"Игра престолов": сокрытое в листве (nehoroshy) wrote,
"Игра престолов": сокрытое в листве
nehoroshy

Традиция стоять на коленях

Крайне ценная информация, странно что в свое время пропустил:

Оригинал взят у serg_slavorum в Откуда у западенцев традиция стоять на коленях

Мне всегда было интересно — откуда у западенцев взялась традиция стоять на коленях? Например, бухаться на колени в грязь, в снег перед любым мёртвым силовиком. Даже не погибшим в бою, а, например, отравившимся стекломоем.

быдло1.jpg

В комментариях к посту http://peremogi.livejournal.com/21883216.html пояснили:

Галичан поляки в своё время приучили на колени становиться когда вмерлого пана на кладбище везли,его крепостные рабы должны были стоять на коленях по всему "последнему пути" , выражая покорность и преданность своему хозяину до могилы. Рабский рефлекс перед паном.
Генетика осталась - куда пихнуть не знали. Тут нашли наконец отдушиной повод, под видом "достойного". Теперь рассовывают эту традицию под видом "истинно вкраинськой" даже на Слобожанщине и Новороссии. "Нерабы", фуле... Хотя у этнографов есть подозрения, что этот странный хтонический обычай в Прикарпатском регионе, идет еще от даков и кельтов (карпы, бойи, и другие). Те ползали перед убитыми воинами перед сожжением их тел.



Куприн еще в "Олесе" писал про волынских крестьян:

Но... или перебродские крестьяне отличались какою-то особенной, упорной несообщительностью, или я не умел взяться за дело, — отношения мои с ними ограничивались только тем, что, увидев меня, они еще издали снимали шапки, а поравнявшись со мной, угрюмо произносили: «Гай буг», что должно было обозначать: «Помогай бог». Когда же я пробовал с ними разговориться, то они глядели на меня с удивлением, отказывались понимать самые простые вопросы и всё порывались целовать у меня руки — старый обычай, оставшийся от польского крепостничества.
Книжки, какие у меня были, я все очень скоро перечитал. От скуки — хотя это сначала казалось мне неприятным — я сделал попытку познакомиться с местной интеллигенцией в лице ксендза, жившего за пятнадцать верст, находившегося при нем «пана органиста», местного урядника и конторщика соседнего имения из отставных унтер-офицеров, но ничего из этого не вышло.
Потом я пробовал заняться лечением перебродских жителей. В моем распоряжении были: касторовое масло, карболка, борная кислота, йод. Но тут, помимо моих скудных сведений, я наткнулся на полную невозможность ставить диагнозы, потому что признаки болезни у всех моих пациентов были всегда одни и те же: «в сере́дине болит» и «ни есть, ни пить не можу».
Приходит, например, ко мне старая баба. Вытерев со смущенным видом нос указательным пальцем правой руки, она достает из-за пазухи пару яиц, причем на секунду я вижу ее коричневую кожу, и кладет их на стол. Затем она начинает ловить мои руки, чтобы запечатлеть на них поцелуй. Я прячу руки и убеждаю старуху: «Да полно, бабка... оставь... я не поп... мне этого не полагается... Что у тебя болит?»
— В сере́дине у меня болит, панычу, в самой что ни на есть середине, так что даже ни пить, ни есть не можу.
— Давно это у тебя сделалось?
— А я знаю? — отвечает она также вопросом. — Так и печет и печет. Ни пить, ни есть не можу.
И, сколько я ни бьюсь, более определенных признаков болезни не находится.
— Да вы не беспокойтесь, — посоветовал мне однажды конторщик из унтеров, — сами вылечатся. Присохнет, как на собаке. Я, доложу вам, только одно лекарство употребляю — нашатырь. Приходит ко мне мужик. «Что тебе?» — «Я, говорит, больной»... Сейчас же ему под нос склянку нашатырного спирту. «Нюхай!» Нюхает... «Нюхай еще... сильнее!» Нюхает... «Что легче?» — «Як будто полегшало»... — «Ну, так и ступай с богом».
К тому же мне претило это целование рук (а иные так прямо падали в ноги и изо всех сил стремились облобызать мои сапоги). Здесь сказывалось вовсе не движение признательного сердца, а просто омерзительная привычка, привитая веками рабства и насилия. И я только удивлялся тому же самому конторщику из унтеров и уряднику, глядя, с какой невозмутимой важностью суют они в губы мужикам свои огромные красные лапы...



Комментарий лично от меня:

А ведь какой жесточайший отбор, должно быть, прошли при польских панах украинцы, как тщательно зачищался поляками любой человеческий материал, который хоть в малейшей степени мог оказать сопротивление!
Да так качественно, что система до сих пор работает без сбоев на уровне рефлексов, как например вот здесь:


На фотографии: польский пан городо шествует мимо потомков специально выведенных его предками рабов.

Тут явно прослеживаются следы пережитого украинцами этногеноцида.

И может быть, не случайно немцы во Вторую Мировую войну строили лагеря смерти именно на польской территории? Может быть и это, на самом деле, древняя польская традиция, о которой мы плохо знаем?

А ведь русские, сколько ни рассказывай страшных сказок про т.н. "ордынское иго", никогда ни с чем подобным не сталкивались. Иначе бы мы рефлекторно бухались на колени при виде монголов. Но ведь нет этого! И не было никогда.

Тут есть о чём подумать.

Tags: интересные журналы, история, подумалось чёт
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments