"Игра престолов": сокрытое в листве (nehoroshy) wrote,
"Игра престолов": сокрытое в листве
nehoroshy

"Игра престолов". Глава 6. Кейтлин

"Игра престолов"
Джордж Р.Р. Мартин
Перевод Максима Сороченко

Глава 6. Кейтлин




Из всех помещений Главной Цитадели Винтерфелла комнаты Кейтлин были самыми тёплыми. Разводить огонь там приходилось редко. Замок строился поверх горячих природных источников, и кипящие воды, как кровь по человеческому телу, протекали внутри его стен и полостей, изгоняли холод из каменных залов и наполняли парники влажным теплом, не позволяя промерзать почве. В дюжине маленьких двориков день и ночь курились открытые озерца. Летом это казалось мелочью. Зимой же – означало разницу между жизнью и смертью.
Ванна Кейтлин всегда парила от горячей воды, а стены комнат излучали тепло, которое напоминало ей о Риверране и о тех солнечных днях, которые она провела с Лизой и Эдмуром, но Нед никогда не выносил жары. Старки созданы для холода, говорил он ей. А она смеялась и отвечала, что в таком случае для своего замка они выбрали очень неудачное место.
Когда они закончили, Нед откатился и поднялся с кровати – точно так же, как и тысячу раз до этого. Он пересёк комнату, откинул тяжелые гобелены и распахнул одно за другим высокие узкие окна, впустив ночной воздух в комнату.
Затем он встал, устремив взгляд во тьму, голый и безоружный, и купался в струях холодного ветра, а Кейтлин смотрела на него, натянув меха под самый подбородок. В таком виде муж казался меньше и беззащитней – совсем как тот юноша, за которого она вышла замуж в септе Риверрана, пятнадцать лет назад. Лоно всё ещё побаливало от его настойчивого вторжения, но это была приятная боль. Она чувствовала его семя внутри себя и молилась о том, чтобы оно прижилось. Прошло уже три года с тех пор, как появился Рикон. Она ведь не слишком стара и сможет родить ему ещё одного сына.
– Я откажусь, – сказал Нед, повернувшись к жене. В глазах его читалась тревога, а в хриплом голосе слышалось сомнение.
Кейтлин резко села в кровати.
– Ты не можешь отказаться! Это твой долг!
– Мой долг – быть здесь, на севере. У меня нет ни малейшего желания становиться Десницей Роберта.
– Он не поймёт. Он теперь король, а короли – совсем другие люди. Если ты откажешься ему служить, то он начнёт искать причину. А это значит, что рано или поздно он начнёт думать, что ты с ним соперничаешь. Представляешь, как это опасно для нас всех?
Нед помотал головой, отказываясь верить.
– Роберт никогда не причинит зла – ни мне, ни тем, кто со мной. Мы же были ближе, чем братья! Он любит меня. Если я откажусь, то он будет орать, ругаться страшными словами и даже угрожать, но через неделю мы посмеёмся об этом вместе. Я же прекрасно его знаю!
– Ты знаешь его как человека, – ответила она, – но не как короля!
Перед глазами Кейтлин вдруг предстало видение мёртвого лютоволка на снегу, с застрявшим в горле обломком рога. Она должна суметь его убедить!
– Для короля самолюбие – это всё, мой лорд. Роберт проделал далёкий путь, чтобы повидать тебя. Его предложения – великая честь! Ты не можешь просто взять и кинуть ему в лицо отказ.
– Честь? – горько усмехнулся Нед.
– В его глазах – да, – ответила Кейтлин.
– А в твоих?
– И в моих! – закипела она. Почему он не понимает? – Король предложил женить своего сына на нашей дочери – как это ещё можно назвать? Санса станет королевой. Её сыновья будут править всеми землями – от Стены, и до Дорнийских гор! Что не так?
– Боги! Кейтлин, Сансе только одиннадцать лет. – ответил Нед. – А Джоффри… Джоффри всего лишь…
Она его перебила:
– …наследный принц и будущий хозяин Железного Трона! Мне было двенадцать, когда отец пообещал меня твоему брату Брандону.
Лицо Неда исказила внутренняя горечь.
– Брандон… Да, Брандон знал бы, что делать. Он всегда знал. Всё должно было принадлежать ему. Ты, Винтерфелл – всё! Это он родился, чтобы стать Десницей Короля и отцом королев. Я никогда не претендовал на такую судьбу.
– Возможно, – ответила Кейтлин. – Но теперь Брандон мёртв, и теперь это твоя судьба, хочешь ты того или нет.
Нед отвернулся к окну. Он стоял и смотрел в ночную тьму, разглядывая луну и звёзды, а может, и часовых на стене.
Кейтлин смягчилась, увидев, как ему больно. Она вышла замуж за Эддарда Старка вместо Брандона, согласно установленной традиции, но тень его мёртвого брата всегда пребывала между ними, точно так же, как и тень той неизвестной женщины, которая родила ему бастарда.
Она уже хотела встать и подойти к нему, как вдруг в дверь постучали – внезапно и громко. Нед обернулся, нахмурившись.
– В чём дело?
– Милорд, здесь мейстер Лювин, – раздался из-за двери голос Десмонда. – Он просит срочно его принять.
– Ты сказал ему, что я запретил меня беспокоить?
– Да, милорд. Но он настаивает.
– Что ж. Впусти.
Нед отошёл от окна и накинул на себя тяжёлый халат. Кейтлин вдруг ощутила, насколько похолодало в комнате.
– Может быть, закроем окна? – предложила она, сидя в кровати и кутаясь в меха.
Нед рассеянно кивнул, глядя на входящего мейстера Лювина.
Мейстер был человеком невысокого роста, в облике которого преобладал серый цвет. Серыми были его живые глаза, многое повидавшие на своём веку. Серым цветом отливала седина волос, основательно поредевших за долгие годы. Наконец, серой была его шерстяная, с белой меховой оторочкой, мантия – в честь фамильных цветов Старков. В складках широких, свободно свисающих рукавов скрывались многочисленные карманы. Лювин постоянно прятал в них одни вещи и вынимал другие: книги, записки, какие-то таинственные предметы или просто детские игрушки. При том обилии всякой всячины, которую он держал в рукавах, Кейтлин удивлялась, как мейстеру Лювину вообще удаётся поднимать руки.
Мейстер подождал, пока дверь за ним не закроется, прежде чем заговорить.
– Милорд, – обратился он к Неду, – простите, что помешал вашему отдыху, но я получил послание.
– Получил? – спросил Нед раздражённо. – От кого? Разве прибыл гонец? Мне не докладывали.
– Не было гонца, милорд. Только кто-то оставил резной деревянный ящичек на столе в моей обсерватории, пока я дремал. Хотя слуги ничего не заметили, но этот «кто-то», скорее всего, был из королевской свиты. Кроме них, с юга здесь никто не появлялся.
– Ты сказал – деревянный ящичек? – спросила Кейтлин.
– Внутри лежали прекрасные новые линзы для телескопа, из Миррского стекла, судя по всему. Работу мастеров Мирра невозможно спутать ни с чем.
Нед нахмурился. Кейтлин знала, что все эти вещи он терпеть не мог.
– Линзы? – спросил он. – Какое мне до этого может быть дело?
– Я задал себе тот же вопрос, – ответил мейстер Лювин. – Очевидно, линзы могут означать больше, чем кажется на первый взгляд.
Несмотря на тяжёлые меха, прикрывавшие её, Кейтлин задрожала.
– Линза – это инструмент, который помогает нам видеть, – сказала она.
– Совершенно верно! – Мейстер прикоснулся к скрытой под одеждой орденской цепи, которая плотным кольцом обхватывала его шею. Все звенья цепи были выкованы из разных металлов.
В душе Кейтлин вновь зашевелился липкий страх.
– Значит ли это, что мы должны быть более внимательны?
– Именно то же самое спросил у себя и я. – Мейстер Лювин вытянул из рукава туго скатанный бумажный свиток. – Вот, что оказалось внутри, когда я разобрал ящичек и обнаружил в нём второе дно. Но это послание не предназначено для моих глаз.
Нед протянул руку.
– В таком случае, давай его сюда.
Лювин не сдвинулся с места.
– Прошу прощения, милорд, но оно и не для вас. На письме пометка, что оно строго для леди Старк, и ни для кого больше. Позвольте, я подойду?
Кейтлин молча кивнула. Мейстер положил свиток, скреплённый небольшой печатью из синего воска, на столик у кровати и поклонился, собираясь уйти.
– Задержись, – сухо приказал Нед и посмотрел на Кейтлин. – В чём дело? Тебя всю трясёт, моя леди.
– Мне страшно, – призналась она.
Кейтлин протянула дрожащую руку и взяла свиток. Меха упали, обнажив её тело, но она даже не обратила на это внимания. На синей печати были выдавлены луна и сокол – символы Дома Арренов.
– Это от Лизы. – Кейтлин посмотрела на мужа. – Нас вряд ли обрадует то, что мы узнаем. В этом послании – беда, я это чувствую, Нед.
Нед нахмурился, потемнев лицом.
– Вскрывай.
Кейтлин сломала печать.
Глаза её побежали по строчкам. Сначала она не могла ничего понять, но потом догадалась, в чём тут дело.
– Лиза подстраховалась. Мы придумали свой секретный язык, когда были детьми. Кроме нас с ней никто о нём не знает.
– Ты понимаешь, о чём там?
– Да, – ответила Кейтлин.
– Тогда прочитай нам.
– Возможно, мне стоит выйти? – спросил мейстер Лювин.
– Не надо, – ответила Кейтлин, – нам понадобится твой совет.
Она откинула меха, выскочила из постели и пробежала через всю комнату, ощущая обнажённой кожей замогильный холод ночного воздуха, заполнившего комнату.
Мейстер Лювин отвёл глаза.
– Ты что делаешь? – спросил Нед, шокированный поведением жены.
– Развожу огонь, – ответила Кейтлин.
Она нашла ночную рубашку, быстро накинула её и опустилась на колени у холодного камина.
– Мейстер Лювин… – начал было Нед.
– Мейстер Лювин принимал роды всех моих детей, – перебила она. – Сейчас не тот случай, чтобы изображать скромность.
Кейтлин сунула письмо в подожжённую растопку и придавила сверху дровами. Нед пересёк комнату, взял её под руки и помог подняться с пола.
– Моя леди! – сказал он, обняв жену и посмотрев на неё в упор. – Что было в том письме?
Кейтлин замерла в его объятиях.
– Предостережение, – ответила она мягко, – если у нас хватит ума прислушаться.
Нед внимательно изучал её лицо.
– Продолжай!
– Лиза говорит, что Джона Аррена убили.
Пальцы мужа сжались на руке Кейтлин.
– Кто?
– Ланнистеры, – ответила она, – точнее, королева…
Нед ослабил хватку. На коже руки остались глубокие красные отметины.
– Боги! – прошептал он хрипло. – Твоя сестра вне себя от горя. Она не понимает, что пишет.
– Понимает, – возразила Кейтлин. – Лиза эмоциональна, это да, но письмо было тщательно продумано и умело замаскировано. Она прекрасно осознавала, что если оно попадёт не в те руки, то её ожидает смерть. Чтобы настолько рисковать, у неё должно было быть нечто большее, чем простые подозрения. – Кейтлин посмотрела на мужа. – Теперь у нас совсем не осталось выбора. Ты обязан стать Десницей Роберта. Ты должен отправиться с ним на юг, чтобы узнать правду.
Ещё не успев договорить, она уже поняла, что Нед считал иначе.
– Единственная правда состоит в том, что юг – это гнездо ядовитых змей, от которого следует держаться подальше!
Лювин потеребил свою тесную цепь, натиравшую дряблую кожу шеи.
– Десница обладает огромной властью, милорд. Властью, которая позволит узнать правду о смерти лорда Аррена и представить убийц на суд короля. Властью, которая даст возможность защитить леди Аррен и её сына, если худшие опасения подтвердятся.
Нед беспомощно оглядел комнату. Сердце Кейтлин рвалось к нему, но она понимала, что в этот момент к мужу лучше не подходить. Ради будущей победы, ради безопасности их детей.
– Ты сказал, что любишь Роберта как брата, – сказала она. – Неужели ты бы оставил брата в окружении Ланнистеров?
– К Иным вас обоих, – пробормотал Нед угрюмо.
Он отвернулся и подошёл к окну. Кейтлин молчала, молчал и мейстер. Они оба ждали, затаив дыхание, пока Эддард Старк безмолвно прощался с любимым домом. Наконец, он повернулся к ним и заговорил. В уголках его глаз блестела влага, а голос был полон усталой тоски:
– Когда-то мой отец отправился на юг по требованию короля. И больше уже не вернулся.
– Теперь другие времена, – сказал мейстер Лювин, – и другой король.
– Да уж, – хмуро ответил Нед, присев в кресло у камина. – Кейтлин, ты останешься здесь, в Винтерфелле.
Его слова пронзили сердце Кейтлин ледяными иглами.
– Нет! – сказала она, ощутив внезапный страх.
За что ей такое наказание? Никогда больше не увидеть его лица, не почувствовать его рук на себе…
– Да, – твёрдо ответил Нед голосом, не терпящим возражений. – Пока я буду на побегушках у Роберта, управлять севером будешь ты. В Винтерфелле всегда должен оставаться кто-то из Старков. Роббу сейчас четырнадцать. Уже скоро он вырастет, но до тех пор ему предстоит научиться править. Меня рядом не будет, поэтому привлекай его к решению всех вопросов. Когда придёт его время, он должен быть готов.
– Боги милостивы – возможно, вас не будет не так уж много лет, – пробормотал мейстер Лювин.
– Мейстер Лювин, я доверяю тебе так, как будто мы одной крови. Помогай моей жене советами – и в главном, и в мелочах. Научи моего сына всему, что он обязан знать. Зима близко.
Мейстер Лювин кивнул с серьёзным выражением лица.
Наступила долгая пауза, и Кейтлин, наконец, нашла в себе мужество задать вопрос, который её больше всего страшил:
– А как насчёт остальных детей?
Нед подошёл к ней, обнял и посмотрел в глаза.
– Рикон ещё совсем мал, – сказал он мягко. – Он останется здесь, с тобой и Роббом. Остальные поедут со мной.
– Я этого не выдержу, – ответила Кейтлин, задрожав.
– Ты обязана выдержать, – возразил Нед. – Санса выйдет замуж за Джоффри, теперь это очевидно. Мы не можем дать им ни малейшего повода для сомнений в нашей преданности. Да и Арье давно уже пора усвоить манеры, принятые на юге, при дворе. Через несколько лет ведь и ей предстоит замужество.
Кейтлин не сомневалась, что Санса будет блистать на юге, но боги видят, как Арье не хватает изысканности. Неохотно, но она позволила своему сердцу отпустить их. А Бран? Только не Бран!
– Хорошо, – ответила она. – Но прошу тебя, Нед, если ты меня любишь, позволь Брану остаться здесь, в Винтерфелле. Ему же только семь.
– Мне было восемь, когда отец отправил меня на воспитание в Орлиное Гнездо, – сказал Нед. – Сэр Родрик говорил, что Робб и принц Джоффри друг друга терпеть не могут, а это небезопасно. Но Бран сможет преодолеть это отчуждение. Он добрый и смешливый, легко сходится с людьми. Пусть он растёт вместе с юными принцами, пусть они станут друзьями, как мы с Робертом. Наш Дом от этого только выиграет.
Кейтлин понимала, что муж прав, но была не в силах унять душевную боль. Ей предстояло расстаться сразу с четырьмя дорогими ей людьми: С Недом, с обоими девочками и с самым любимым её сыном, с милым Браном. Только Робб и маленький Рикон останутся при ней. Кейтлин ощутила острый приступ одиночества. Очень скоро Винтерфелл опустеет…
– Не разрешай ему приближаться к стенам, – наконец, сказала она твёрдо. – Ты же знаешь, как он любит по ним лазить.
Нед поцеловал её в глаза, полные слёз.
– Спасибо, моя леди, – прошептал он. – Это очень тяжело, я знаю.
– А как насчёт Джона Сноу, милорд? – внезапно спросил мейстер Лювин.
Услышав это имя, Кейтлин напряглась. Нед почувствовал, как растёт в ней гнев, и разжал объятия.
Очень многие мужчины становятся отцами бастардов, Кейтлин слышала об этом с детства. Поэтому для неё не стало неожиданностью, когда через год после свадьбы она узнала, что у Неда появился свой бастард – ребёнок от неизвестной женщины, которую он случайно встретил во время военного похода на юг. В конце концов, у него есть свои мужские потребности, а жену он не видел уже целый год, пока та находилась в безопасности в отцовском замке Риверрана. Тогда все её мысли занимал маленький Робб, ещё не оторвавшийся от груди, а мужа к тому времени она едва успела узнать. Кейтлин понимала, что между кровопролитными битвами тот имел право на любое доступное ему утешение. И предполагала, что если семя его приживётся, то он непременно позаботится о случайном ребёнке.
Но Нед сделал даже больше. Старки во всём отличались от других. Вернувшись домой, на север, муж привёз бастарда с собой, при всех называя его «сыном». Когда война, наконец, закончилась, и Кейтлин смогла переехать в Винтерфелл, Джон уже жил там вместе со своей кормилицей.
Для Кейтлин это стало ударом. Нед никогда ни слова не говорил о матери мальчика, но в замке трудно таить секреты. До слуха Кейтлин стали доходить разные истории, которые служанки пересказывали друг дружке – истории, услышанные ими от солдат её мужа. Они шептали о сэре Артуре Дейне – Мече Утренней Зари, наиболее смертоносном из семи рыцарей королевского двора Эйриса, и о том, как юный лорд Старк лишил его жизни в честном поединке. Ещё рассказывали, что вскоре после того, Нед лично отвёз меч поверженного сэра Артура его сестре, ожидавшей брата на побережье Летнего Моря, в замке, носящем название «Звездопад». А леди Ашара Дейн была красивой и стройной, с незабываемыми глазами фиалкового цвета…
Две недели Кейтлин набиралась мужества и однажды, лёжа ночью с мужем в постели, потребовала от него рассказать всю правду, рассказать прямо здесь и сейчас.
Это был единственный раз за всю их совместную жизнь, когда Нед по-настоящему напугал её.
– Никогда больше не спрашивай меня о Джоне, – произнёс он ледяным тоном. – В нём течёт моя кровь, и больше тебе ничего знать не нужно. А теперь, моя леди, отвечай, кто тебе рассказал про эту женщину?
Кейтлин дала обещание молчать, и назвала тех, от кого это узнала. С того дня все сомнительные разговоры в замке полностью прекратились, а имя Ашары Дейн больше никогда не упоминалось в стенах Винтерфелла.
Кто бы ни была мать Джона, Нед, судя по всему, когда-то любил её страстно, поскольку Кейтлин так и не удалось, как она ни старалась, убедить отправить мальчика куда-нибудь подальше. Это было единственное, что она не могла ему простить. Со временем Кейтлин всем сердцем полюбила мужа, но только не Джона. Ради Неда она легко смогла бы не обращать внимания и на дюжину бастардов, но только при условии, если бы их не было рядом. А Джон был рядом всегда. И по мере того как он рос, он всё больше походил на самого Неда, больше, чем те сыновья, которых родила ему она. И от этого становилось только хуже.
– Джон должен уехать, – твёрдо сказала она.
– Но он и Робб так дружны, – ответил Нед. – Я надеялся…
– Он не сможет здесь оставаться, – отрезала Кейтлин. – Джон твой сын, а не мой. Я его здесь не потерплю!
Она понимала, что это жестоко, но это было правдой. Если Нед оставит мальчика в Винтерфелле – спокойной жизни тому не видать.
Нед смотрел на жену глазами, полными муки.
– Ты же знаешь, я не смогу взять его на юг. При дворе ему не будет места. Мальчик, носящий имя бастарда… ты же понимаешь, что о нём будут говорить. Его же там растопчут.
Немая мольба во взгляде Неда не смогла растопить сердце Кейтлин.
– Говорят, у твоего друга Роберта целая куча бастардов.
– И никого из них никогда не видели при дворе! – закипел Нед. – Ланнистерша внимательно следит за этим. Проклятье, Кейтлин! Как ты можешь быть такой жестокой? Он всего лишь мальчик. Он…
Нед начинал впадать в ярость. Он мог бы наговорить гораздо больше, и гораздо грубее, если бы в разговор не вмешался мейстер Лювин:
– Есть одно возможное решение, – сказал он тихим голосом. – Ваш брат Бенджен обратился ко мне по поводу Джона несколько дней назад. Ему показалось, что мальчик стремится надеть чёрное.
Нед посмотрел на него, потрясённый.
– Он просил принять его в Ночной Дозор?
Кейтлин промолчала. Пусть Нед сам решает, к её словам он сейчас вряд ли прислушается. Но мысленно она расцеловала мейстера. Предложенное им решение было идеальным. Бенджен Старк являлся Братом Ночного Дозора, у которого никогда не было и не будет детей, а Джон мог бы стать ему вместо сына. В то же время, в Ночном Дозоре мальчик и сам будет обязан принять присягу. Это станет гарантией, что и у него никогда не будет сыновей, которые могли бы однажды вступить в борьбу за Винтерфелл с родными внуками самой Кейтлин.
– Служить на Стене великая честь, милорд, – ответил мейстер Лювин.
– И даже бастард в Ночном Дозоре может подняться очень высоко, – сказал Нед задумчиво, но в голосе его была слышна тревога. – Джон ещё слишком молод. Если бы он был взрослым, то это другое дело, но ему же только четырнадцать.
– Это тяжёлая жертва, – согласился мейстер Лювин. – Но впереди трудные времена, милорд. Его путь будет не тяжелее, чем ваш или вашей леди.
Кейтлин в этот момент думала о том, как будет расставаться с тремя своими детьми. Ей было очень трудно не вмешаться в разговор.
Нед отвернулся и посмотрел в окно долгим взглядом. Вытянутое его лицо стало строгим и задумчивым.
– Ну, хорошо, – наконец сказал он. – Надеюсь, всё к лучшему. Я поговорю с Беном.
– А когда мы расскажем об этом Джону? – спросил мейстер.
– Когда я решу. Сначала надо подготовиться. До нашего отъезда еще две недели. Пусть Джон порадуется жизни эти несколько дней. Лето уже скоро закончится, и его детство тоже. Когда подойдёт время, я поговорю с ним сам.


Читать главу 5. Джон... / Читать главу 7. Арья...
Tags: Игра престолов, переводы
Subscribe
promo nehoroshy august 3, 2015 02:50 45
Buy for 10 tokens
"Игра престолов" Джордж Р.Р. Мартин Перевод Максима Сороченко Пролог – …Пора возвращаться, – настаивал Гаред, – одичалые мертвы. Лес постепенно окутывали сумерки. – Ты боишься покойников? – спросил сэр Уэймар Ройс, с едва заметным намёком на улыбку. Гаред не поддался на…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments