ехали с рассвета, всё страшно устали и замёрзли, и конечно, первым делом не помешало бы подкрепиться, а мёртвые могли бы и подождать. Но король взглянул на супругу такими глазами, что сэр Джейме счёл за лучшее взять сестру под руку, после чего королева больше не проронила ни слова.
Они спустились в усыпальницу вдвоём – Нед и король, которого он с таким трудом узнал. Ступени лестницы, уходившей вниз по спирали, были узки. Нед с лампой шёл впереди, освещая путь.
– Я уж начал думать, что мы никогда не доберёмся до Винтерфелла, – рассказывал на ходу Роберт. – На юге уже стали забывать, что твоя часть Семи Королевств такого же размера, как все остальные вместе взятые.
– Путешествие было приятным, Ваша Милость?
Роберт фыркнул.
– По эту сторону от Перешейка сплошные болота, леса, поля, и большие проблемы с местами для ночлега. Никогда раньше не видел таких пустынных просторов. Кстати, где все твои люди?
– Должно быть, слишком заробели, чтобы показываться на глаза, – пошутил Нед, ощущая холодное дыхание земли, поднимающееся из глубин лестницы. – Короли в наших краях случаются не часто.
Роберт захохотал.
– Зарылись, наверное, в снег. В снег, Нед!
Король схватился рукой за стену, чтобы не потерять равновесие.
– Поздним летом снежок – обычное дело, – ответил Нед. – Надеюсь, он вас не сильно беспокоил. Снег сейчас ещё вполне мягок.
– К Иным твой мягкий снег! – выругался Роберт. – Представляю, каково здесь зимой. Страшно подумать!
– Зимы здесь суровые, – согласился Нед. – Но для Старков вполне терпимые. Нам не привыкать.
– Тебе надо побывать на юге, – сказал ему Роберт. – Почувствуй, что такое лето, пока оно ещё не кончилось. В Хайгардене есть поля из золотых роз, которые тянутся вдаль, покуда хватает глаз. А фрукты там такие перезрелые, что прямо лопаются во рту – дыни, персики, огненные сливы. Все настолько сладкие, что не передать. Попробуешь, я привёз немного. Даже в Штормовом Пределе, где постоянно дуют ветра с залива, сейчас так жарко, что даже не хочется шевелиться. Ты обязан увидеть города, Нед! Кругом цветы и рынки, полные еды, а летние вина так дёшевы и так хороши, что можно опьянеть от одного их аромата. Там все ходят толстые, пьяные и богатые. – Король засмеялся и хлопнул себя по обширному животу. – А девушки, Нед! Клянусь тебе, на жаре любые женщины начисто теряют остатки скромности. Они купаются голыми в речке, прямо под стенами замка. Даже на улицах, где слишком жарко для того, чтобы носить шерсть или мех, они ходят в коротких платьицах – в шёлковых, если хватает серебра, или в хлопковых, если нет. Но и те и другие, знаешь, начинают потеть, одежда прилипает к их коже, и они становятся будто голые.
Король залился счастливым смехом. В отличие от Эддарда Старка, Роберт Баратеон всегда отличался отменным аппетитом во всём, что касалось удовольствий. Нед не разделял его энтузиазма, поскольку не мог не заметить, как сильно сказались безудержные радости на физическом состоянии короля. К тому времени, когда они, наконец, достигли нижнего конца лестницы и шагнули в темноту усыпальницы, тот уже с трудом дышал, а лицо приобрело хорошо заметный в отблесках фонаря свекольный оттенок.
– Ваша Милость, – сказал Нед почтительно, описав лампой широкий полукруг, – она в самом конце, с отцом и Брандоном.
На стенах заплясали тени. Мерцающий свет ложился на камни пола и касался длинной вереницы гранитных колонн, уходящих попарно вдаль, в густую тьму. У стен между колонн на своих каменных тронах возвышались каменные фигуры усопших, закрывая склепы, где покоились их бренные останки.
Нед пошёл первым в проход между колоннами. Роберт последовал за ним молча, слегка подрагивая от подземного холода, который царил здесь вечно. Шаги гулко отдавались эхом под сводами семейной усыпальницы Дома Старков. Многие поколения Лордов Винтерфелла как будто оживали благодаря игре теней, и провожали их незрячими глазами, слепо вглядывающимися в вековечную тьму. Изваяния Лордов были высечены прямо на плитах, запечатывающих могилы, а у их ног возлежали каменные лютоволки.
По многовековому обычаю, каждому из ушедших Лордов Винтерфелла на колени клали двуручный меч – для того, чтобы мстительный дух не покинул пределы усыпальницы. Самые древние из мечей со временем истлели в ничто, оставив после себя только рыжий след в местах, где сталь соприкасалась с камнем. Иногда Нед задавался вопросом, означает ли это, что призраки уже покинули свои чертоги и скитаются теперь по всему замку? Он искренне надеялся, что нет. Первые Лорды Винтерфелла отличались такой же суровостью, как и их земли. В течение столетий, до того, как из-за моря прибыли Лорды Драконов, они отказывались служить кому бы то ни было, и именовали себя строго Королями Севера.
Наконец, Нед остановился и поднял масляную лампу. Колоннада усыпальницы здесь не заканчивалась, уходя дальше во тьму, но следующие склепы были пусты и не запечатаны. Зияющие чернотой могильные ямы ждали новых смертей – в том числе, его самого и его детей, но Неду не хотелось об этом думать.
– Здесь, – произнёс он негромко.
Роберт молча кивнул, встал на колени и склонил голову.
Три крайних могилы располагались вплотную друг к другу. У Лорда Рикарда Старка, отца Неда, было суровое вытянутое лицо. Резчик по камню сумел отлично поймать его образ. Лорд сидел с тихим достоинством, крепко сжимая каменными пальцами меч, лежащий на коленях, хотя при жизни оружие не смогло ему ничем помочь.
По обе стороны от его могилы, в двух склепах поменьше, покоились его дети.
Брандону исполнилось двадцать, когда он был задушен по приказу Безумного Короля Эйриса Таргариена, за несколько дней до своей так и не состоявшейся свадьбы с Кейтлин Талли из Риверрана. Отца заставили смотреть на то, как он умирал. Брандон являлся истинным наследным Лордом Старком, рождённым для того, чтобы править.
Лианне было всего шестнадцать. Едва вышедшая из детского возраста, девушка отличалась исключительной красотой. Нед любил сестру всем сердцем. Роберт любил её ещё больше – она должна была стать его женой.
– В жизни она была куда красивее, – сказал король после долгого молчания, в течение которого он не отрывал глаз от каменного лица, будто пытаясь его оживить. Наконец, он поднялся, с трудом управляя своим немалым весом. – Проклятье, Нед, обязательно надо было хоронить её здесь? – голос его звучал хрипло от вновь нахлынувшего горя. – Она заслуживала большего, чем вечной тьмы.
– Она была Старк из Винтерфелла, – тихо ответил Нед, – Её место здесь.
– Ей бы лежать где-нибудь на холме, под фруктовым деревом, чтобы светило солнце, плыли облака, и чтобы дожди проливались на её могилу.
– Я был рядом с ней, когда она умерла, – напомнил Нед. – Она очень хотела домой, к отцу и Брандону.
До сих пор, время от времени, ему как будто слышались её последние слова:
«Обещай!» – умоляла она в комнате, пропахшей кровью и розами. – «Обещай мне, Нед!»
Лихорадка отняла у неё все силы, и голос звучал слабо, словно шёпот. Но когда он дал ей слово, страх покинул глаза сестры. Нед хорошо запомнил эту её последнюю улыбку, и то, как крепко она сжала своими пальчиками его пальцы в тот момент, когда уже перестала цепляться за жизнь. Лепестки розы, почерневшие и мёртвые, высыпались из её ладони. После этого Нед не помнил ничего. Когда его нашли, он всё ещё баюкал её тело, онемевший и ослепший от горя. Маленький озёрный человек Хоуленд Рид оторвал её мертвые пальцы от его руки, но Нед не мог вспомнить и этого.
– Я приношу ей цветы при любой возможности, – сказал он. – Лианна… очень любила цветы.
Король прикоснулся к её щеке. Пальцы скользнули по грубому камню так мягко, как будто это была живая кожа.
– Я поклялся убить Рэйгара за то, что он с ней сделал.
– Ты и убил, – напомнил Нед.
– Только раз, – ответил Роберт глухо.
…Битва на бродах Трезубца уже кипела, когда они встретились лицом к лицу – Роберт в огромном рогатом шлеме с боевым молотом в руках и принц Таргариен, закованный в чёрные латы. На нагруднике принца красовался трёхголовый дракон его Дома, отделанный сиявшими на солнце огненными рубинами. Воды Трезубца под копытами боевых коней окрасились в красное, а они всё кружились и сталкивались, снова и снова, пока, наконец, могучий удар тяжёлого молота Роберта не пробил дракона и грудную клетку под ним. Когда Нед подоспел к месту схватки, мёртвое тело Рэйгара уже качалось в водах речного потока, в то время как солдаты обеих армий копались в отмели, подбирая отлетевшие от доспеха рубины.
– Я убиваю его каждую ночь во сне, – признался Роберт. – И тысячу раз его убить было бы мало.
Неду нечем было возразить. Немного помолчав, он сказал:
– Пора возвращаться, Ваша Милость. Ваша жена ждёт вас.
– К Иным мою жену! – проворчал Роберт кисло, но всё-таки пошёл к выходу, тяжело передвигая ноги. – А если я ещё раз услышу «Ваша Милость», то велю надеть твою голову на крюк. Всё-таки друг для друга мы значим куда больше, чем вся эта глупость.
– Я не забыл, – произнёс Нед тихо. Король ничего не ответил. – Расскажи мне о Джоне.
Роберт сокрушённо покачал головой.
– Никогда не видел, чтобы человек сгорал так быстро. Мы устроили турнир в честь именин моего сына. Если бы ты увидел Джона в тот день, ты бы мог поклясться, что он будет жить вечно. А две недели спустя он умер. Болезнь прошлась по внутренностям, как пожар. Она его буквально выжгла изнутри. – Король остановился у одной из колонн, перед могилой какого-то давно умершего Старка. – Любил я старика.
– Мы оба любили… – Нед выдержал паузу. – Кейтлин боится за сестру. Как Лиза переносит горе?
Губы Роберта искривились.
– Очень плохо, если честно, – признался он. – Кажется, после потери Джона женщина совсем повредилась в уме, Нед. Она увезла сына обратно в Орлиное Гнездо. Против моей воли. Я-то надеялся отдать его на воспитание Тайвину Ланнистеру в Утёс Кастерли. У Джона не было ни братьев, ни других сыновей. Не мог же я доверить воспитание мальчика женщине?
Нед скорее доверил бы воспитание ребенка ядовитой гадюке, чем Лорду Тайвину, но оставил свои сомнения при себе. Некоторые душевные раны никогда не заживают, и могут начать кровоточить даже от незначительного слова.
– Жена только что потеряла мужа, – сказал он осторожно. – Возможно, мать боится потерять ещё и ребёнка. Мальчик слишком мал.
– Ему шесть лет, у него слабое здоровье, и он, милостью богов, уже Лорд Орлиного Гнезда! – выругался король. – Лорд Тайвин никогда не брал воспитанников. Лизе оказали великую честь, поскольку Ланнистеры – великий и благородный Дом. А она даже не захотела об этом слушать. Просто собралась посреди ночи и сбежала, не спросив моего разрешения. Серсея была в бешенстве. – Он глубоко вздохнул. – А ведь его назвали в мою честь, ты знал? Роберт Аррен. Я принёс клятву его оберегать. И как я смогу это сделать, если его выкрала родная мать?
– Я могу взять его на воспитание, если хочешь, – ответил Нед. – Лиза обязательно согласится. Они с Кейтлин близки с детства, и ей всегда здесь будут рады.
– Это щедрое предложение, мой друг, – сказал король, – но запоздалое. Лорд Тайвин уже дал своё согласие. Если мальчика возьмёт кто-то другой, он воспримет это как тяжкое оскорбление.
– Меня куда больше заботит благополучие племянника, чем раздутая гордыня Ланнистеров, – признался Нед.
– Неудивительно. Тебе же не приходится спать с одной из Ланнистеров, – расхохотался король. Звуки его голоса заметались эхом среди могил и отразились от сводчатого потолка. В зарослях огромной чёрной бороды сверкнула белозубая улыбка. – Ох, Нед, ты как всегда, слишком серьёзен. – Роберт обнял друга за плечи тяжёлой рукой. – Я планировал подождать несколько дней, но сейчас вижу, что тянуть нечего. Пойдём, пройдёмся.
И они медленно пошли назад, вдоль колоннады. Слепые каменные глаза по-прежнему следили за их движением. Король не убирал руку с плеча Неда.
– Наверняка, ты задавался вопросом, зачем я поехал на север, в Винтерфелл, после стольких-то лет?
У Неда были свои предположения, но он не спешил ими делиться.
– Чтобы повидаться с другом, само собой, – ответил он шутливо. – К тому же, здесь Стена. Вам надо посмотреть на неё, Ваша Милость, прогуляться вдоль её зубцов и поговорить с охраняющими её людьми. Ночной Дозор теперь – лишь тень былого. Бенджен говорит…
– Что говорит твой брат, я скоро услышу лично, – перебил его Роберт. – Сколько существует Стена, восемь тысяч лет? Значит, постоит и ещё несколько дней, никуда не денется. Есть и куда более серьёзные проблемы. Наступают трудные времена. Мне очень нужны надёжные люди рядом. Люди, наподобие Джона Аррена. Он служил мне, как Лорд Орлиного Гнезда, как Хранитель Востока, и как Королевская Десница. Очень трудно будет найти ему замену.
– Его сын… – начал было Нед.
– Его сын унаследует Орлиное Гнездо и все его доходы, – ответил Роберт резко. – И ничего более!
Это было неожиданно. Нед, вздрогнув, остановился и посмотрел на короля.
– Но Аррены всегда были Хранителями Востока, – сорвались с его уст непрошенные слова. – А титул передаётся по наследству вместе с владением.
– Возможно, когда он вырастет, я верну ему эту честь, – сказал Роберт. – У меня будет полно времени подумать. Однако шестилетние мальчики не годятся в качестве боевых командиров, Нед.
– В мирные времена титул – не более, чем почётное звание. Оставь его мальчику. Хотя бы ради памяти его отца. Уверен, ты в долгу перед ним за всю его службу.
Король начал раздражаться. Он убрал свою руку с плеча Неда.
– Служба Джона была его обязанностью передо мной – его сеньором. Я никогда не был неблагодарным, Нед. И ты, как никто, прекрасно это знаешь. Но сын – не отец. Наивный ребёнок не сможет удержать восток. – Голос Роберта потеплел. – Ну и хватит об этом. Я не собираюсь спорить. Есть и более серьёзный вопрос, о котором я хочу с тобой поговорить. – Король сжал локоть друга. – Ты нужен мне, Нед.
– Приказывайте, что угодно, Ваша Светлость. И когда угодно.
Произнести эти слова Лорд Винтерфелла был обязан. И он их произнёс, страшась того, что последует после.
Казалось, Роберт его не услышал.
– То время, что мы провели в Орлином Гнезде… Боги, это были лучшие годы! Я хочу, чтобы ты опять был со мной, Нед. Был со мной в Королевской Гавани, а не здесь – на краю мира, где ты хрен кому нужен. – Роберт задумчиво вглядывался во тьму, на миг став таким же подавленным, как и Старк. – Клянусь тебе, сидеть на троне в тысячу раз сложнее, чем один раз занять его. Разбирать законы – нуднейшее занятие, а считать монеты ещё скучнее. И люди с утра до ночи… они никогда не заканчиваются. Я сижу на этом проклятом железном стуле, пока не отвалится задница, и выслушиваю их бесконечные жалобы до отупения. И все они чего-то хотят – денег, земель, правосудия… И все постоянно лгут, не исключая моих собственных лордов и их благородных дам. Я окружён подхалимами и дураками. С ума можно сойти, Нед. Половина из них боятся говорить мне правду, а остальные вообще ни в чём не соображают. Иногда я даже жалею, что мы победили тогда, на Трезубце. Нет, я не в том смысле, но…
– Понимаю, – перебил Нед мягко.
Роберт посмотрел на него.
– Уверен, что понимаешь. Кто, если не ты, мой старый друг… – король улыбнулся. – Лорд Эддард Старк, я хочу наречь тебя Десницей Короля.
Нед опустился на одно колено. Предложение его не удивило, иначе, зачем бы Роберту вздумалось ехать так далеко? Наречённый Королевской Десницей становился вторым по влиятельности человеком в Семи Королевствах. Он отдавал приказы от имени короля, командовал его армиями, составлял королевские законы. В отсутствие короля, при его болезни или просто плохом настроении, Десница Короля занимал Железный Трон и самостоятельно вершил Королевское Правосудие. Роберт предложил другу взять на себя ответственность, сравнимую с ответственностью за всё Государство в целом.
И это было последнее, чего Неду бы хотелось.
– Ваша Милость, – сказал он, – я не достоин такой чести.
– Если бы я думал о твоём достоинстве, – шутливо проворчал Роберт, – то не сделал бы такого предложения. Я планирую взвалить на тебя управление королевством и ведение войн, а сам буду есть, пить и лапать девок, пока не вгоню себя окончательно в гроб. – Король хлопнул себя по животу и ухмыльнулся. – Знаешь поговорку про короля и его Десницу?
Нед знал:
– «Пока король спит – его Десница строит».
– Как-то раз я отымел торговку рыбой из простолюдинок, и она пересказала мне эту поговорку попроще: «Пока король ест – его Десница подтирает ему задницу». – Роберт разразился таким громогласным хохотом, что эхо от него прокатилось через весь мрак усыпальницы и заметалось где-то вдалеке. Каменные глаза мертвецов Винтерфелла, казалось, взглянули на них с холодным осуждением.
Королевский хохот стих, но Нед всё ещё стоял, преклонив одно колено и опустив глаза.
– Проклятье, Нед, – проворчал Роберт. – Ты даже из вежливости улыбнуться не можешь.
– У нас говорят: «Зимой так холодно, что смех замерзает в гортани и может задушить до смерти», – ответил Нед бесстрастно. – Наверно, поэтому у Старков нет чувства юмора.
– Поехали со мной на юг, и я верну тебе способность смеяться, – пообещал король. – Ты помог мне занять этот проклятый трон, помоги же мне его и сохранить. Нам было суждено править вместе. Если бы Лианна осталась жива, мы стали бы не просто друзьями, а почти родными братьями. Впрочем, это никогда не поздно исправить. У меня есть сын, у тебя – дочь. Мой Джофф и твоя Санса объединят наши Дома точно так же, как это могло бы случиться со мной и Лианной.
Это предложение по-настоящему удивило Неда.
– Но Сансе сейчас только одиннадцать.
Роберт нетерпеливо махнул рукой.
– Вполне достаточно для помолвки. А свадьбу можно провести и через несколько лет. – Король улыбнулся. – А теперь вставай и говори «да», пока я тебя не обматерил.
– Вы оказали высокую честь, Ваша Милость. Ничто другое не могло бы меня так порадовать, – ответил Нед, терзаемый сомнениями. – Но все эти предложения настолько неожиданны… У меня есть время, чтобы посоветоваться с женой?
– Да, да, конечно. Расскажи Кейтлин и прими решение завтра на свежую голову, если нужно. – Король взял Неда за руку и поднял на ноги одним рывком. – Но не заставляй ждать слишком долго. Я не самый терпеливый из людей.
На мгновение на Эддарда Старка навалилось тяжёлое предчувствие. Его место было здесь, на севере. Нед оглядел вереницу каменных безмолвных фигур и полной грудью вдохнул холодный воздух усыпальницы. Он ощущал на себе их взгляды, догадываясь, что мертвецы слышали всё. И зима уже близко.

____________
1) Почти два метра (прим. пер.)
2) 50 кг (прим. пер.)

Читать главу 3. Дэйнерис... / Читать Главу 5. Джон...
Tags: Игра престолов, переводы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments