"Игра престолов": сокрытое в листве (nehoroshy) wrote,
"Игра престолов": сокрытое в листве
nehoroshy

"Игра престолов". Глава 9. Тирион

"Игра престолов"
Джордж Р.Р. Мартин
Перевод Максима Сороченко

Глава 9. Тирион




Где-то в глубинах огромного лабиринта Винтерфелла завыл волк. Звук повис над замком, словно символ скорби.
Тирион Ланнистер оторвал взгляд от книг и поёжился, несмотря на то, что в библиотеке было уютно и тепло. В волчьем вое присутствовало нечто такое, что заставило его на мгновение мысленно перенестись в тёмный лес и ощутить себя обнажённым беглецом, спасающимся от своры голодных псов.
Когда волк завыл снова, Тирион захлопнул тяжёлый кожаный переплёт книги, лежавшей перед ним. Это был трактат о смене времён года, написанный сто лет назад давно умершим мейстером.
Карлик зевнул, прикрыв рот тыльной стороной ладони. Лампа, в которой почти не осталось масла, мерцала, намереваясь потухнуть, но в высокие окна уже пробивался рассвет. Он просидел здесь всю ночь. Впрочем, в этом не было ничего нового. Тирион Ланнистер был не из тех, кто любит спать по ночам.
Затёкшие ноги болезненно заныли, когда он поднялся со скамьи. Немного помассировав, Тирион возвратил их к жизни, и пошёл, прихрамывая, к столу, за которым, уронив лицо на раскрытую книгу, дремал септон. Карлик приподнял обложку и посмотрел название. «Жизнеописание Великого Мейстера Эйтельмура». Неудивительно – такое кого угодно повергнет в сон.
– Шайл! – негромко позвал он.
Молодой человек встрепенулся и вскинул голову, смущённо заморгав. Висящий на серебряной цепи хрусталь его ордена быстро закачался у него на груди.
– Я ушёл завтракать. Поставь книги на полки. И поосторожнее с Валирийскими свитками – пергамент сильно высох. «Машины войны» Эрмидона – очень редкая вещь. Из всех копий, которые я видел, у вас здесь – единственный полный её список.
Шайл бессмысленно глядел на него, всё еще не проснувшись.
Тирион терпеливо повторил свои слова, хлопнул септона по плечу и пошёл на выход.
Оказавшись снаружи, Тирион вдохнул полной грудью холодный утренний воздух и начал утомительный спуск по крутой каменной лестнице, опоясывающей по спирали внешнюю стену библиотечной башни. Спускаться пришлось долго, поскольку резные каменные ступени были высокими и узкими, а ноги карлика – короткими и кривыми. Восходящее солнце ещё не успело отогреть своими лучами стены Винтерфелла, но двор уже был полон мужчин.
До его ушей донёсся скрипучий голос Сандора Клигана:
– Пацан слишком долго умирает. Хотелось бы, чтобы уже поскорее.
Тирион посмотрел вниз. Пёс стоял возле юного Джоффри, окружённого толпой оруженосцев.
– По крайней мере, он умирает тихо, – ответил принц. – А вот его волк издаёт много шума. Я еле уснул прошлой ночью.
Клиган отбрасывал длинную тень на плотно утрамбованную землю, пока личный оруженосец надевал на него чёрный шлем.
– Могу заткнуть тварь, если прикажете, – предложил он, глядя через открытое забрало.
Мальчик-оруженосец вложил в его руку длинный меч. Клиган размахнулся и прорезал клинком холодный утренний воздух, пробуя вес. Со двора уже доносился лязг ударов стали о сталь.
Предложение рыцаря привело принца в восторг.
– Отправить пса, чтобы умертвить пса! – воскликнул он. – Винтерфелл просто кишит волками. Потери одного Старки даже не заметят.
Тирион достиг, наконец, последней ступени и спрыгнул на землю.
– Позволю себе не согласиться, племянник, – возразил он. – Старки хорошо умеют считать до шести. В отличие от некоторых знакомых мне принцев.
Джоффри изволил покраснеть.
– Голос из ниоткуда, – сказал Сандор. Он нарочито вглядывался в окружающее пространство, поворачивая туда-сюда покрытой шлемом головой. – Эфирные духи!
Принц рассмеялся. Его всегда забавляли шутки телохранителя. Тириону было не привыкать.
– Я внизу, – сказал он.
Здоровяк опустил взгляд вниз, делая вид, что только что его увидел.
– А, маленький лорд Тирион, – ответил он. – Мои извинения. Я не заметил, что вы здесь.
– Сегодня я не в том настроении, чтобы терпеть твою наглость.
Тирион повернулся к племяннику.
– Джоффри, тебе уже давно пора зайти к лорду Эддарду и его леди, и выразить им своё сочувствие.
Джоффри посмотрел на него с таким недовольным видом, который может себе позволить только юный принц.
– К чему им моё сочувствие?
– Ни к чему, – согласился Тирион. – Но его от тебя ждут. На твоё безразличие уже обратили внимание.
– Мальчик Старков для меня никто, – ответил Джоффри. – И я не выношу женских слёз.
Тирион Ланнистер привстал на цыпочки и залепил племяннику оплеуху через всё лицо. На щеке мальчика остался красный след.
– Одно слово, – сказал Тирион, – и получишь ещё раз.
– Я всё расскажу матери, – воскликнул Джоффри.
Тирион ударил снова. Теперь заалела и вторая щека.
– Конечно, ты всё расскажешь матери, – согласился Тирион. – Но сначала ты пойдёшь к лорду и леди Старк, упадёшь перед ними на колени, скажешь о том, как сильно тебе их жаль, и о том, что ты полностью в их распоряжении, и что это будет самая малая часть того, что ты можешь сделать для них в этот ужасный час, а также о том, что все твои молитвы сейчас только о них. Ты меня понял? Ты понял меня?
Казалось, мальчик был готов заплакать. Вместо этого он едва заметно кивнул. Потом развернулся, опустил голову и побежал со двора, держась руками за щёки, в то время, как Тирион смотрел ему вслед.
Внезапно на лицо карлика легла тень. Он повернулся и увидел Клигана, возвышающегося, словно утёс. Доспехи цвета чёрной сажи заслоняли солнце. Забрало шлема было опущено. Оно представляло собой ужасную рычащую собачью морду, заставлявшую трепетать всех, кто её видел. Но, как всегда считал Тирион, маска была не столь страшна, как собственное обожжённое лицо Сандора.
– Принц этого не забудет, маленький лорд, – предупредил Пёс, рассмеявшись. Стальная маска забрала превращала смех в глухой рокот.
– Искренне на то надеюсь, – ответил Тирион Ланнистер. – А если он вдруг начнёт забывать – побудь хорошей собакой и напомни ему. – Карлик оглядел двор. – Не знаешь, где я могу найти брата?
– Он завтракает вместе с королевой.
Тирион неопределённо хмыкнул, отвесил Сандору Клигану небрежный поклон и как можно скорее пошёл со двора, споро перебирая короткими ногами. Насвистывая на ходу, он размышлял о том, что первому рыцарю, который сегодня попадётся под руку Псу, можно будет только посочувствовать. Клиган отличался по-настоящему скверным характером.
В это утро в трапезной Гостевого Дома царила холодная безрадостная атмосфера. Джейме, Серсея и дети сидели за столом и беседовали тихим полушёпотом.
– Роберт ещё не вставал? – спросил Тирион, усаживаясь за стол без приглашения.
Сестра взглянула на него с выражением плохо скрываемой неприязни, которую она испытывала к нему с самого дня его рождения.
– Король даже не ложился, – ответила она. – Он с лордом Эддардом. Скорбь Старков глубоко затронула его сердце.
– У него такое большое сердце – у нашего Роберта, – заметил Джейме с ленивой усмешкой. Он мало к чему относился серьёзно. Тирион это знал, и не осуждал. За все долгие ужасные годы его детства только Джейме испытывал к нему хоть какие-то тёплые чувства или проявлял уважение. Уже только за это Тирион готов был простить ему что угодно.
– Хлеба, – приказал Тирион подошедшему слуге. – И две те маленькие рыбки, а также кружку свежего тёмного пива, чтобы всё это залить. Да, и бекона. Зажарь его как следует.
Слуга поклонился и отошёл. Тирион развернулся к брату с сестрой. Близнецы, хоть и разнополые. Очень похожие друг на друга, особенно сегодня. Оба оделись в густо-зелёное – под цвет изумрудных глаз… По-модному ниспадающие золотистые локоны… Похожие золотые украшения, сверкающие на кистях, пальцах и шеях.
Тирион задумался, каково это – быть чьим-то близнецом, и решил, что этого ему точно лучше не знать. Достаточно того, что каждое утро он вынужден любоваться своим собственным отражением в зеркале. Постоянно наблюдать ещё одно такое чудовище было бы уже слишком.
– Вы что-нибудь узнали нового про Брана, дядя? – подал голос юный принц Томмен.
– Я приходил ночью к его комнате, – сообщил Тирион. – Пока без изменений. Мейстер полагает, что это добрый знак.
– Не хочу, чтобы Брандон умер, – робко сказал Томмен.
Хороший мальчик. Совсем не такой, как его брат. Но, в конце концов, и про Джейме с Тирионом нельзя сказать, что они как две капли воды…
– У лорда Эддарда когда-то был брат по имени Брандон, – задумчиво проговорил Джейме. – Он был одним из тех заложников, которых умертвил Таргариен… Какое-то несчастливое имя.
– Ну, всё же, не настолько несчастливое, как можно подумать, – возразил Тирион.
Слуга принёс тарелку. Карлик оторвал кусок чёрного хлеба.
– Что ты имеешь в виду? – осторожно спросила Серсея.
Тирион одарил её кривой ухмылкой.
– Только то, что желание Томмена может исполниться, – ответил он, отхлебнув пива, – мейстер полагает, что мальчик может выжить.
Мирцелла радостно выдохнула, Томмен нервно улыбнулся. Но Тирион смотрел вовсе не на них. Мимолётные взгляды, которыми обменялись между собой Джейме и Серсея, не укрылись от его внимания. Затем сестра задумчиво уставилась на стол.
– Как это безжалостно. Должно быть, северные боги очень жестоки, раз до сих пор заставляют мальчика испытывать такую боль.
– Что точно сказал мейстер? – спросил Джейме.
Тирион откусил от хрустящего бекона. С минуту он тщательно жевал, затем ответил:
– Он полагает, что если мальчику было суждено умереть, то это бы уже произошло. За четыре дня – никаких изменений.
– Брану же станет лучше, дядя? – спросила маленькая Мирцелла. Ей досталась мамина красота, но не её характер.
– У него сломана спина, малышка, – ответил ей Тирион. – А также раздроблены ноги. Жизнь ему поддерживают мёдом и водой, иначе он давно бы умер. Если он очнётся, то, скорее всего, опять научится есть обычную пищу, но никогда больше не сможет ходить.
– Если очнётся, – эхом откликнулась Серсея. – Это вообще возможно?
– Только боги знают, – ответил Тирион. – Мейстеру остаётся только надеяться, – он прожевал хлеб. – Уверен, что на этом свете его держит волк. Зверь воет под окном день и ночь. Каждый раз, после того, как его пытаются увести, он возвращается. Мейстер рассказывал, что как-то раз решили закрыть окно, чтобы вой не беспокоил, но после этого Бран сразу начал слабеть. Потом окно открыли снова, и сердце мальчика застучало уверенней.
Королева вздрогнула.
– Есть в этих животных что-то противоестественное, – сказала она. – Они опасны. Я не хочу, чтобы они шли с нами на юг.
– Избавиться от них будет непросто, сестра, – заметил Джейме. – Волчата ходят с девочками повсюду.
Тирион принялся за рыбу.
– Так и когда вы уезжаете?
– Не так скоро, как хотелось бы, – ответила Серсея.
Вдруг она нахмурилась.
– «Вы»? – удивлённо воскликнула она. – А как насчёт тебя? Боги, только не говори мне, что ты решил остаться здесь!
Тирион пожал плечами.
– Бенджен Старк возвращается назад, в Ночной Дозор, вместе с бастардом своего брата. Я собираюсь поехать с ними и увидеть, наконец, ту самую Стену, про которую нам столько рассказывали.
Джейме улыбнулся.
– Надеюсь, ты не планируешь одеться в чёрное, дорогой брат?
Тирион рассмеялся.
– Что? Я и, вдруг, обет безбрачия? Чтобы разорились все шлюхи от Дорна до Утёса Кастерли? Ну уж нет. Я всего лишь хочу постоять наверху Стены и пустить оттуда струю за край мира.
Серсея резко поднялась.
– Детям не обязательно выслушивать всю эту грязь! Томмен, Мирцелла, идём!
И она быстро, широкими шагами пошла из трапезной, увлекая за собой шлейф длинного платья и отпрысков.
Джейме Ланнистер задумчиво изучал брата, не спуская с него холодных зелёных глаз.
– Старк ни за что не покинет Винтерфелл, пока его сын находится на грани между жизнью и смертью.
– Покинет, если Роберт прикажет, – ответил Тирион. – А Роберт прикажет. В любом случае, лорд Эддард ничем не сможет помочь мальчику.
– Он мог бы прервать его мучения, – заметил Джейме. – Я бы так и сделал, если б это был мой сын. В этом и заключается милосердие.
– Не советовал бы говорить об этом лорду Эддарду, дорогой брат, – ответил Тирион. – Ему может сильно не понравиться.
– Даже если мальчик выживет, он навсегда останется калекой. Даже хуже, чем калекой. Каким-то уродом. По мне, так лучше просто и быстро умереть.
Тирион неопределенно пожал плечами.
– В том, что касается уродов, – многозначительно заметил он, – не могу с тобою согласиться. Смерть – это всегда ужасный конец, в то время как жизнь полна удивительных возможностей.
Джейме улыбнулся.
– Ты в курсе, что ты мелкий бес и извращенец?
– Конечно, – спокойно согласился Тирион. – Надеюсь, что мальчик очнётся. Было бы очень интересно послушать, что он расскажет.
Улыбка брата застыла, как скисшее молоко.
– Тирион, дорогой брат мой, – произнёс он мрачно. – Иногда я начинаю сомневаться, на нашей ли ты стороне.
Рот Тириона был набит хлебом и рыбой. Он сделал большой глоток пива, дожевал, затем, по-волчьи оскалив зубы, посмотрел на Джейме.
– Отчего ж так, дорогой мой брат Джейме? – сказал он. – Твои слова ранят меня в самое сердце. Ты же знаешь, как сильно я люблю свою семью.

Читать главу 8. Бран... / Читать главу 10. Джон...
Tags: Игра престолов, переводы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments