"Игра престолов": сокрытое в листве (nehoroshy) wrote,
"Игра престолов": сокрытое в листве
nehoroshy

"Игра престолов". Глава 21. Тирион

"Игра престолов"
Джордж Р.Р. Мартин
Перевод Максима Сороченко

Глава 21. Тирион




– Вы уверены, что вам уже пора? – спросил его лорд-командующий.
– Более чем уверен, – ответил Тирион. – Мой брат Джейме забеспокоится обо мне. Решит ещё, что вы убедили меня одеться в чёрное.
– С радостью, если бы мог, – вздохнул Мормонт, взял со стола крабовую клешню и раздавил её в кулаке. Несмотря на пожилой возраст, лорд-командующий по-прежнему отличался медвежьей силой. – Вы хитрый проныра, Тирион. Такие люди нам, на Стене, очень нужны.
Тирион ухмыльнулся.
– В таком случае, постараюсь наскрести в Семи Королевствах побольше карликов и отправить их всех к вам, лорд Мормонт.
Когда они отсмеялись, Тирион высосал мясо из ножки краба, и потянулся за следующей. Крабов, закатанных в бочки со снегом, привезли из Восточного Дозора только этим утром, и они ещё не успели потерять сочности.
Среди мужчин за столом лишь один сэр Аллисер Торн не демонстрировал даже подобия улыбки.
– Ланнистер издевается над нами.
– Отнюдь, – ответил Тирион. – Только над вами, сэр Аллисер.
В этот раз смех за столом прозвучал несколько более осторожно и менее уверенно. Чёрные глаза Торна смотрели на Тириона с ненавистью.
– У вас слишком длинный язык для существа ростом в половину человека. Не желаете выйти со мной во двор?
– Зачем? – вопросом на вопрос ответил Тирион. – Все крабы здесь.
Замечание вызвало всеобщий гогот. Сэр Аллисер поднялся. Губы сжались в тонкую линию.
– Пошли, попробуем пошутить со сталью в руках.
Тирион взглянул на свою правую руку.
– Но в моей руке уже есть сталь, сэр Аллисер. Правда, она немного похожа на вилку для краба, но можно и ею поиграть в дуэль.
С этими словами карлик взобрался на стул и принялся тыкать крошечной вилкой в грудь Торна. Хохот превратился в рёв. Из открытого рта закашлявшегося лорда-командующего полетели куски крабового мяса. Даже его ворон, сидящий у окна, присоединился к веселью, закричав: «Дуэль! Дуэль! Дуэль!»
Сэр Аллисер Торн вышел из зала, держа голову так прямо, словно он проглотил кинжал.
Мормонт всё ещё задыхался. Тирион похлопал его по спине.
– Победителю достаются трофеи, – провозгласил он. – Я требую себе порцию Торна!
Наконец, лорд-командующий вновь обрёл дар речи.
– Отчаянный вы человек, – проворчал он. – Чтобы так провоцировать сэра Аллисера…
Тирион сел и пригубил вина.
– Тот, кто носит на груди мишень, должен быть готов к тому, что рано или поздно кто-нибудь выпустит в неё стрелу. У покойников больше чувства юмора, чем у вашего сэра Аллисера.
– Это не совсем так, – заметил лорд-стюард Боуэн Марш, округлостью и цветом лица напоминавший гранат. – Слышали бы вы те потешные прозвища, который он даёт тренируемым им парням.
Тирион уже был знаком с этими «потешными прозвищами».
– Готов поспорить, что и у парней найдётся для него пара-другая забавных имён, – ответил он. – Выньте лёд из глаз, мои добрые лорды. Сэру Аллисеру Торну больше пристало бы чистить конюшни, вместо того, чтобы учить ваших юных воинов.
– Дозор не испытывает недостатка в конюхах, – возразил лорд Мормонт. – В последнее время к нам присылают только их, не считая мелких воришек и насильников. Сэр Аллисер – помазанный рыцарь, один из немногих, кто надел чёрное с тех пор, как я стал лордом-командующим. Он храбро сражался в Королевской Гавани…
– …На неправильной стороне, – сухо заметил сэр Джареми Риккер. – Я прекрасно это помню, потому что стоял тогда на стене рядом с ним. Тайвин Ланнистер предоставил нам роскошный выбор: принять чёрное или до заката увидеть собственные головы со стороны – насаженными на пики. Ничего личного, Тирион.
– Вы меня ничуть не обидели, сэр Джареми. Мой отец питает нежные чувства к головам, насаженным на пики, особенно если они принадлежали людям, чем-либо его впечатлившим. Не сомневаюсь, что увидев ваше благородное лицо, он тут же подумал о том, что оно прекрасно украсило бы городскую стену у Королевских Ворот. Да я и сам нахожу, что в таком ракурсе оно бы смотрелось в высшей степени выгодно.
– Благодарю вас, – ответил сэр Джареми с деревянной улыбкой.
Лорд-командующий Мормонт прочистил горло.
– Иногда мне кажется, что сэр Аллисер не так уж и неправ, Тирион. Вы действительно осмеиваете нас и наше благородное предназначение.
Тирион пожал плечами.
– Время от времени любой из нас бывает достоин насмешки, лорд Мормонт, особенно тогда, когда начинает относиться к себе чрезмерно всерьёз. Ещё вина, пожалуйста.
И он протянул свою кружку.
– Вы слишком много пьёте для человека вашего роста, – заметил Боуэн Марш, пока Риккер наполнял кружку вином.
– А я полагаю, лорд Тирион довольно крупная фигура, – сказал вдруг негромко мейстер Эймон с дальнего конца слова. Все высшие командиры сразу умолкли, почтительно ожидая продолжения речи старейшего из них. – Он кажется мне гигантом, оказавшимся среди нас здесь, на краю мира.
– Меня называли по-разному, милорд, – ответил Тирион мягко, – но чтобы «гигантом» – такого не припомню.
– Тем не менее, – продолжал мейстер Эймон, в то время как его глаза, подёрнутые матово-белой пеленой, шарили по лицу Тириона, – я думаю, что это так.
Впервые Тирион Ланнистер не нашёл, что ответить. Всё, что он мог – только произнести с учтивым поклоном:
– Вы слишком добры, мейстер Эймон.
Слепец улыбнулся. Это был маленький человек – безволосый и морщинистый, усохший под грузом сотни прожитых лет настолько, что мейстерский ошейник из многих металлов свободно свисал с его шеи.
– Меня называли по-разному, милорд, – ответил он, – но чтобы «добрым» – такое случалось нечасто.
В этот раз Тирион засмеялся первым.
Много позже, когда с серьёзным занятием – едой, было покончено, и все ушли, Мормонт пригласил Тириона пересесть в кресло поближе к огню и выпить с ним по кружке подогретого с пряностями самогона.
– В наших северных краях путешествие по королевскому тракту может быть опасным, – заговорил лорд-командующий, как только они сделали по глотку.
– У меня есть Джик и Моррек, – отдышавшись, ответил Тирион. Крепкий самогон вышиб из него слезу. – К тому же на юг опять едет Йорен.
– Одного Йорена мало. Дозор предоставит вам эскорт до Винтерфелла, – произнёс Мормонт тоном, не подразумевающим возражений. – Трёх человек будет достаточно.
– Если настаиваете, милорд, – ответил Тирион. – Кстати, вы могли бы отправить юного Сноу. Он будет рад возможности повидать братьев.
Мормонт нахмурился под густой серой бородой.
– Какого Сноу? А, бастарда Старка?.. Нет, не думаю. Юношам здесь желательно скорее забывать о своём прошлом – о братьях, матерях и всяком таком… Посещение дома только укрепит те чувства, от которых лучше всего отказаться навсегда. Я и сам прошёл через всё это. Моя собственная кровная родственница – сестра Мейдж, – управляет ныне Медвежьим Островом, после того, как мой сын допустил бесчестье… У меня есть племянницы, которых я никогда не видел… – Он сделал глоток. – Кроме того, Джон Сноу ещё совсем мальчишка. Вместо него я вам дам троих сильных мечников. С ними вы будете в безопасности.
– Тронут вашей заботой, лорд Мормонт, – ответил Тирион и отпил из кружки.
От обильного глотка немного закружилась голова, но он был ещё не настолько пьян, чтобы не понимать – Старому Медведю от него что-то нужно.
– Надеюсь, я смогу как-нибудь отплатить за вашу доброту?
– Сможете, – не стал увиливать Мормонт. – Место вашей сестры рядом с королём. Ваш брат – великий рыцарь, а отец – самый влиятельный лорд во всех Семи Королевствах. Поговорите с ними о нас. Расскажите им о наших нуждах. Вы же всё видели сами, милорд. Ночной Дозор погибает. Нас уже меньше тысячи. Шесть сотен здесь, две – в Сумеречной Башне, а в Восточном Дозоре и того меньше. И только треть из них способна держать оружие. Длина стены – сотня лиг. Если на Стену нападут, то для обороны я смогу выставить не более трёх человек на каждую милю. Подумайте об этом.
– Трёх с одной третью, – уточнил Тирион, позёвывая.
Казалось, Мормонт его не слышал. Старик грел руки, задумчиво глядя на огонь.
– Я послал Бенджена Старка на поиски пропавшего сына Йона Ройса. Ройс-младший был зелен, как летняя трава, но настоял на чести самому возглавить свой первый поход. Он утверждал, что это его долг как рыцаря. Я уступил, из уважения к его отцу. С ним были два наших дозорных – одни из лучших. Какой я был дурак!
– Дурак! – громко подтвердил ворон.
Тирион взглянул вверх. Птица таращилась на него своими чёрными глазами-бусинками и потряхивала крыльями.
– Дурак! – снова каркнул ворон.
Задушить бы тварь, но старый Мормонт вряд ли такое одобрит… Жаль…
Лорд-командующий не обратил внимания на хамящую птицу.
– Гаред был почти таким же старым, как и я, а на стене прожил даже дольше, – снова заговорил он. – Похоже на то, что он действительно нарушил клятву и сбежал. Я не мог в это поверить… кто угодно, только не он… Но лорд Эддард прислал мне его голову из Винтерфелла… О Ройсе по-прежнему ни слуху, ни духу. Один дезертир, двое пропавших, а теперь ещё и Бен Старк… – старый Медведь глубоко вздохнул. – Кто я такой, чтобы кого-то посылать на его поиски? Через два года мне исполнится семьдесят. Я уже слишком стар и изнурён для того, чтобы нести такую ношу. Но если я брошу – кто её подхватит? Аллисер Торн? Боуэн Марш? Я не такой слепой, как мейстер Эймон, чтобы не видеть, что они из себя представляют. Ночной Дозор теперь превратился в войско из угрюмых мальцов и усталых стариков… Если не считать тех, кто сидел сегодня за этим столом, то у меня есть всего двадцать человек, умеющих читать, и гораздо меньше тех, кто умеет думать. Не говоря уж о тех, кто смог бы планировать или вести за собой… А ведь были времена, когда Дозор проводил всё лето в строительстве, и каждый лорд-командующий считал своим долгом оставить после себя Стену чуть выше, чем она была до него. А теперь всё, на что хватает наших сил – это просто выживать.
А ведь старик абсолютно серьёзен, вдруг осознал Тирион. Ему даже стало за него неловко. Лорд Мормонт провёл на стене добрую часть своей жизни и, естественно, хотел верить, что все эти годы были прожиты не зря.
– Король узнает обо всех ваших нуждах, обещаю, – ответил Тирион без обычного ёрничанья. – Кроме того, я обязательно переговорю с отцом и братом Джейме.
И переговорит – в этом можно было не сомневаться. Тирион Ланнистер всегда держит слово. Но главное осталось невысказанным: король Роберт не станет даже слушать, лорд Тайвин поинтересуется, не повредился ли он в уме, а Джейме только посмеётся.
– Вы ещё молоды, Тирион, – сказал Мормонт. – Сколько зим вы видели?
Тирион пожал плечами.
– Восемь… может быть, девять… Я не помню.
– И ни одна из них не была долгой…
– Вам виднее, милорд.
Тирион родился в самый разгар зимы, ужасной и жестокой. Мейстеры рассказывали, что она продолжалась почти три года, но первые в жизни воспоминания Тириона были связаны с весной.
– Во времена моего детства говорили, что долгое лето предшествует долгой зиме. Это лето длится уже девять лет, Тирион! И скоро пойдёт год десятый. Подумайте над этим.
– А во времена моего детства, – ответил Тирион, – нянька рассказывала, что если люди будут вести себя хорошо, то боги подарят им мир, в котором лето будет бесконечным. Возможно, мы вели себя лучше, чем нам кажется, и Великое Лето уже пришло?
Тирион усмехнулся, но лорду-командующему было не до смеха.
– Вы же не дурак, чтобы в это верить, милорд. Дни стали короче. Ошибки быть не может – Эймон уже получил письма из Цитадели, которые подтвердили его собственные вычисления. Лето заканчивается. – Мормонт протянул руку и приобнял Тириона за плечо. – Вы должны заставить их это понять. Поверьте, милорд, приближается тьма. В лесах полно дикого зверья – лютоволков, мамонтов, снежных медведей размером с зубров. А во снах я видел тварей и пострашнее.
– Во снах… – эхом ответил Тирион, остро желая выпить ещё.
Мормонт остался глух к сарказму.
– Рыбаки видели белых ходоков на берегу недалеко от Восточного Дозора.
В этот раз Тирион не смог сдержаться.
– Рыбаки Ланниспорта часто видят мерлингов(1).
– Дэнис Маллистер пишет, что горный народ мигрирует на юг. Мимо Сумеречной Башни сейчас крадётся больше людей, чем когда бы то ни было. Они бегут, милорд… но бегут от чего? – Лорд Мормонт подошёл к окну и уставился в ночную тьму. – Мои старые кости, Ланнистер, ещё никогда не ощущали такого холода. Передайте королю то, что я вам сказал, заклинаю вас. Зима уже близко. Когда наступит Долгая Ночь, только Ночной Дозор встанет между государством и тьмой, которая обрушится на нас с севера. И да помогут нам всем боги, если мы не успеем как следует подготовиться.
– Да помогут боги мне, если я не успею сегодня как следует выспаться. Йорен собирался выехать с рассветом. – Тирион встал, ощущая смертельную усталость. От выпитого вина клонило в сон. – Благодарю вас за любезность, которую вы мне оказали, лорд Мормонт.
– Расскажите им, Тирион. Расскажите и заставьте поверить. Другой благодарности мне не нужно.
Лорд-командующий свистнул. Ворон спланировал вниз и сел на его плечо. Мормонт улыбнулся и дал птице немного корма из кармана. Тирион покинул зал, оставив их вдвоём.
На улице ощутимо похолодало. Плотно закутавшись в меха, Тирион Ланнистер натянул перчатки и кивнул несчастным охранникам, мёрзнувшим у входа в Цитадель Командующего. Затем вышел во двор и как можно скорее направился к Королевской Башне – в свои покои. Снежные сугробы, покрытые намёрзшей за ночь корочкой, похрустывали под сапогами. Пар от дыхания висел в воздухе, и тянулся за ним словно шлейф. Тирион спрятал руки в подмышки и пошёл быстрее, надеясь, что Моррек догадался прогреть его постель раскаленными в очаге кирпичами.
Позади Королевской Башни в лунном свете мерцала Стена – огромная и таинственная. Тирион остановился на мгновение и взглянул вверх. Ноги дрожали от холода и быстрой ходьбы.
Внезапно странный порыв посетил его – желание бросить ещё один взгляд за край мира. Не исключено, что это последний шанс, подумал он. Завтра он уедет на юг и, возможно, уже никогда больше не вернётся к этим замёрзшим просторам. До Королевской Башни было рукой подать, она сулила тепло и мягкую постель, но Тирион, как во сне, обогнул её и пошёл прочь – к бледной громаде Стены.
К южной поверхности прилегала деревянная лестница, надёжно закреплённая на глубоко вмёрзших в лёд грубых балках. Она поднималась вверх, изгибаясь зигзагом, как молния. Хотя чёрные братья уверяли его, что лестница гораздо прочнее, чем кажется, но даже при взгляде на неё со стороны у Тириона предательски подгибались ноги. Поэтому вместо лестницы он направился к железной клети рядом с ней, забрался внутрь и сильно дёрнул за верёвку – три раза.
Прождать пришлось целую вечность. Стоя внутри клети, свитой из железных прутьев, ощущая спиной массивную мощь Стены, Тирион уже засомневался в разумности своего поступка. Он уже решил было забыть о внезапной прихоти и пойти спать, как вдруг клеть резко дёрнулась и медленно поползла вверх – сначала рывками, затем всё более плавно.
Земля удалялась вниз, клеть неприятно раскачивалась, и Тирион покрепче вцепился в железные прутья. Холод металла ощущался даже сквозь перчатки. Он с одобрением отметил, что Моррек всё ещё поддерживал в его комнате огонь, но башня лорда-командующего уже погрузилась во тьму. Похоже, Старый Медведь продемонстрировал более здравого смысла, чем он сам…
Наконец, он оказался выше башен, но клеть всё ещё продолжала поднимать его ввысь. Внизу, будто вытравленный лунным светом, раскинулся Чёрный Замок. С такой высоты он выглядел заброшенным и пустынным: с чёрными провалами вместо окон, с обвалившимися стенами и дворами, заваленными щебёнкой. Далеко вдали мерцал огнями Кротовый Городок – небольшая деревушка в полулиге южнее по королевскому тракту. То тут, то там поблескивали отражённым лунным светом ледяные потоки, катящиеся с горных вершин и прорезающие собой равнины. Остальная часть мира поражала гнетущей безжизненностью обдуваемых ветрами холмов и каменистых долин, местами прикрытых снегом.
Наконец, откуда-то сзади раздался грубый голос:
– Седьмое небо, это карлик!
Клеть резко дёрнулась и повисла на месте, слегка раскачиваясь взад-вперёд и скрипя канатами.
– Прими его, будь он неладен!
Раздалась негромкая ругань, и клеть, скрипя деревянными частями, переместилась в бок, зависнув над Стеной. Тирион подождал, пока раскачивающая клеть не остановится, затем толкнул дверь и спрыгнул на лёд. У ворота подъёмного механизма возвышалась крупная фигура в чёрном, второй человек придерживал клеть рукой в перчатке. Лица были закутаны в шерстяные шарфы так, что виднелись только глаза. От многих слоёв одежды – чёрная кожа, да чёрная шерсть – они оба казались толстыми.
– Ты что здесь забыл посреди ночи? – спросил тот, кто был у ворота.
– Хочу бросить последний взгляд.
Мужчины кисло переглянулись.
– Бросай сколько влезет, коротышка, только не свались сам. А то Старый Медведь спустит с нас шкуру.
Под огромным подъёмным краном скрывалась небольшая деревянная хибарка. Оба клетьевых зашли туда. Тирион заметил приглушенный свет жаровни и на мгновение ощутил лёгкое дуновение тепла. Затем дверь закрылась, и он остался один.
Мороз наверху свирепствовал. Ветер проникал под одежду, как настойчивая любовница. Стена была шире королевского тракта, и Тирион не боялся упасть. Разве что ноги скользили сильнее обыкновенного. Братья отсыпали дорожки из щебня, но под тяжестью бесчисленных шагов камень быстро вплавлялся в Стену, и лёд, казалось, нарастал над ними сверху. Спустя некоторое время тропы вновь становились скользким настолько, что приходилось отсыпать их заново.
Впрочем, это неудобство было мелочью, с которой Тирион справлялся без труда. Он посмотрел на восток, затем на запад. Стена, развернувшаяся перед ним – широкая белая дорога без начала и конца – уходила в обе стороны во мглу.
«На запад», – решил он без особых на то причин и неспешно зашагал вперёд, стараясь придерживаться северной стороны, поскольку щебень там выглядел посвежее.
Щёки зарумянились от холода, ногам всё тяжелее давался каждый следующий шаг, но Тирион не обращал на это внимания. Ветер пронизывал насквозь, щебень хрустел под сапогами, белая лента стены извивалась перед ним, следуя вдоль линии холмов, поднималась всё выше и выше, и, наконец, таяла за горизонтом на западе. Он прошёл мимо глубоко вкопанной в Стену тяжёлой катапульты – высокой как городская куртина. Метательное плечо было демонтировано для ремонта, но затем, по-видимому, забыто. Оно валялось там, как брошенная и примёрзшая ко льду игрушка.
Уже почти обойдя катапульту стороной, он услышал вдруг глухой оклик часового:
– Кто здесь? Стоять!
Тирион остановился.
– Если я буду стоять слишком долго, Джон, то я замёрзну на месте, – произнёс Тирион, заметив бесшумно скользнувшую к нему бледную волчью тень. – Здравствуй, Призрак.
Косматый зверь обнюхал его меха. Джон Сноу подошёл поближе.
Одетый в шкуры и кожу, он казался больше и мощнее своих лет. На лицо был надвинут плотный капюшон плаща.
– Ланнистер! – воскликнул мальчик, избавившись от закрывавшего рот шарфа. – Не ожидал вас здесь увидеть.
В руке Джон сжимал тяжёлое и длинное копьё с окованным железом наконечником. К поясу был пристёгнут меч в кожаных ножнах. На груди сверкал боевой рог, окаймлённый серебром.
– Я и сам не ожидал, что здесь окажусь, – ответил Тирион. – Это вышло случайно. Если я потрогаю Призрака, он не отгрызёт мне руку?
– Пока я рядом – вряд ли, – успокоил его Джон.
Тирион почесал белого волка за ушами. Красные бесстрастные глаза изучали его, не отрываясь. Чудовище уже прилично вымахало, и было ему по шею. Ещё год, мрачно подумал Тирион, и придётся смотреть на волка снизу вверх.
– А что сегодня ты тут делаешь? – спросил он. – Кроме того, конечно, что отмораживаешь себе причиндалы?
– Я поставлен в ночную вахту, – ответил Джон. – Опять… Сэр Аллисер любезно попросил разводящего внимательнее приглядывать за мной. Ему почему-то кажется, если я не буду спать полночи, то свалюсь с ног во время утренней тренировки. Пока что мне удавалось его разочаровывать.
Тирион усмехнулся.
– А что, Призрак уже научился жонглировать?
– Ещё нет, – улыбнувшись, ответил Джон, – но сегодня утром Гренн сумел дать отпор Халдеру, а Пип больше не роняет меч так часто, как раньше.
– Пип?
– Пипар – так его на самом деле зовут. Маленький мальчик с большими ушами. Он увидел, как я учу Гренна, и попросил помочь. Торн ведь даже не объяснял ему, как правильно держать меч. – Джон обернулся и посмотрел на север. – Мне поручено охранять целую милю Стены. Хотите, прогуляемся вместе?
– Только если не очень быстро, – ответил Тирион.
– Разводящий велел мне ходить, чтобы не застудить кровь, он не говорил с какой именно скоростью.
И они пошли вперёд. Призрак следовал за Джоном белой тенью.
– Я уезжаю на рассвете, – сказал Тирион.
– Знаю. – Голос Джона был грустным.
– По дороге на юг планирую заехать в Винтерфелл. Если хочешь передать какое-нибудь письмо…
– Передайте Роббу, что я решил возглавить Ночной Дозор, чтобы он чувствовал себя в безопасности. Тогда он сможет спокойно заняться вышивкой вместе с девчонками, а меч отдать Микену на подковы.
– Твой брат выше меня ростом, – ответил Тирион со смехом. – Я не согласен передавать слова, за которые ему захочется меня прибить.
– Рикон спросит, вернусь ли я домой. Попытайтесь объяснить ему, где я теперь… если сможете. Скажите, что пока меня нет, он может забрать мои вещи себе. Его это порадует.
«Сегодня все хотят от меня слишком многого», – подумал Тирион Ланнистер.
– Знаешь, всё это ты мог бы изложить в письме…
– Рикон не умеет читать. А Бран… – Джон вдруг остановился. – Я не знаю, что сказать Брану. Просто помогите ему, Тирион.
– Как я ему помогу? Я не мейстер, чтобы облегчить ему боль. И не волшебник, чтобы вернуть ноги.
– Вы помогли мне, когда я в этом нуждался, – напомнил Джон Сноу.
– Ничем я не помог, - возразил Тирион. – Просто говорил слова.
– Тогда скажите слова и Брану.
– Ты хочешь, чтобы хромой научил танцевать безногого, – ответил Тирион. – Как ни бейся, но результат, скорей всего, окажется нелепым. Но я понимаю, что такое любовь к брату, лорд Сноу. Я постараюсь помочь Брану. Всем, чем смогу.
– Спасибо вам, лорд Ланнистер. – Джон снял перчатку и протянул Тириону руку. – Вы настоящий друг.
Странно, но Тириона это тронуло.
– Большинство моих родственников – те еще бастарды, – ответил он с кривой ухмылкой, – а ты первый, кто назвал меня другом.
Он стянул перчатку зубами и протянул свою руку в ответ. Ладонь соприкоснулась с ладонью. Рукопожатие мальчика было твёрдым и сильным.
Надев перчатку, Джон Сноу вдруг направился к невысокому, покрытому льдом, северному парапету – туда, где Стена резко обрывалась. За её пределами не было ничего, кроме сплошной тьмы и первобытной дикости. Тирион пошёл вслед за ним. Вместе они остановились у самого края мира.
Ночной Дозор не позволял лесу подступать ближе, чем на половину мили. Чащоба из железных деревьев, страж-деревьев и дубов колыхалась когда-то здесь, у северной стороны Стены, но уже сотни лет назад была вырублена с целью создания широкой полосы открытого пространства – чтобы ни один враг не смог подкрасться незаметно. Правда, Тириону рассказывали, что местами дикий лес всё-таки возвращался к Стене обратно – особенно на плохо охраняемых участках, которых было немало между тремя обитаемыми крепостями. Говорили, что видели даже серо-зелёные страж-деревья и белые чар-древа, проросшие корнями прямо в Стену, но здесь, у Чёрного Замка, всегда нуждавшегося в дровах, прорастающий лес регулярно прореживался топорами чёрных братьев.
Впрочем, далеко лес никогда и не отступал. Отсюда сверху Тириону была хорошо заметна тёмная полоса деревьев, которой резко заканчивалось открытое поле. Эта тёмная полоса, словно вторая, ночная стена, тянулась параллельно ледяной первой. В древнюю чащу редко заглядывал топор дровосека, и даже лунный свет был не в силах пронзить запутанное переплетение из корней, шипов и цепких веток. Деревья там стояли огромные. Разведчики рассказывали, что порой они казались даже разумными, но совсем не дружелюбными к людям. В Ночном Дозоре эту чащу назвали «Призрачным лесом», и на то были серьёзные основания.
Чем дольше Тирион Ланнистер стоял на холодном пронизывающем ветру и вглядывался в бесконечную тьму, не оживлённую ни одним огоньком, тем больше, кажется, начинал уже верить во всех этих «иных» – врагов из ночи. Даже его собственные шутки про грамкинов и снарков больше не казались ему смешными.
– Мой дядя где-то там, – сказал Джон тихо и махнул копьём в сторону тьмы. – Когда я в первый раз стоял здесь на вахте, то всё надеялся, что именно сегодня Дядя Бенджен вернётся, и я увижу его первым и затрублю в рог... Но он так и не появился… Ни в ту ночь, ни в следующие…
– Дадим ему ещё времени, – ответил Тирион.
Где-то далеко на севере завыл волк. На зов откликнулся ещё один голос, затем ещё… Призрак поднял голову и прислушался.
– Если он не вернётся, – твёрдо сказал Джон Сноу, положив руку на голову лютоволку, – то мы с Призраком пойдём и обязательно его отыщем.
– Верю, – ответил Тирион вслух.
Но про себя он подумал другое:
«А кто потом пойдёт искать тебя?»
И вздрогнул от холода…
_____________________
1) Мерлинги – земноводные гуманоидные существа из легенд (прим. пер.)

Читать главу 20. Эддард... / Читать главу 22. Арья...

Tags: Игра престолов, переводы
Subscribe
promo nehoroshy august 3, 2015 02:50 45
Buy for 10 tokens
"Игра престолов" Джордж Р.Р. Мартин Перевод Максима Сороченко Пролог – …Пора возвращаться, – настаивал Гаред, – одичалые мертвы. Лес постепенно окутывали сумерки. – Ты боишься покойников? – спросил сэр Уэймар Ройс, с едва заметным намёком на улыбку. Гаред не поддался на…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments