"Игра престолов": сокрытое в листве (nehoroshy) wrote,
"Игра престолов": сокрытое в листве
nehoroshy

"Игра престолов". Глава 14. Кейтлин

"Игра престолов"
Джордж Р.Р. Мартин
Перевод Максима Сороченко

Глава 14. Кейтлин




Однажды вечером мейстер Лювин зашёл к ней, принеся с собой лампу и счётные книги. С тех пор, как уехали Нед с девочками, минуло уже восемь дней. Всё это время Кейтлин не покидала комнату Брана.
– Нам давно пора оценить расходы, миледи, – сказал он. – Полагаю, вы захотите знать, во сколько нам обошёлся визит короля.
Кейтлин посмотрела на прикованного к постели Брана и убрала прядь волос с его лба. Какие длинные... Надо бы его постричь…
– Мне нет нужды смотреть на цифры, мейстер Лювин, – ответила она, не отрывая взгляда от Брана. – Я и так знаю, что визит короля обошёлся нам дорого. Унеси свои книги.
– Королевская свита продемонстрировала отменный аппетит, миледи. Мы должны пополнить наши запасы до того как…
– Я сказала, унеси книги! – оборвала она его резко. – О запасах позаботится стюард.
– Но у нас нет стюарда, – напомнил мейстер Лювин.
…Как же он похож на маленькую серую крысу. Почему он не уходит?..
– Пул уехал на юг для обустройства проживания лорда Эддарда в Королевской Гавани, – продолжил мейстер.
Кейтлин рассеянно кивнула.
– Да, я помню.
…Бран такой бледный. Наверное, надо передвинуть его кровать поближе к окну, под лучи утреннего солнца…
Мейстер Лювин поставил ламу в нишу у двери и подкрутил фитиль.
– Есть несколько вопросов, требующих вашего немедленного внимания, миледи. Кроме стюарда, необходимо назначить капитана стражи на место Джори, нового конюшего, а также…
– Конюшего?! – голос Кейтлин ожёг мейстера, словно плеть. Она оторвала взгляд от Брана и посмотрела на него.
Мейстер задрожал.
– Да, миледи. Халлен уехал вместе с лордом Эддардом, так что…
– Мой покалеченный сын лежит здесь и умирает, Лювин, и ты хочешь поговорить со мной о новом конюшем? Думаешь, меня интересует, что там происходит в конюшнях? Думаешь, мне есть какое-то дело до конюшен? Да я бы с радостью прирезала всех лошадей Винтерфелла собственными руками, если бы это хоть как-то помогло открыть глаза Брану! Ты это понимаешь? Понимаешь?
Мейстер склонил голову.
– Да, миледи, но назначения…
– Я сделаю все назначения, – раздался вдруг голос Робба.
Она не видела, как он вошел, но он был уже тут, у двери, и смотрел на неё. Наверное, она кричала, осознала Кейтлин, и ощутила стыд. Что с ней происходит? Она так устала за это время... В голове пульсировала нескончаемая боль…
Мейстер Лювин отвернулся от Кейтлин и посмотрел на её сына.
– Я подготовил список тех, кого можно поставить на незанятые должности, – сказал он, вынимая из рукава и протягивая Роббу бумагу.
Взгляд сына заскользил по именам. Кейтлин поняла, что он только что зашёл с улицы – щёки были всё ещё красны с мороза, а волосы спутаны от ветра.
– Достойные люди, – согласился Робб, возвращая список. – Поговорим об этом завтра.
– Очень хорошо, милорд.
Бумага вновь скрылась в рукаве.
– А теперь оставь нас, – сказал Робб.
Мейстер Лювин поклонился и вышел. Робб закрыл за ним дверь и повернулся к матери. Она отметила, что он стал носить меч.
– Мать, что ты делаешь?
Кейтлин всегда считала, что Робб похож на неё – точно также, как Бран, Рикон и Санса – с их каштаново-рыжими волосами и голубыми глазами Талли. Но сейчас она впервые увидела в лице сына нечто от Эддарда Старка: суровую строгость, свойственную северу.
– Что я делаю? – озадаченно ответила она эхом. – Как ты можешь такое говорить? Что я, по-твоему, делаю? Присматриваю за твоим братом… За Браном…
– Ты так это называешь? Ты ни разу не выходила из его комнаты. Ты даже не вышла к воротам проводить отца с девочками.
– Я попрощалась с ними здесь, и смотрела потом в окно на их отъезд.
…Она умоляла Неда не уезжать – только не сейчас, после того, что случилось… Теперь же всё стало по-другому, как он этого не видит?.. Но всё было бесполезно. У него нет выбора, ответил он ей… И уехал…
– Я не могу отойти от него. Даже на секунду… Не теперь, когда любая секунда может стать последней… Я должна быть с ним, когда… когда…
Она взяла в руки мягкую ладошку сына, пропустив его пальцы между своих. Такие тоненькие и хрупкие… В его руке совсем не осталось сил… Но под кожей всё ещё теплилась жизнь…
Голос Робба потеплел.
– Он не умрёт, мама. Мейстер Лювин сказал, что самый опасный кризис уже миновал.
– А что если мейстер Лювин ошибся? Что если я буду нужна Брану, и меня здесь не окажется?
– Ты нужна Рикону, – ответил Робб жёстко. – Ему же только три года и он не понимает, что происходит. Ему кажется, что все его бросили. Он ходит за мной весь день, хватается за штаны и плачет. Я уже не знаю, что с ним делать, – он замолчал на секунду, пожевав, как в детстве, нижнюю губу. – Мама, ты нужна и мне. Я стараюсь, но не могу… Не могу справиться сам…
Голос его дрогнул от волнения, и Кейтлин вспомнила, что ему всего лишь четырнадцать лет. Ей захотелось встать и подойти к нему, но рука Брана всё ещё сжимала её руку, и она не сдвинулась с места.
Вдруг снаружи башни завыл волк. Кейтлин задрожала, всего лишь на мгновение.
– Волк Брана, – сказал Робб, открывая окно.
Ночной воздух развеял духоту комнаты. Одинокий, полный безысходности и тоски, волчий вой сделался громче.
– Не надо, – сказала она. – Брану нужно оставаться в тепле.
– Он должен слышать их песню, – возразил Робб.
Где-то в недрах Винтфелла завыл второй волк, присоединившись к первому. Затем третий, уже ближе.
– Мохнатик и Серый Ветер, – опознал их Робб по одновременно усиливающимся и затихающим голосам. – Ты их отличишь одного от другого, если подойдешь поближе.
Кейтлин охватила дрожь. Слушать тоскливый мертвенный волчий вой было невыносимо. Ночь за ночью её окружал пустой серый замок, вой и холодный ветер, снова и снова, без изменений, а её покалеченный мальчик всё так же лежал неподвижно, любимый её малыш, добрый ласковый Бран, который так любил смеяться, лазить по стенам и мечтать о том, как станет рыцарем. И ничего теперь нельзя вернуть, ничего… И никогда ей больше не услышать его смеха…
Зарыдав, она вырвала руку из его ладони, и закрыла уши, чтобы не слышать этого ужасного воя.
– Заставь их прекратить! – закричала она. – Я больше не могу, пусть они прекратят, пусть они прекратят. Убей их, если нужно, но пусть они прекратят!
Она не помнила, как упала. Очнулась уже, когда Робб поднимал её с пола, подхватив своими сильными руками.
– Не бойся, мама. Они не причинят ему вреда.
Он уложил её на узкую кровать, стоявшую в углу.
– Закрывай глаза, – произнёс Робб мягко. – Отдохни. Мейстер Лювин говорил, что ты почти не спала всё это время.
– Я не могу, – заплакала она. – Простите меня Боги, но я не могу, Робб. Вдруг он умрёт, когда я буду спать… Вдруг он умрёт…
Волки всё ещё выли.
– О, Боги, закрой окно! – закричала она, снова закрывая уши.
– Если ты пообещаешь, что поспишь.
Робб подошел к окну, но не успел прикрыть ставни, как услышал новые звуки, не похожие на скорбный вой лютоволков.
– Собаки, – сказал он, прислушиваясь. – Все собаки лают. Такого раньше не было.
Кейтлин услышала судорожный выдох. Она взглянула на Робба и увидела в отблесках лампы, как побледнело его лицо.
– Пожар, – прошептал он.
«Пожар», – подумала она отстранённо, и вдруг её обожгло: «Бран!»
– Помоги, – озабоченно сказала она, резко усаживаясь в кровати. – Помоги мне с Браном.
Казалось, Робб её не слышит.
– Библиотечная башня горит, – сказал он.
Теперь Кейтлин заметила мерцание красноватых всполохов в открытом окне. И облегчённо осела. Бран в безопасности. Библиотека на противоположной стороне двора замка. Значит, огонь до них не доберётся.
– Слава богам, – прошептала она.
Робб посмотрел на неё, как на безумную.
– Мама, побудь здесь. Я вернусь, как только потушим пожар, – сказал он и убежал.
Она услышала его голос, отдающий распоряжения стражникам, затем все они понеслись вниз по лестнице, перепрыгивая через две-три ступеньки.
Со двора доносились крики «пожар!», пронзительные вопли, топот бегущих ног, испуганное лошадиное ржание и неистовый лай обезумевших собак.
«А воя-то больше нет», – вдруг подумала она, вслушиваясь во всю эту какофонию.
Действительно, лютоволки, наконец, затихли.
Подойдя к окну, Кейтлин тихо произнесла благодарственную молитву семи ликам бога. По ту сторону двора из окон библиотеки вырывались длинные языки пламени. Она посмотрела на дым, поднимающийся к небу, и с грустью подумала о книгах Старков, которые собирались здесь столетиями. Затем закрыла ставни и отвернулась от окна.
В комнате стоял мужчина.
– Тебя не должно было здесь быть, – пробормотал он недовольным голосом. – Здесь никого не должно было быть.
Мужчина невысокого роста был грязен. От нечистой одежды коричневого цвета явственно несло конюшней. Кейтлин знала всех, кто работал на конюшнях, но этот человек был ей незнаком. Он был худ, с волосами жидкими и светлыми. Глубоко запавшие тусклые глаза сильно выделялись на осунувшемся лице. В руке мужчина держал кинжал.
Кейтлин посмотрела на кинжал, затем на Брана.
– Нет, – сказала она.
Слово застряло в гортани, и Кейтлин услышала только собственный тихий шёпот.
Должно быть, услышал его и мужчина.
– Это милосердие, – сказал он. – Мальчик и так уже мёртв.
– Нет, – повторила Кейтлин уже громче. Кажется, к ней вернулся голос. – Нет, ты не можешь!
Она рванулась к окну, чтобы позвать на помощь, но мужчина оказался неожиданно быстрее. Одной рукой он зажал ей рот и дёрнул голову назад, другую – в которой был кинжал – попытался приставить к горлу.
Едва не задохнувшись от его вони, Кейтлин успела выставить перед собой руки и перехватить лезвие. Она ухватилась за него обеими руками и со всей силы надавила, отводя от себя. Мужчина разразился проклятиями. Пальцы Кейтлин стали скользкими от крови, но кинжал она не отпускала. Рука, закрывающая рот, сжалась крепче, не давая дышать. Она повернула голову вбок и ухитрилась вцепиться зубами в живую плоть. Мужчина захрипел от боли. Кейтлин, что есть сил сжала зубы, прокусывая кожу, и мужчина вдруг ослабил хватку. Рот заполонил вкус крови. Она судорожно втянула в себя воздух и закричала. Мужчина схватил её за волосы и оттолкнул, заставив Кейтлин споткнуться и упасть, после чего встал над ней, тяжело дыша и пошатываясь. Залитый кровью кинжал всё ещё был крепко зажат в его руке.
– Тебя не должно было здесь быть, – тупо повторил он.
Краем глаза Кейтлин заметила тень, с тихим шумом скользнувшую через открытую дверь. Мужчина стоял к двери спиной, но, должно быть услышал этот звук, который был даже не рыком, а едва слышным урчанием, и стал оборачиваться навстречу волчьему прыжку. Упали они на пол вместе, чуть ли не прямо на Кейтлин. Волчьи челюсти сомкнулись на горле. Мужчина истошно завопил. Чудовище дёрнуло головой, и последний пронзительный вопль резко захлебнулся. Из порванной глотки взметнулась тёмная струя, и лицо Кейтлин оросило тёплым кровавым дождём.
Волк посмотрел не неё. С морды на пол капала алая влага, а глаза в сумраке отливали золотом.
Это волк Брана, поняла она. Конечно же, это он…
– Спасибо, – прошептала Кейтлин тонким слабым голосом.
Она подняла дрожащую руку. Волк подошёл поближе, понюхал пальцы и лизнул кровь влажным шершавым языком. Слизав в руки всю кровь, он молча повернулся, запрыгнул в постель к Брану и улёгся рядом. Кейтлин истерически засмеялась.
Спустя некоторое время в комнату ворвались Робб, мейстер Лювин и сэр Родрик с половиной стражников Винтерфелла, а Кейтлин всё ещё продолжала бить истерика. Наконец, смех замер в её гортани. Женщину закутали в тёплые одеяла и отвели в Главную Цитадель, в её собственные покои. Старая Нэн её раздела, помогла забраться в обжигающе горячую ванну, и смыла кровь мягкой тряпкой.
Сразу после этого зашёл мейстер Лювин и перевязал раны. Порезы на пальцах оказались глубокими, почти до кости, а кожа на голове – с той стороны, где неизвестный дёрнул её за волосы, – была слегка надорвана и сочилась кровью. Мейстер предупредил, что боль сейчас начнёт усиливаться, и напоил маковым молочком, чтобы помочь ей уснуть.
Наконец, веки стали смыкаться…

Когда Кейтлин снова открыла глаза, ей сказали, что она проспала четыре дня. Кейтлин кивнула и села в кровати. Теперь всё пережитое с момента падения Брана воспринималось как ночной кошмар, как страшный сон, полный горя и кровавого ужаса, но боль в руках напомнила ей, что это было правдой. Она ощущала слабость и лёгкое головокружение, но при этом, как ни странно, к ней вернулась былая решимость – как будто, груз, давивший всё это время на плечи, наконец, спал.
– Принесите хлеба с мёдом, – велела она слугам, – и передайте мейстеру Лювину, что пора менять повязки.
Слуги переглянулись с удивлением и бросились исполнять приказ.
Кейтлин вспомнила, во что она превратилась в последнее время, и ей стало стыдно. Она подвела всех – детей, мужа, свой Дом. Такого больше не повторится. Она ещё покажет этим северянам, насколько сильной может быть Талли из Риверрана.
Не успели ещё принести еду, как зашёл Робб. С ним явились: Родрик Кассель, воспитанник мужа Теон Грейджой, а также Хеллис Моллен – могучий стражник с квадратной каштановой бородой. Робб пояснил, что это новый капитан стражи. Сам сын, как она заметила, был одет в вываренную кожу и кольчугу. На поясе висел меч.
– Кто это был? – спросила она.
– Никто не знает, – ответил Хеллис Моллен. – Он точно не из Винтерфелла, миледи, но некоторые утверждают, что за последние недели несколько раз видели его в замке и окрестностях.
– Кто-то из людей короля, – предположила она, – или из Ланнистеров. Остальные уехали, а он остался выжидать.
– Не исключено, – согласился Хел. – Учитывая ту массу незнакомцев, которая перебывала в Винтерфелле за последнее время, этот человек мог оказаться кем угодно.
– Он прятался в конюшнях, – вмешался Грейджой, – судя по запаху.
– Как так получилось, что никто не обратил на него внимания? – вдруг строго спросила Кейтлин.
Хеллис пришёл в замешательство.
– Конюшни полупусты: часть лошадей забрал с собой Эддард Старк на юг, а часть мы отправили на север в Ночной Дозор. А в незанятых стойлах спрятаться от конюхов совсем нетрудно. Возможно, его видел Ходор. Говорили, что он ведёт себя как-то странно, но, учитывая его слабоумие…
Хел покачал головой.
– Мы нашли там лежбище, – перебил Робб. – А рядом, под соломой – кожаный мешок с девяноста серебряными «оленями».
– Приятно узнать, что жизнь моего сына оценили так дорого, – горько заметила Кейтлин.
Хеллис Моллен удивлённо посмотрел на неё.
– Прошу прощения, миледи, но вы хотите сказать, что он собирался убить вашего мальчика?
– Безумие какое-то, – проворчал Грейджой.
– Тем не менее, он приходил к Брану, – отрезала Кейтлин. – Этот человек всё время бормотал, что не ожидал меня там увидеть. И библиотеку поджёг он, думая, что я выбегу и прихвачу с собой охрану. Если б я не сходила с ума от горя, у него могло бы и получиться.
– Но зачем кому-то убивать Брана? – спросил Робб. – Боги, он же всего лишь лежащий без сознания беспомощный мальчик.
Кейтлин посмотрела на своего первенца испытующим взглядом.
– Раз уж тебе суждено править севером, Робб, постарайся вникать во всё до конца. Ответь сам на свой вопрос. Зачем кому-то убивать лежащего без сознания ребёнка?
Не успел Робб ответить, как с кухни вернулись слуги и принесли огромную тарелку со свежеприготовленной едой. Принесли даже больше, чем она просила: там были и горячий хлеб, и масло, и мёд, и ежевичное варенье, и мятный чай. Помимо этого на тарелке лежал ломтик бекона, сваренное всмятку яйцо и клинышек сыра.
Вслед за слугами вошёл мейстер Лювин.
– Что с моим сыном, мейстер? – Кейтлин взглянула на еду и поняла, что не хочет есть.
Мейстер Лювин опустил глаза.
– Без изменений, миледи.
Именно это она и ожидала услышать – не более, но и не менее. В руках пульсировала боль – как будто пальцы всё ещё резал клинок… Кейтлин отослала слуг и посмотрела на Робба.
– Ты уже нашёл правильный ответ?
– Кто-то боится, что Бран очнётся, – ответил Робб, – боится того, что он может рассказать или сделать; боится чего-то, о чём знает только Бран.
Кейтлин ощутила гордость за сына.
– Очень хорошо, – сказала она и развернулась к новому капитану стражи. – Надо усилить охрану Брана. Если был один убийца, то могут появиться и другие.
– Сколько стражников прикажете приставить к нему, миледи? – спросил Хел.
– На всё то время, пока лорд Эддард в отъезде, главный в Винтерфелле – мой сын, - ответила она.
Казалось, Робб стал немного выше.
– Один человек день и ночь дежурит в его комнате, ещё один за дверью и двое внизу лестницы. Никто не должен видеть Брана без моего разрешения или без разрешения моей матери.
– Как скажете, милорд.
– Выполняй сейчас же, – добавила Кейтлин.
– Волк пусть остаётся с ним, – предложил Робб.
– Да, – согласилась Кейтлин. И повторила: – Да…
Хеллис Моллен поклонился и вышел.
– Леди Старк, – сказал сэр Родрик, как только капитан стражи покинул комнату. – Вы успели разглядеть кинжал убийцы?
– Обстоятельства не позволили мне изучить его как следует, но за остроту клинка я поручиться могу, – сухо улыбнувшись, ответила Кейтлин. – Почему ты спрашиваешь?
– Когда мы вошли, мёртвый подонок всё еще сжимал его в руке. Мне показалось, что такое оружие чрезмерно изящно для человека подобного сорта, поэтому я рассмотрел его поподробнее. Клинок выкован из валирийской стали, рукоять сделана из драконьей кости. Такого рода оружие не может попасть к кому угодно случайно. Значит, кто-то его ему дал.
Кейтлин задумчиво кивнула.
– Робб, закрой дверь.
Сын взглянул на неё удивлённо, но сделал, что она велела.
– То, что я сейчас расскажу, не должно покинуть пределы этой комнаты, – сказала она присутствующим. – Я хочу, чтобы вы поклялись. И если хоть часть того, что я знаю – правда, то Нед и мои девочки сейчас едут прямо навстречу смертельной опасности. Малейшее слово, попавшее не в те уши, может стоить им жизни.
– Лорд Эддард для меня как второй отец, – ответил Теон Грейджой. – Клянусь.
– Можете на меня положиться, – произнёс мейстер Лювин.
– И на меня, – эхом добавил сэр Родрик.
Кейтлин посмотрела на сына.
– А ты, Робб?
Сын утвердительно кивнул.
– Моя сестра Лиза считает, что её мужа – лорда Аррена и Десницу Короля – убили Ланнистеры, - рассказала Кейтлин. – Как мне помнится, Джейме Ланнистер в день падения Брана не ездил на охоту вместе со всеми. Он остался здесь, в замке. – Комнату охватила напряжённая тишина. – Я не думаю, что Бран упал с башни, - сказала она через паузу. - Его столкнули.
– Миледи, но ведь это же чудовищно, – наконец, произнёс Родрик Кассель. – Даже такой человек, как цареубийца, не стал бы лишать жизни невинного ребёнка – это слишком отвратительно.
– Да неужели? – вставил Теон Грейждой. – Что-то я сомневаюсь.
– Гордость и амбиции Ланнистеров – безграничны, - согласилась Кейтлин.
– Мальчик был вполне уверен в себе, – заметил мейстер Лювин, задумавшись. – Он знал каждый камень в Винтерфелле.
– Боги! – воскликнул юный Робб, потемнев лицом от гнева. – Если это правда, то они за всё ответят! – Он вынул меч и потряс им в воздухе. – Я убью их собственными руками!
Сэр Родрик рассердился.
– Убери сейчас же! Ланнистеры в сотнях лиг отсюда. Никогда не вынимай меч, если не сможешь его применить сразу. Сколько раз тебе это повторять, глупый мальчишка!
Робб вложил меч в ножны. Смущённый, он снова стал походить на ребёнка. Кейтлин обратилась к пожилому сэру Родрику:
– Как вижу, мой сын уже носит сталь.
– Полагаю, что время пришло, – ответил мастер-по-оружию.
Робб посмотрел на мать с тревогой.
– Да, давно пора, – согласилась она. – Возможно, что очень скоро Винтерфеллу понадобится каждый имеющийся меч. И желательно, чтобы они были не из дерева.
– Миледи, – обратился к ней Теон Грейджой, положив руку на рукоять меча. – Если уж на то пошло, мой Дом перед вашими – в огромном долгу.
Мейстер Лювин потеребил свою цепь там, где она впивалась в шею.
– Боюсь, всё, что мы имеем – это не более чем гипотеза – сказал он. – Мы собираемся обвинить любимого брата королевы – такого она нам никогда не простит. Поэтому или мы найдём твёрдые доказательства, или нам придётся хранить молчание вечно.
– Доказательство есть – этот кинжал, – ответил сэр Родрик. – Такой выдающийся клинок не может не быть известным.
…Существует только одно место, где можно узнать правду, поняла Кейтлин…
– Кто-то должен поехать в Королевскую Гавань, – сказала она.
– Я поеду, – ответил Робб.
– Нет, – возразила Кейтлин. – Твоё место здесь. В Винтерфелле всегда должен оставаться кто-то из Старков.
Кейтлин посмотрела на белые бакенбарды сэра Родрика, на серую мантию мейстера Лювина, на юного худощавого Грейджоя – скрытного, но импульсивного. Кого же послать? Кому можно довериться? Наконец, она приняла решение.
Кейтлин с усилием отбросила одеяла туго перевязанными – жёсткими, как камень, – пальцами и поднялась с кровати.
– Я поеду сама, – сказала она.
– Но, миледи, – воскликнул мейстер Лювин, – разумно ли это? Ваш приезд заставит насторожиться Ланнистеров – вне всякого сомнения.
– А как же Бран? – спросил Робб. Бедный мальчик, теперь он совсем сбит с толку. – Ты же не можешь его бросить.
– Для него я уже сделала всё, что могла, – ответила она, кладя израненные пальцы на руку сына. – Теперь жизнь Брана в руках богов и мейстера Лювина. Как ты правильно напомнил, Робб – у меня есть и другие дети, которые требуют не меньшей моей заботы.
– Вам понадобится сильный эскорт, миледи, – сказал Теон.
– Я отправлю Хела и нескольких стражников, – предложил Робб.
– Не надо, – возразила Кейтлин. – Большая группа только привлечёт ненужное внимание. Я не хочу, чтобы Ланнистеры знали о моей поездке.
– Миледи, позвольте хотя бы мне сопровождать вас, – запротестовал сэр Родрик. – Путешествие по королевскому тракту очень опасно для одинокой женщины.
– Я не поеду по королевскому тракту, – ответила Кейтлин, затем подумала секунду, и кивнула в знак согласия. – Два всадника передвигаются так же быстро, как один, и уж точно гораздо быстрее, чем длинная колонна, обременённая фургонами и двухэтажными экипажами. Я буду рада вашей компании, сэр Родрик. Мы спустимся по Белому Ножу к морю и наймём корабль в Белой Бухте. Сильные лошади и свежий ветер доставят нас в Королевскую Гавань намного раньше, чем туда доберутся Нед с Ланнистерами.
«А там уж, – решила она, – будь что будет»…


Читать главу 13. Тирион... / Читать главу 15. Санса...

Tags: Игра престолов, переводы
Subscribe
promo nehoroshy august 3, 2015 02:50 45
Buy for 10 tokens
"Игра престолов" Джордж Р.Р. Мартин Перевод Максима Сороченко Пролог – …Пора возвращаться, – настаивал Гаред, – одичалые мертвы. Лес постепенно окутывали сумерки. – Ты боишься покойников? – спросил сэр Уэймар Ройс, с едва заметным намёком на улыбку. Гаред не поддался на…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments