"Игра престолов": сокрытое в листве (nehoroshy) wrote,
"Игра престолов": сокрытое в листве
nehoroshy

"Игра престолов". Глава 18. Кейтлин

"Игра престолов"
Джордж Р.Р. Мартин
Перевод Максима Сороченко

Глава 18. Кейтлин




– …Мы прибудем в Королевскую Гавань в течение часа.
Кейтлин отвернулась от леера и заставила себя улыбнуться.
– Твои гребцы хорошо постарались ради нас, капитан. Каждый из них получит по серебряному «оленю» в знак моей благодарности.
Капитан Морео Тумитис сделал лёгкий поклон.
– Вы слишком щедры, леди Старк. Сама честь везти вас – такую знатную даму, – вполне достойная для них награда.
– Тем не менее, серебро они получат.
Морео улыбнулся.
– Как скажете.
Капитан довольно бегло говорил на Общем Языке – с едва заметным тирошским акцентом. За последние тридцать лет, как рассказал он сам, Морео исходил Узкое Море вдоль и поперёк – сначала в качестве гребца, потом рулевым, пока не стал, наконец, капитаном своих собственных торговых галер. «Танцующая на волнах» – двухмачтовая галера о шестидесяти вёслах – была его четвёртым судном, и самым быстроходным из них.
И оно же было, пожалуй, самым быстроходным из всех, которые Кейтлин с сэром Родриком Касселем застали в Белой Бухте после стремительной конной скачки по берегу реки к морю. Сэр Родрик вначале предложил нанять рыболовный шлюп с Трёх Сестёр, поскольку тирошийцы были печально известны своей алчностью, но Кейтлин настояла именно на галере. И, как оказалось, это было правильное решение. Всю дорогу дул встречный ветер, и, не будь галерных вёсел, они до сих пор бились бы с ветром где-нибудь возле Перстов, нимало не приближаясь к Королевской Гавани и к окончанию своего путешествия.
«Как уже близко», – подумала она.
Обмотанные льняными повязками порезы на пальцах все еще сильно пульсировали. Боль – её бич, думала Кейтлин, чтобы она ничего не забывала. Два последних пальца на левой руке не сгибались, да и к остальным уже вряд ли вернётся былая подвижность. Но разве это великая цена ради спасения Брана?
В этот момент на палубе появился сэр Родрик.
– Мой добрый друг! – воскликнул Морео сквозь раздвоенную зелёную бороду. Тирошийцы любили яркие цвета и украшали ими даже растительность на лице. – Рад видеть вас, наконец, в добром здравии!
– Да, – согласился сэр Родрик. – Уже второй день мне не хочется умереть. – Он поклонился Кейтлин. – Миледи?..
Действительно, сэр Родрик выглядел гораздо лучше. Возможно, немного похудел с тех пор, как они отчалили из Белой Бухты, но уже почти пришёл в себя. Сильные ветра Пасти и суровое Узкое Море совершенно подкосили его. Вдобавок, когда галеру накрыло внезапным штормом у Драконьего Камня, его чуть не смыло за борт, но он ухитрился каким-то чудом зацепиться за канат, и был вытащен тремя матросами Морео обратно на палубу.
– Капитан только что сказал, что наше путешествие подходит к концу.
Сэр Родрик криво улыбнулся.
– Так скоро?
Без своих белых пышных бакенбард он стал выглядеть странно – как будто меньше ростом, безобидней и лет на десять старше. Когда они проходили через Пасть, ему пришлось проявить благоразумие и покориться матросской бритве – после того, как в третий раз подряд бакенбарды оказались безнадёжно испачканы. Сэра Родрика там укачало так сильно, что он практически не отходил от леера, извергая содержимое желудка в бурлящие воды.
– Покину вас, чтобы вы могли обсудить свои планы, – сказал капитан Морео, поклонился и ушёл.
Галера скользила по водной глади, словно стрекоза. Вёсла поднимались и опускались в воду в слаженном темпе. Сэр Родрик взялся за леер и стал пристально всматриваться в проплывающий мимо берег.
– Я оказался не самым доблестным защитником.
Кейтлин прикоснулась к его руке.
– Мы уже здесь, сэр Родрик, и мы целы. Всё остальное не имеет значения. – Она пошарила рукой под плащом – негнущимися неуклюжими пальцами. Кинжал был всё ещё с ней. Кейтлин осознала, что постоянно трогает его, чтобы чувствовать себя уверенней. – Теперь нам надо как-то добраться до королевского мастера-по-оружию, и молиться о том, чтобы он нас не предал.
– Сэр Арон Сантагар тщеславен, но честен. – Сэр Родрик в очередной потянулся к щеке, чтобы потеребить бакенбарды, и смутился, в очередной раз вспомнив, что у него их больше нет. – Да, он может опознать клинок… но, миледи – с того момента, как сойдём на берег, мы будем в постоянной опасности. При Дворе всегда может оказаться кто-то, кто вас узнает.
Кейтлин поджала губы.
– Мизинец, – прошептала она.
Ей представилось его мальчишеское лицо, но теперь он, конечно, уже не мальчик. Его отец умер несколько лет назад, и Петир унаследовал титул лорда Бейлиша, но по привычке все так и продолжали звать его Мизинцем. Прозвище это – когда-то давно, ещё в Риверране –дал ему её брат Эдмур. Скромные владения Бейлишей ютились на самом маленьком из Перстов, а вдобавок Петир был слишком худ и мал для своего возраста.
Сэр Родрик прокашлялся.
– Лорд Бейлиш когда-то… хм… – начал было сэр Родрик, но замолк в затруднении, пытаясь подобрать изящное слово.
Кейтлин отставила в сторону неуместную деликатность.
– Он был воспитанником моего отца. Мы росли вместе в Риверране, и я всегда относилась к нему как к брату, но его чувства ко мне были… больше, чем братские. Когда стало известно, что меня выдадут замуж за Брандона Старка, Петир оспорил его право на мою руку. Какая глупость! Брандону тогда уже было двадцать лет, а Петиру едва исполнилось пятнадцать. Мне пришлось умолять Брандона, чтобы он сохранил Петиру жизнь. В итоге тот отделался всего лишь шрамом. После этого происшествия отец отослал Петира подальше, и больше я его ни разу не видела. – Она подставила лицо водяным брызгам, как будто свежий ветер мог очистить её голову от воспоминаний. – А когда убили Брандона, он написал мне в Риверран, но я сожгла письмо, даже не читая, так как к тому времени уже знала, что в жёны меня возьмёт Нед – вместо своего покойного брата.
Сэр Родрик опять попытался потеребить несуществующие бакенбарды.
– Теперь Мизинец заседает в малом совете.
– Я знала, что он высоко поднимется, – сказала Кейтлин. – Он всегда отличался умом, даже в детстве, но одно дело быть умным и совсем другое – обладать мудростью. Интересно, как его изменили годы?
Откуда-то сверху, из переплетения такелажа раздался крик вперёдсмотрящего. Немедленно появился капитан Морео и принялся командовать. На палубе «Танцующей в волнах» закипела бурная деятельность. Королевская Гавань, раскинувшаяся на трёх высоких холмах, медленно вырастала перед ними.
Кейтлин знала, что три сотни лет назад эти холмы были сплошь покрыты лесом, и только горстка моряков обитала на северном берегу Черноводной – в месте, где вливался в море её глубокий быстрый поток. Спустя некоторое время с Драконьего Камня приплыл Эйгон Завоеватель. Именно здесь его армия высадилась на берег, и именно здесь, на самом высоком из холмов, он построил из земли и брёвен свой первый боевой форт.
Нынче же город заполонил собой весь берег – насколько хватало глаз. Дворцы, сады, зернохранилища, склады из кирпича и дома из дерева, прилавки купцов, таверны, кладбища и бордели – всё это громоздилось друг на друге в живописном беспорядке. Даже на таком расстоянии Кейтлин уже слышала шум рыбного рынка. Среди зданий виднелись оживленные дороги, обсаженные деревьями, извилистые мощёные улочки и переулки – настолько узкие, что на них с трудом могли разойтись два человека. Холм Визеньи венчали семь хрустальных башен Великой Септы Бейлора. На другой стороне города, на холме Рэйнис, располагались почерневшие стены Драконьего Логова и его огромный, превратившийся в руины, купол. Бронзовые ворота Драконьего Логова не отпирались уже целый век. Два этих холма соединяла Улица Сестёр – прямая как стрела. На некотором отдалении возвышались городские стены – крепкие и высокие.
В портовой бухте, у длинного ряда причалов теснилось множество кораблей. Морские рыболовные и речные торговые суда один за другим причаливали и отходили, перевозчики на вёсельных лодках сновали туда-сюда через устье Черноводной, с галер разгружались товары, доставленные из Браавоса, Пентоса и Лисса. Кейтлин разглядела богато украшенный плавучий дом королевы. Рядом с ним пришвартовался китобой из Порта Иббена, чей мощный корпус был весь покрыт дёгтем. Выше по течению реки стояла небольшая эскадра из дюжины приземистых военных кораблей, оббитых золотом. Волны прибоя разбивались о их страшные железные тараны. Паруса были свёрнуты.
А над всем этим, с высокого холма Эйгона хмурился Красный Замок. Семь громадных круглых башен, увенчанных железными бастионами, огромный зловещий барбакан(1), сводчатые залы, крытые галереи, казармы, донжоны(2), зернохранилища, массивные куртины(3) с множеством стрелковых гнёзд – всё было облицовано бледно-красным камнем. Строительство Красного Замка начинал ещё Эйгон Завоеватель. Завершено оно было при его сыне – Мэйгоре Жестоком. Бессердечный Таргариен приказал обезглавить всех каменщиков, плотников и каменотёсов, принимавших участие в постройке замка. Только истинная кровь дракона, провозгласил он, может владеть всеми секретами крепости Лордов Драконов.
Теперь же над зубчатыми стенами веяли золотые, а не чёрные стяги, на которых вместо дышащего огнём трёхголового дракона Таргариенов был изображён вставший на дыбы коронованный олень Дома Баратеонов.
Напоминающий лебедя корабль с Летних Островов, с длинными мачтами и наполненными ветром белыми парусами медленно выплыл из бухты. «Танцующая на волнах», пройдя мимо него, устремилась прямо к берегу.
– Миледи, – сказал сэр Родрик. – Пока меня мучила качка, я думал, как нам поступить. Вы не должны появляться в замке. Вместо вас пойду я и приведу сэра Арона в какое-нибудь безопасное место.
Галера приближалась к пирсу, повинуясь командам Морео, выкрикиваемым на вульгарном валирийском Вольных Городов.
– Ты рискуешь точно так же, как и я, – ответила Кейтлин, внимательно посмотрев на старого рыцаря.
Сэр Родрик улыбнулся.
– Не думаю. Я видел своё отражение в воде, и с трудом смог себя узнать. Моя мать была последней, кто видел меня без бакенбард, а она умерла сорок лет назад. Уверен, что буду в полной безопасности, миледи.
Морео проревел очередную команду. Шестьдесят вёсел одновременно, как одно, поднялись из воды, развернулись и загребли в обратную сторону. Галера замедлила ход. Ещё один крик. Вёсла втянулись в корпус корабля. Галера мягко стукнулась о причал. Несколько тирошийских матросов спрыгнули на пирс и занялись швартовкой. Морео уже спешил к своим пассажирам, широко улыбаясь.
– Королевская Гавань, миледи, как заказывали. Надежней и быстрее корабля, чем этот, вам было бы не найти. Может, помочь доставить ваши вещи в замок?
– Мы не собираемся в замок. Есть тут какой-нибудь постоялый двор – чистый, удобный, и чтобы не слишком далеко от реки?
Тирошиец потеребил свою раздвоенную зелёную бороду.
– Само собой. Мне знакомы несколько подходящих для вас мест. Но сначала, не сочтите за наглость, хотелось бы получить вторую часть оговоренной платы. Ну и, конечно, то серебро сверху, которое вы были столь добры пообещать. Шестьдесят «оленей», если не ошибаюсь?
– Для гребцов, – напомнила Кейтлин.
– Разумеется, – ответил Морео. – Но, возможно, мне следовало бы попридержать эти деньги до нашего возвращения в Тирош. Ради их же жён и детей. Если выдать серебро прямо сейчас, миледи, то они всё проиграют в кости или спустят на ночные забавы.
– Не самое удачное применение деньгам, – согласился сэр Родрик. – Зима близко.
– Мужчины должны сами принимать решения, – отрезала Кейтлин. – Это серебро они заработали. Как они его потратят – не моё дело.
– Как скажете, миледи, – ответил Морео и поклонился, улыбнувшись.
На всякий случай Кейтлин сама обошла всех гребцов и вручила каждому по «оленю» лично, а также наградила медяками двух матросов, которые помогли донести дорожные сундуки до постоялого двора, указанного им Морео. Место это располагалось в половине пути до вершины холма Визеньи, в Угорьем переулке – старом, беспорядочно застроенном районе города. Владелица постоялого двора – древняя мрачная карга с бегающими глазами, – посмотрела на них с подозрением и даже покусала монету, которую дала ей Кейтлин. Тем не менее, комнаты оказались просторными и светлыми. К тому же, как божился Морео, вкуснее той тушёной рыбы, которую подают здесь – не найти во всех Семи Королевствах. И, что самое лучшее – хозяйке совершено не было дела до их настоящих имён.
– Полагаю, следует держаться подальше от гостиной, – сказал сэр Родрик после того, как они заселились. – Кто знает, с кем здесь можно столкнуться – даже в таком месте, как это.
К этому времени сэр Родрик уже облачился в тёмный плащ с капюшоном, под которым скрывались кольчуга, кинжал и длинный меч.
– Я вернусь до наступления ночи, вместе с сэром Ароном, – пообещал он. – Пока отдыхайте, миледи.
Кейтлин ощутила навалившуюся усталость. Путешествие было долгим и утомительным, а она ведь уже не девочка. Через открытые окна были видны крыши и переулок. Дальше открывался вид на Черноводную. Она заметила удаляющегося сэра Родрика, широко шагающего по оживленной улице. Наконец, он скрылся в толпе, и она решила воспользоваться его советом. Вместо пуха матрас был набит соломой, но это нисколько не помешало ей сразу же провалиться в сон.
Проснулась она от громких стуков в дверь.
Кейтлин резко вскочила и взглянула в окно. Крыши Королевской Гавани заливали красные лучи заходящего солнца. Она проспала дольше, чем намеревалась. В дверь опять нетерпеливо постучали.
– Открывайте, именем короля! – раздался требовательный голос.
– Одну секунду, – ответила она.
Кейтлин завернулась в плащ и схватила кинжал, лежавший на столике у кровати. Не выпуская кинжала из рук, она отперла массивную деревянную дверь.
Комнату заполонили мужчины, одетые в чёрную кольчугу и золотые плащи Городской Стражи. Старший из них увидел в её руке кинжал и улыбнулся.
– Он вам не понадобится, миледи, – сказал он. – Нам приказано проводить вас в замок.
– Кем приказано? – спросила она.
Стражник показал ленту с печатью. У Кейтлин перехватило дыхание. На сером восковом оттиске было выдавлено изображение пересмешника.
– Петир, – произнесла она.
Как быстро. Что-то случилось с сэром Родриком. Она посмотрела на старшего стражника.
– Вы знаете, кто я?
– Нет, миледи. – ответил он. – Лорд Мизинец велел только привести вас к нему и проследить, чтобы вы не пострадали.
Кейтлин кивнула.
– Подождите за дверью, пока я не оденусь.
Она окунула руки в таз и вытерла чистым полотенцем, затем с трудом зашнуровала корсет распухшими непослушными пальцами и завязала на шее тесемку тускло-коричневого плаща. Как Мизинец мог узнать, что она здесь? Сэр Родрик ни за что бы ему не сказал. Несмотря на пожилой возраст, он всегда отличался упрямством и исключительной преданностью. Или они прибыли в Королевскую Гавань слишком поздно, и Ланнистеры опередили их? Да нет, если б это было так, то здесь был бы и Нед, и, разумеется, пришёл бы к ней первым. Но, всё-таки, как?..
«Морео!» – наконец, догадалась она. Проклятый тирошиец знал о том, кто они и где остановятся. Оставалось только надеяться, что за информацию он получил достойную плату.
Специально для неё привели лошадь. Лампы далеко отбрасывали свет, пока они ехали по тёмным улицам, и Кейтлин ощущала на себе взгляды жителей города. Стражники в золотых плащах окружали её со всех сторон. Когда они достигли Красного Замка, ворота с опущенной решёткой оказались уже запертыми на ночь, но в мерцающих огнями окнах замка ощущалась жизнь. Стражники оставили лошадей снаружи и провели Кейтлин через узкую боковую дверь, затем сопроводили в башню по лестнице, показавшейся ей бесконечной.
Он был в комнате один – сидел за тяжёлым деревянным столом под масляной лампой и что-то писал. Стражники ввели Кейтли в комнату. Он отложил перо и посмотрел на неё.
– Кэт, – произнёс он негромко.
– На каком основании меня привели сюда силой?
Он порывисто встал и указал стражникам на дверь.
– Оставьте нас!
Мужчины вышли.
– Надеюсь, с тобой обошлись как можно деликатней, – продолжил Петир после их ухода. – Я дал им подробные инструкции. – Он заметил повязки. – Твои руки…
Кейтлин проигнорировала подразумеваемый вопрос.
– Я не привыкла, чтобы со мной обращались как со служанкой, – ответила она холодно. – Будучи мальчиком, ты лучше знал правила приличия.
– Я не хотел рассердить тебя, моя леди.
Было видно, что он раскаивается. Яркие, но давно забытые воспоминания воскресли перед глазами Кейтлин. В детстве он был тот ещё проныра, но после всех своих проказ всегда искренне раскаивался. В этом у него был какой-то особый талант. Стало заметно, что годы изменили его мало: Петир из низкорослого ребёнка вырос в низкорослого мужчину – сейчас он был на дюйм или два ниже ростом, чем Кейтлин, и отличался всё той же стройностью и энергичностью. Более того – у него остались всё те же резкие черты лица и всё те же смеющиеся серо-зелёные глаза. Теперь он носил маленькую заострённую бородку, но, несмотря на свои тридцать лет, выглядел всё таким же стеснительным. В тёмных волосах серебрились седые пряди, которые прекрасно гармонировали с застежкой в виде серебряного пересмешника, прикреплённой к плащу. Кейтлин вспомнила, что серебро ему нравилось уже с детства.
– Как ты узнал, что я в городе? – спросила она.
– Лорд Варис знает всё, – ответил Петир с лукавой улыбкой. – Он уже идёт сюда, но я хотел сначала повидаться с тобой наедине. Сколько лет, Кэт, сколько зим…
Кейтлин проигнорировала фамильярный тон. Сейчас есть более важные вопросы.
– Выходит, нашёл меня сам Королевский Паук?
Мизинец поморщился.
– Лучше не называй его так. Он очень чувствителен. Думаю, это из-за того, что он евнух. В этом городе ничего не происходит без ведома Вариса. Иногда он даже знает о том, чему только предстоит случиться. Информаторы у него везде. Его «маленькие пташки», как он сам их называет. Одна из этих пташек прознала о твоём прибытии. По счастью, Варис сначала обратился ко мне.
– Почему именно к тебе?
Петир пожал плечами.
– А почему бы и нет? Я хозяин-над-монетой и личный советник короля. Селми с лордом Ренли уехали на север встречать Роберта, а лорд Станнис в настоящее время на Драконьем Камне. Остались только я, да мейстер Пицель. Очевидно, что обратиться ко мне было предпочтительней. Я всегда был другом твоей сестры Лизы, и Варис об этом знает.
– Знает ли Варис о…
– Лорд Варис знает всё, – перебил Петир, – за исключение причины, по которой ты здесь. – Он изогнул бровь. – Итак, почему ты здесь?
– Жена имеет право соскучиться по мужу, а мать – нуждается в том, чтобы быть рядом с дочерьми. Кто её за это осудит?
Мизинец рассмеялся.
– Неплохо, моя леди, но, пожалуйста, не заставляй меня делать вид, будто я этому верю. Я ведь слишком хорошо тебя знаю. Напомни, какие слова составляют девиз Талли?
Она почувствовала, как пересохло в горле.
– «Семья, Долг, Честь», – процитировала она упавшим голосом. Действительно, он слишком хорошо её знает.
– Семья, долг, честь, – повторил Петир. – Любое из этих слов предписывало тебе быть в Винтерфелле – там, где оставил тебя тот, кто теперь является нашей Десницей. Нет, миледи, явно что-то случилось. Столь внезапная поездка говорит о срочности дела. Прошу тебя, позволь тебе помочь. Мы с тобой старые близкие друзья и должны доверять друг другу безо всяких колебаний.
Раздался осторожный стук в дверь.
– Входите, – громко позвал Мизинец.
В дверь вошёл полный, напудренный, благоухающий духами мужчина. Абсолютно лысая голова напоминала яйцо. На нём был расшитый жилет золотой расцветки поверх просторной тоги из багряного шёлка. Ноги были обуты в остроносые мягкие бархатные туфли.
– Леди Старк! – воскликнул мужчина и схватил её за руку обеими ладонями. – Увидеть вас после стольких лет – какая невыразимая радость!
Ладони его оказались мягкими и влажными, а в дыхании слышался запах сирени.
– О, бедные-бедные ручки. Вы обожглись, дорогая леди? Такие изящные пальцы… Наш добродетельный мейстер Пицель приготавливает удивительнейший целебный бальзам. Прикажете принести кувшинчик?
Кейтлин с трудом выдернула пальцы из его объятий.
– Благодарю вас, милорд, но мой собственный мейстер уже осмотрел травмы.
Варис сочувственно покачал головой.
– Как горестно и тяжко было узнать про вашего сына! Подумать только – такой юный… Иногда Боги удивительно жестоки. Моё сердце просто разрывается.
– В этом у нас много общего, лорд Варис, – ответила она. Титул лорда являлся не более чем привилегией, полагавшейся ему, как члену совета: Варис не владел ничем, кроме сплетённой собственными руками паутины, и не распоряжался никем, кроме собственных шептунов.
Евнух всплеснул пухлыми руками.
– Надеюсь, что общего у нас гораздо больше, дорогая леди. Я, как и вы, испытываю самое трепетное уважение к вашему мужу – нашему новому Деснице, и нисколько не сомневаюсь, что мы оба одинаково любим короля Роберта.
– Да, – пришлось согласиться ей, – безусловно.
– Идеальней короля, чем наш Роберт, просто и быть не может, – с лукавой улыбкой вмешался Мизинец, – по крайней мере, если слушать лорда Вариса.
– Добрая леди, – продолжил Варис с чрезвычайным беспокойством, – в Вольных Городах попадаются люди, обладающие изумительной исцеляющей силой. Одно только слово, и я немедленно доставлю одного из них к вашему дорогому Брану.
– Мейстер Лювин уже сделал для Брана всё возможное, – ответила она.
Ей совершенно не хотелось обсуждать сына. По крайней мере, не здесь – не с этими людьми. Мизинцу она доверяла едва ли, а Варису – не доверяла вовсе. Нельзя, чтобы они заметили, как ей тяжело.
– Лорд Бейлиш уже поведал мне, что своим присутствием здесь я обязана вам.
Варис захихикал тонким девичьим голосом.
– О да. Я очень виноват перед вами. Надеюсь, вы простите меня, добрая леди? – Варис уселся на стул и смиренно сложил руки. – Вас не сильно побеспокоит, если я спрошу у вас разрешения взглянуть на кинжал?
Кейтлин Старк ошеломлённо уставилась на евнуха. Этого не могло быть… Он настоящий паук! – вдруг пришла ей в голову дикая мысль, – колдун или даже хуже. Он знал то, что не могла знать ни одна душа, кроме…
– Что вы сделали с сэром Родриком? – спросила она с ужасом.
Мизинец растерялся.
– Я будто рыцарь, явившийся на битву без копья. О каком ещё кинжале мы говорим? Кто такой сэр Родрик?
– Сэр Родрик Кассель – мастер-по-оружию в Винтерфелле, – пояснил ему Варис. – Уверяю вас, леди Старк, с добрым рыцарем не случилось ничего дурного. Он был здесь днём – посетил в арсенале сэра Арона Сантагара. Они разговаривали о некоем кинжале. Ближе к вечеру оба покинули замок и проследовали в тот ужасный сарай, в котором вы остановились. Теперь они всё ещё там – пьют в общей комнате, ожидая вашего возвращения. Сэр Родрик очень расстроился, что вас не застал.
– Откуда вы всё это знаете?
– Пташки нашептали, – ответил Варис с улыбкой. – Я знаю многое, дорогая леди. В этом состоит природа моей службы. – Он пожал плечами. – Кинжал сейчас с вами, я ведь прав?
Кейтлин вынула кинжал из-под плаща и положила на стол перед ним.
– Вот он. Надеюсь, ваши маленькие пташки нашепчут нам имя его хозяина.
Варис с преувеличенным почтением приподнял нож и провёл большим пальцем вдоль лезвия. Неожиданно из пальца брызнула кровь, евнух визгливо вскрикнул и бросил кинжал обратно на стол.
– Осторожней, – запоздало предупредила Кейтлин, – он острый.
Варис сунул в рот кровоточащий палец.
– Ничто не сравнится по остроте с валирийской сталью, – сказал Петир и мрачно посмотрел на Кейтлин.
Мизинец ловко поднял нож и взвесил его на ладони. Затем подбросил в воздух и перехватил другой рукой.
– Отличный баланс. Вы хотите знать, кто владелец? Вы за этим приехали? В таком случае, не было никакой нужды беспокоить сэра Арона. Следовало сразу же прийти ко мне.
– Допустим, – сказала она. – Но что бы ты мог о нём рассказать?
– Я мог бы рассказать, что другого такого ножа в Королевской Гавани не найти.
Мизинец зажал лезвие между большим и указательным пальцем, завел за плечо и метнул отработанным движением кисти. Клинок пролетел через всю комнату и глубоко воткнулся в дубовую дверь, слегка завибрировав.
– Он мой.
– Твой?
Но это немыслимо! Петира не было в Винтерфелле.
– Был моим до турнира в честь именин принца Джоффри, – ответил он, подойдя к двери и выдернув кинжал. – Я поставил на сэра Джейме, как и половина королевского двора. – Петир застенчиво, как в детстве, улыбнулся. – Но в тот день Лорас Тирелл свалил его с коня, и многие из нас слегка обеднели. Сэр Джейме потерял сотню золотых «драконов», королева – изумрудную подвеску, а я – свой нож. Подвеску Её Светлости вернули, но всё остальное забрал себе выигравший.
– Кто? – требовательно спросила Кейтлин, страшась услышать ответ. Израненные пальцы сжались, вызвав приступ острой боли.
Лорд Варис внимательно изучал её лицо.
– Бес, – ответил Мизинец. – Тирион Ланнистер.
_____________________
1) Барбакан – фортификационное сооружение, предназначенное для дополнительной защиты входа в крепость, т.н. «привратное укрепление». В русском крепостном зодчестве употреблялся термин «отводна́я стре́льница» (прим. пер.)
2) Донжон – Отдельная крепость внутри замка, обычно не связанная с внешними стенами, и обладающая автономным источником водоснабжения, большими запасами еды и отдельной оружейной. Фактически - «броневая капсула», позволяющая пересидеть в ней длительную осаду (прим. пер.)
3) Куртина – часть крепостной стены или крепостного вала между двумя бастионами (прим. пер.)


Читать главу 17. Бран... / Читать главу 19. Джон...
Tags: Игра престолов, переводы
Subscribe
promo nehoroshy august 3, 2015 02:50 45
Buy for 10 tokens
"Игра престолов" Джордж Р.Р. Мартин Перевод Максима Сороченко Пролог – …Пора возвращаться, – настаивал Гаред, – одичалые мертвы. Лес постепенно окутывали сумерки. – Ты боишься покойников? – спросил сэр Уэймар Ройс, с едва заметным намёком на улыбку. Гаред не поддался на…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments