"Игра престолов": сокрытое в листве (nehoroshy) wrote,
"Игра престолов": сокрытое в листве
nehoroshy

"Игра престолов". Глава 33. Эддард

"Игра престолов"
Джордж Р.Р. Мартин
Перевод Максима Сороченко
Читать произведение с самого начала...

Глава 33. Эддард




– …Роберт, прошу тебя, – взывал к разуму Нед, – послушай, что ты говоришь. Ты призываешь к убийству ребёнка.
– Шлюха беременна! – кулак короля с грохотом опустился на стол, за которым собрался совет. – Я предупреждал тебя, что будет именно так, Нед. Ещё на курганах я предупреждал тебя, но ты не удосужился ко мне прислушаться. Выслушай хотя бы теперь. Я хочу, чтобы они все умерли – и мать, и дитя, и дурак Визерис заодно. Я что – непонятно говорю? Я хочу их смерти!
Прочие члены совета почли за лучшее делать вид, что их это не касается. Без сомнения, это было мудро с их стороны. Эддард Старк редко чувствовал себя таким одиноким, как теперь.
– Ты обесчестишь себя навеки, если убьёшь их.
– Пусть так, лишь бы дело было сделано. Я не слепец, чтобы не видеть тени топора, который уже завис над моей собственной шеей.
– Нет никакого топора, – ответил Нед королю. – Всего лишь тень от тени, исчезнувшей двадцать лет назад… если это вообще правда.
– Если? – кротко спросил Варис, сложив напудренные ручки вместе. – Милорд, вы несправедливы ко мне. Разве я бы осмелился ввести в заблуждение короля и членов совета?
Нед холодно взглянул на евнуха.
– Вы распространяете слухи, переданные изменником, который находится за полмира от нас, милорд. Возможно, Мормонт ошибается, возможно – лжёт.
– Сэр Джорах не решился бы обманывать меня, – возразил Варис, вкрадчиво улыбнувшись. – Уверяю вас, милорд, принцесса носит дитя.
– Это вы так считаете. Но если вы ошиблись, нам нечего опасаться. Если у неё случится выкидыш, если родится девочка вместо сына, если ребёнок умрёт во младенчестве – нам нечего опасаться.
– Но, если родится мальчик? – вопросил Роберт. – Если он выживет?
– Нас по-прежнему разделяет Узкое море. Я всерьёз встревожусь, если только дотракийцы научат своих коней скакать по воде.
Король глотнул вина и сердито посмотрел на Неда через разделяющий их стол.
– То есть, ты предлагаешь мне ничего не делать до тех пор, пока драконье семя не высадит свои армии на моих берегах, я правильно тебя понял?
– «Драконье семя» сейчас ещё в утробе матери, – ответил Нед. – И даже сам Эйгон не приступал к завоеваниям, пока ещё был грудным младенцем.
– Боги! Ты упрям как зубр, Старк. – Король окинул взглядом совет. – А вы? Языки что ли проглотили? Вам нечего возразить этому дураку с замороженным лицом?
Варис елейно улыбнулся королю и положил мягкую ладонь на рукав Неда.
– Поверьте, лорд Эддард, я хорошо понимаю ваше беспокойство. Я и сам не испытывал никакой радости, когда делился этой скорбной вестью с советом. Мы обсуждаем ужасные вещи – подлые и отвратительные. Но мы те, кто обязан принимать ужасные решения, если они пойдут на пользу государству. Как бы больно нам ни было.
Лорд Ренли пожал плечами.
– Что касается меня, то не вижу никаких препятствий. Нам следовало убить Визериса и его сестру ещё много лет назад, но мой брат… Его Светлость допустил ошибку, слушая советы Джона Аррена.
– Милосердие никогда не бывает ошибкой, лорд Ренли, – ответил Нед. – На Трезубце присутствующий здесь сэр Барристан зарубил целую дюжину добрых воинов – моих друзей и друзей Роберта. Когда его привели к нам – страшно израненного и полуживого – Русе Болтон настаивал на том, чтобы ему немедленно перерезали глотку, но ваш брат ответил: «Я не казню людей ни за преданность, ни за отвагу в битве», вслед за чем послал за своим собственным мейстером, чтобы тот обработал раны сэра Барристана. – Нед бросил на короля долгий холодный взгляд. – Жаль, что того Роберта больше с нами нет.
Роберт покраснел, словно ему стало стыдно.
– Это совсем другое, – недовольно ответил он. – Сэр Барристан был рыцарем Королевской Гвардии.
– А Дэйнерис – всего лишь четырнадцатилетняя девочка. – Нед понимал, что поступает далеко не разумно, но уже не мог остановиться. – Роберт, скажи мне, ради чего мы восстали против Эйриса Таргариена, разве не для того, чтобы положить конец детоубийствам?
– Чтобы положить конец Таргариенам! – прорычал король.
– Ваша Милость, я никогда не замечал за вами страха перед Рэйгаром. – Нед изо всех сил старался, чтобы в голосе не прозвучала насмешка, но тщетно. – Неужели годы настолько ослабили вас, что теперь вы трепещете даже перед тенью ещё не рождённого ребёнка?
Роберт побагровел.
– Умолкни, Нед, – произнёс он с угрозой. – Ни слова больше. Или ты забыл, кто здесь король?
– Я нет, Ваша Милость, – ответил Нед. – А вы?
– Довольно! – проорал король. – Меня уже тошнит от разговоров. Проклятье! Покончим с этим раз и навсегда! Слушаю ваше мнение.
– Её следует убить, – заявил лорд Ренли.
– У нас нет выбора, – пророкотал Варис, – как ни прискорбно…
Сэр Баристан Селми оторвал взгляд светло-голубых глаз от стола и произнёс:
– Ваша Милость, одно дело – с честью встретиться с врагом на поле битвы, и совсем другое – убить его в утробе матери. Простите меня, но я останусь на стороне лорда Эддарда.
Верховный мейстер Пицель прочистил горло, потратив на это несколько минут.
– Мой орден служит государству, а не правителю. Когда-то давно я давал советы королю Эйрису так же добросовестно, как даю их сейчас королю Роберту, поэтому ничего не имею против его дочери. Но я спрашиваю вас: если снова начнётся война, то сколько солдат погибнет? Сколько городов будет сожжено? Сколько детей будет отнято у своих матерей и сколько их умрёт на пиках? – Он разгладил свою пышную белую бороду, бесконечно грустно, безмерно устало… – Разве мудрость и даже доброта не велят нам умертвить Дэйнерис Таргариен ради того, чтобы жили десятки тысяч?
– Вот именно, доброта, – повторил Варис. – Какие прекрасные, мудрые слова, верховный мейстер. Это так верно. Если боги из какого-либо каприза подарят Дэйнерис Таргариен сына, то государство утонет в крови.
Мизинец высказался последним. Нед увидел, что лорд Петир пытается скрыть зевок.
– Если вас угораздило оказаться в одной постели с уродиной, то лучше всего – зажмурить глаза и поскорее приступить к делу, – заявил он. – Ожидание не сделает девушку краше. Поцелуйте её и покончите с этим.
– Поцеловать? – ошеломлённо спросил сэр Барристан.
– Стальным поцелуем, – пояснил Мизинец.
Роберт повернулся к Деснице.
– Вот и всё, Нед. Ты и Селми в меньшинстве. Осталось только решить, кто именно её убьёт.
– Мормонт мечтает о королевском прощении, – напомнил лорд Ренли.
– Отчаянно мечтает, – подтвердил Варис, – но выжить он мечтает ещё больше. В настоящий момент принцесса уже почти добралась до Ваэс Дотрак, а там всякий вынувший клинок – погибнет. А если я расскажу вам, что дотракийцы сделают с беднягой, который осмелится напасть на кхалиси, то, боюсь, вы станете плохо спать по ночам. – Он погладил себя по напудренной щеке. – Предлагаю яд… слёзы Лисса, например. Кхал Дрого ни за что не догадается, что смерть не была естественной.
Уже было задрёмывавший верховный мейстер Пицель резко открыл глаза и с подозрением покосился на евнуха.
– Яд – оружие трусов, – напомнил король.
Неду стало противно слушать.
– Вы посылаете наёмников, чтобы убить четырнадцатилетнюю девочку, и все ещё пытаетесь сохранить честь? – Он решительно отодвинул кресло и встал. – Сделай это сам, Роберт. Человек, который выносит приговор, должен лично заносить меч. Загляни в её глаза, прежде чем убить. Посмотри на слёзы, выслушай последние слова. Ты обязан сделать для неё хотя бы это.
– Боги! – выругался король, не в силах больше сдерживать ярость. – Ты это серьёзно? Проклятье! – Он взял бутыль, стоящую у локтя, обнаружил, что она пуста и швырнул её в стену. Бутыль разлетелась вдребезги. – У меня закончилось вино и терпение. Довольно! Просто сделай это.
– Я не стану принимать участия в убийстве, Роберт. Делай, что хочешь, но не проси, чтобы я прикладывал к этому свою печать.
На мгновение Роберту показалось, что он ослышался. Открытое неповиновение было нечастым блюдом за его столом. Выражение лица короля менялось по мере того, как он осмысливал услышанное. Глаза сузились, на шее из-под бархатного воротника показались красные пятна. С ненавистью он указал пальцем на Неда.
– Вы Королевская Десница, лорд Старк. Вы исполните то, что я велю, или я найду на ваше место другого.
– Желаю ему всяческих успехов.
Нед расстегнул тяжелую застёжку, скреплявшую складки его плаща – затейливую серебряную руку, служившую символом его должности, и положил на стол перед королём. Его душила боль от воспоминаний о человеке, который возложил на него эту тяжесть, о человеке, который был когда-то его другом.
– Я был о тебе лучшего мнения, Роберт. Я думал, мы избрали куда более благородного короля.
Лицо Роберта налилось кровью.
– Вон! – хрипло выкрикнул он, задыхаясь от злобы. – Вон! И будь ты проклят. С тобой покончено. Чего ты ждёшь? Давай, вали обратно в Винтерфелл. И если я ещё хоть раз увижу твою рожу, клянусь – надену твою голову на крюк!
Нед поклонился и, не сказав больше ни слова, развернулся на месте. Взгляд Роберта жёг спину. Не успел он далеко отойти от кресел, как споры совета разгорелись с новой силой, почти без паузы.
– В Браавосе существует общество, так называемые «Безликие», – размышлял вслух верховный мейстер Пицель.
– Представляете, сколько стоят их услуги? – возражал Мизинец. – Да за половину их цены можно нанять целую армию простых наёмников, и это только при заказе купца. Я боюсь даже предположить, сколько они запросят за принцессу.
Дверь за спиной Неда закрылась, заглушив голоса. У входа в зал, одетый в длинный белый плащ и доспехи Королевской Гвардии, стоял на посту сэр Борос Блаунт. Он искоса кинул в сторону Неда быстрый любопытный взгляд, но не стал задавать вопросов.
Нед пересёк двор замка, направляясь обратно в Башню Десницы. Было душно, несмотря на пасмурное небо. В воздухе пахло намечающейся грозой. Нед был этому даже рад – дождь хоть немного смоет с него всю эту грязь. Выйдя на свою террасу, он послал за Вейоном Пулом. Стюард явился сразу.
– Вызывали, милорд Десница?
– Больше не Десница, – ответил Нед. – Мы с королём рассорились. Пора возвращаться в Винтерфелл.
– Я немедленно приступлю к приготовлениям, милорд. Через две недели всё будет готово к выезду.
– У нас нет двух недель. У нас нет даже одного дня. Король упомянул что-то о крюке и моей голове на нём.
Нед нахмурился. Всё-таки до конца он не верил, что король способен причинить ему зло. Кто угодно, только не Роберт. Теперь он в гневе, но после того как Нед живым и здоровым скрылся с его глаз, король скорее всего быстро остынет, как это случалось уже не раз.
К его собственному неудовольствию, неожиданно нахлынули воспоминания о Рэйгаре Таргариене. Пятнадцать лет он уже лежит в могиле, но Роберт ненавидит его всё так же как прежде. Эта мысль вызывала беспокойство… но не только она. Дело касалось ещё и Кейтлин с карликом, о чём прошлой ночью предупредил его Йорен. Скоро об этом станет известно всем. Это было неминуемо, как восход солнца, и, если короля ныне переполняет чёрная ярость… Конечно, Роберту плевать на Тириона Ланнистера, но это дело может задеть его гордость, не говоря уже о королеве.
– Наверно, будет безопаснее, если я выеду пораньше, – сказал он Пулу. – Возьму с собой дочерей и несколько стражников. Остальные отправятся сразу, как будут готовы. Извести Джори, но не говори ему лишнего, и не предпринимай ничего, пока я с дочерьми не отъеду подальше. В замке полно ушей и глаз. Желательно, чтобы о моих планах никто не догадался.
– Как прикажете, милорд.
Когда стюард ушёл, Эддард Старк сел возле окна и глубоко задумался. По всей видимости, Роберт не оставил ему выбора, за что Нед был даже благодарен. В последнее время он часто тосковал о снеге, и о глубокой ночной тишине Волчьего леса. Возвратиться в Винтерфелл будет самым правильным. Впрочем, и уезжать оттуда не следовало. Там его ждут сыновья. Кроме того, они с Кейтлин ещё далеко не старые и смогут родить ещё одного мальчика.
И всё же мысли об отъезде будили в нём злость. Как много он не успел сделать! Роберт, если не обуздает нрав, доведёт государство до разора со своим советом из подхалимов и трусов. Или, что гораздо хуже, отдаст Ланнистерам за долги…
А ещё Неда никак не отпускало желание узнать правду о смерти Джона Аррена. Да, он нашёл несколько кусочков общей картины – маленьких, но достаточных для того, чтобы убедиться, что Джон был именно убит. Но всё остальное выглядело как призрачные следы зверя, оставленные на лесной подстилке. Он ещё не обнаружил чудовище, но уже чуял, что оно где-то рядом – затаившееся, коварное, опасное.
Внезапно его осенило – лучше всего будет вернуться в Винтерфелл морем. Нед никогда не был моряком, и в обычных обстоятельствах предпочёл бы королевский тракт, но если он отправится морем, то сможет зайти на Драконий Камень и переговорить со Станнисом Баратеоном. Пицель уже отправлял через воды ворона с вежливым письмом от Неда, в котором тот просил лорда Станниса вернуться и занять своё место в Малом Совете. Но ответа до сих пор не последовало, и подобное молчание только усиливало подозрения. Лорд Станнис знал тайну, из-за которой умер Джон Аррен, Нед в этом не сомневался. Вполне возможно, что правда, которую он искал, ожидала его в древней островной крепости Дома Таргариенов.
«И что потом, когда ты её узнаешь? Некоторые тайны лучше хранить вечно. Некоторые тайны настолько опасны, что лучше не делить их даже с теми, кого ты любишь и кому доверяешь».
Нед вынул из ножен на поясе кинжал, который привезла ему Кейтлин. Оружие Беса. Но отчего карлик хочет смерти Брана? Ну конечно, чтобы заставить его замолчать. Другая тайна, или ещё одна нить всё той же паутины?
Но является ли Роберт её частью? Нед не мог себе такого даже представить, но с другой стороны – разве можно было предположить, что Роберт способен на убийство женщин и детей? Кейтлин пыталась предупредить его. «Ты знаешь его как человека, – сказала она ему, – но не как короля!»
Так что, чем быстрее он покинет Королевскую Гавань, тем лучше. Если есть корабль, готовящийся к отправлению на север на рассвете, то желательно попасть на него.
Вновь вызвав Вейона Пула, он послал его к причалам навести справки – быстро, но осторожно.
– Найди быстрый корабль с опытным капитаном, – велел он стюарду. – Размер кают и удобства не имеют значения – только скорость и надёжность. Я хочу отправиться в путь как можно скорее.
Не успел Пул выйти, как Томард сообщил о приходе посетителя.
– Лорд Бейлиш просит о встрече, милорд.
Нед уже готов был отказать ему, но решил, что не стоит. Пока он не свободен, придётся играть по их правилам.
– Впусти его, Том.
Лёгкой походкой лорд Петир взошёл на террасу так, как будто утром ничего особенного не случилось. На нём был разрезной бархатный дублет серебристо-кремового цвета, серый шёлковый плащ, отделанный мехом чёрной лисицы, а на лице застыла обычная насмешливая улыбочка.
Нед поприветствовал его холодно.
– Могу я осведомиться о цели вашего визита, лорд Бейлиш?
– Не стану отнимать у вас много времени. Я просто шёл на обед к леди Танде и решил по дороге заглянуть к вам. Знаете, там будет пирог с миногой и жареный молочный поросёнок. Леди Танда мечтает женить меня на своей младшей дочери, поэтому стол у неё всегда изумителен. Но, скажу откровенно, я скорее предпочту жениться на свинье. Но только не говорите ей об этом. Мне очень нравятся пироги из миног.
– В таком случае, милорд, не смею задерживать, – ответил Нед с холодным презрением. – В данный момент ваше общество мне было бы наименее приятным.
– О, уверен, что если б вы подумали, то вспомнили бы имена гораздо более неприятных людей. Вариса, например. Или Серсеи. Или даже Роберта. Его Светлость был крайне разгневан. Сегодня утром он ещё долго говорил о вас всякое, после того как вы ушли. Насколько помню, слова «наглый» и «неблагодарный» звучали наиболее часто.
Нед не стал снисходить до ответа. Несмотря на то, что он не предложил гостю сесть, Мизинец сам устроился в кресле.
– После того, как вы так стремительно покинули нас, мне пришлось убеждать остальных не нанимать Безликих, – продолжил он как ни в чём не бывало. – Вместо этого Варис распространит слух о том, что мы сделаем лордом любого, кто прикончит девчонку Таргариенов.
– Значит, теперь мы награждаем титулами наёмных убийц, – заметил Нед с омерзением.
Мизинец пожал плечами.
– Титулы дёшевы. Безликие – наоборот. Сказать по правде, я сделал ради спасения девочки Таргариенов куда больше, чем вы со всеми вашими разговорами о чести. Пусть только какой-нибудь наёмник, ослеплённый мечтами о титуле, попробует убить её. Скорей всего, у него ничего не выйдет, зато дотракийцы начнут беречь её как зеницу ока. А вот подослать к ней Безликого – всё равно что сразу похоронить.
Нед нахмурился.
– Вы сидите в совете и рассуждаете об уродинах и стальных поцелуях, а теперь пытаетесь убедить, что спасали девчонку? За какого дурака вы меня принимаете?
– За исключительно круглого, – ответил Мизинец со смехом.
– Вы всегда находите убийства забавными, лорд Бейлиш?
– Забавным я нахожу не убийство, а вас, лорд Старк. Вы правите так, словно прыгаете по тонкому льду. Когда лёд проломится, бултых выйдет знатный, осмелюсь заметить. Кажется, сегодня утром я услышал первый треск.
– Первый и последний, – ответил Нед. – С меня довольно.
– Когда вы планируете вернуться в Винтерфелл, милорд?
– При первой возможности. Вам-то какое дело?
– Никакого… но, если вы задержитесь до вечера, буду рад сопроводить вас в тот самый бордель, который безуспешно искал Джори. – Мизинец улыбнулся. – И я даже ничего не расскажу об этом леди Кейтлин.


Читать главу 32. Арья...

Tags: Игра престолов, переводы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments