"Игра престолов": сокрытое в листве (nehoroshy) wrote,
"Игра престолов": сокрытое в листве
nehoroshy

"Игра престолов". Глава 38. Тирион

"Игра престолов"
Джордж Р.Р. Мартин
Перевод Максима Сороченко
Читать произведение с самого начала...

Глава 38. Тирион




– …Хочешь есть? – сердито спросил Морд.
Толстой рукой с короткими пальцами он держал тарелку с вареными бобами.
Тирион Ланнистер был чудовищно голоден, но ни за что не позволил бы себе унизиться перед этой жирной скотиной.
– Нога ягненка пришлась бы в самый раз, – донесся его голос из кучи грязной соломы, наваленной в углу камеры, – возможно, еще горох с луком, немного свежего хлеба с маслом и бутыль подогретого вина, чтобы все это запить. Или просто пива. Постараюсь быть не слишком привередливым.
– Только бобы, – ответил Морд, – здесь.
И он протянул тарелку.
Тирион вздохнул. В тюремщике было стоунов двадцать(1) жира и тупости, дополненные бурыми гнилыми зубами и крошечными темными глазками. Левую сторону лица «украшал» блестящий шрам от топора, отрубившего когда-то ухо и часть щеки. Тюремщик был также предсказуем, как и уродлив, но Тирион очень хотел есть.
Он потянулся к тарелке.
Морд отдернул ее назад с мерзкой ухмылкой.
– Здесь, – сказал он, поднимая тарелку так, чтобы Тирион не смог до нее дотянуться.
Карлик неуклюже поднялся на ноги. Все суставы его болели.
– Обязательно каждый раз затеивать эту идиотскую игру?
Он попытался еще раз дотянуться до бобов.
Морд отшатнулся, ухмыляясь гнилыми зубами.
– Здесь, карлик. – Он вытянул руку с тарелкой за пределы камеры – туда, где каменный пол обрывался и начиналось небо. – Хочешь есть? Иди и возьми.
Руки Тириона были слишком коротки, чтобы дотянуться до тарелки, и о том, чтобы подойти так близко к краю, не могло быть и речи. Морду будет достаточно слегка шевельнуть необъятным белым брюхом, и Тирион закончит жизнь, размазавшись омерзительным красным пятном по камням «Небесной». Как это уже случалось со многими узниками Орлиного Гнезда на протяжении столетий.
– Впрочем, если подумать, я не особо и голоден, – сказал он и отступил обратно в угол.
Морд хмыкнул и разжал пальцы. Тарелка, подхваченная ветром, перевернулась вверх дном и полетела вниз. Несколько высыпавшихся из нее бобов упали на пол камеры, остальные скрылись с глаз.
Тюремщик расхохотался, огромное брюхо заходило ходуном словно блюдо с пудингом.
Тириона охватила ярость.
– Ах ты выблядок изъеденного язвами осла! – зашипел он. – Чтобы ты сдох от кровавого поноса!
За это Морд сильно пнул Тириона окованным железом сапогом по ребрам, прежде чем направиться к выходу.
– Беру свои слова назад! – выдохнул Тирион, корчась на соломе от боли. – Я убью тебя лично, клянусь!
Тяжелая железная дверь захлопнулась, раздалось громыхание ключей.
Для человека маленького роста у него опасно длинный язык – так размышлял Тирион, отползая обратно в угол того, что Аррены насмешливо звали «темницей». Там он съежился под тонким одеяльцем, служившим ему единственным подобием постели и принялся вглядываться в пламенную синь чистого неба. Вздымающиеся фоне неба силуэты далеких гор, казалось, стояли на своих местах вечно. В который раз он пожалел о том, что здесь нет плаща из шкуры сумеречного кота, выигранного им у Мариллиона в кости. Плащ, снятый певцом с убитого предводителя разбойников, вонял кровью и плесенью, но был хотя бы толстым и теплым. Морд отнял плащ сразу, как только положил на него глаз.
Порывы ветра, острые как когти, то и дело пытались сорвать с Тириона одеяло. Камера, в которую его поместили, была чудовищно маленькой – даже для карлика. В каких-то пяти шагах от него – там, где полагалось быть внешней стене (и где она была бы, если бы это была настоящая темница) – пол камеры резко обрывался, и начиналась пропасть. Жаловаться на недостаток свежего воздуха и света (днем – солнечного, ночью – от луны и звезд) здесь не приходилось, но Тирион, не задумываясь, променял бы все это на самую промозглую и мрачную яму в недрах Утеса Кастерли.
– Ты полетишь, – пообещал ему Морд, втолкнув в камеру. – Двадцать дней, тридцать, может, пятьдесят. И ты полетишь…
Во всем Государстве только Аррены владели такой тюрьмой, из которой заключенные могли спокойно бежать на волю. И это даже поощрялось. В первый день, как следует набравшись мужества (на что ушло несколько часов), Тирион лег на живот, осторожно подполз к краю, высунул наружу голову и посмотрел вниз. Под ним разверзлось шесть сотен футов(2) пропасти, не заполненной ничем, кроме свежего воздуха. Далеко внизу виднелись очертания крепости «Небесной». Как можно дальше вытягивая шею, Тирион сумел разглядеть справа, слева и сверху другие камеры, подобные той, в которой сидел сам. Он был здесь словно запертая в каменной соте пчела, которой оторвали крылья.
В камере было холодно, ветер завывал и днем, и ночью, но что всего хуже – пол был наклонным. Совсем немного, но даже этого было достаточно. Он боялся лишний раз сомкнуть глаза, боялся, что скатится вниз во сне и проснется от внезапного ужаса, когда начнет соскальзывать вниз. Неудивительно, что небесные камеры сводили людей с ума.
«Боги спасут меня», – прочитал он надпись, оставленную на стене одним из предыдущих обитателей камеры, – «…синева зовёт».
Буквы были написаны чем-то подозрительно напоминающим кровь.
Поначалу Тирион размышлял, кто бы это мог быть, и что с ним могло приключиться, но потом решил, что лучше этого не знать.
Ах, если бы он только умел держать язык за зубами!
…Разговор начал мерзкий мальчишка, глядевший на него сверху вниз с трона из резного чар-древа, под украшенными луной и соколом знаменами Дома Арренов. На Тириона Ланнистера всю жизнь смотрели сверху вниз, но теперь это был шестилетний сопляк со слезящимися глазами, под задницу которого приходилось подкладывать толстую подушку, чтобы он казался выше.
– Он плохой человек? – спросил мальчик, не выпуская из рук свою куклу.
– Плохой, – ответила леди Лиза, сидевшая рядом с ним на более приземистом троне.
Одетая в голубой наряд, она была тщательно напудрена и надушена ради женихов, в изобилии роившихся при ее дворе.
– Он такой маленький, – заметил лорд Орлиного Гнезда, хихикнув.
– Это Тирион Бес из Дома Ланнистеров, убийца твоего отца! – громко объявила леди Лиза. Звук ее голоса пронесся по всему Высокому Залу, отразившись от молочно-белых стен и узких колонн, и достиг ушей каждого. – Он умертвил Десницу Короля!
– О, я ещё и его убил? – спросил Тирион, хотя это было глупо.
В тот момент следовало держать рот на замке, а голову склоненной. Теперь он это понимал со всей ясностью. Семь преисподен, да это было ясно уже тогда!
Высокий Зал Арренов был длинным и выглядел аскетично. Стены, облицованные белым мрамором с голубыми прожилками, излучали зловещий холод, но выражения лиц окружавших его людей были еще холоднее. Могущество Утеса Кастерли не имело никакой власти здесь, и в Долине Арренов друзей у Ланнистеров не водилось. Только покорность и молчание могли послужить ему защитой.
Однако, настроение у Тириона было слишком скверным, чтобы думать о самосохранении. К своему стыду, он дал слабину во время подъема в Орлиное Гнездо, длившегося весь день. Короткие ноги перестали слушаться на высоте, и последний участок пути Бронну пришлось нести его на руках. Пережитое унижение только подлило масла в огонь его гнева.
– Выходит, я чрезвычайно проворный коротышка, – проговорил он с горьким сарказмом. – Интересно, когда я успел совершить все эти смертоубийства?
Следовало помнить, с кем он имеет дело. Лиза Аррен с ее полоумным задохликом даже при Дворе не проявляли чувства юмора, в особенности, когда шутки были направлены против них.
– Бес, – холодно произнесла Лиза, – придержи свой насмешливый язык и разговаривай с моим сыном вежливо, иначе ты рискуешь сильно пожалеть, это я обещаю. Не забывай, где находишься. Это Орлиное Гнездо, и вокруг тебя рыцари Долины – благородные люди, которые искренне любили Джона Аррена. Каждый из них умрет за меня.
– Леди Аррен, если кто-нибудь из этих людей причинит мне зло, то мой брат Джейме с удовольствием проследит, чтобы именно это и случилось.
Выплевывая свои слова, Тирион уже понимал, что совершает глупость.
– Вы умеете летать, милорд Ланнистер? – спросила Лиза. – Неужели у карликов есть крылья? Если нет, то будьте любезны сглотнуть следующую угрозу, которая придет вам в голову.
– Это не угроза, – ответил Тирион. – Это обещание.
Маленький лорд Роберт вдруг так резво вскочил на ноги, что уронил куклу на пол.
– Ты не сможешь сделать нам больно! – закричал он. – Здесь никто не сможет. Скажи ему, мама, скажи, что он не сможет сделать нам больно!
Мальчика сильно затрясло.
– Орлиное Гнездо неприступно, – принялась утешать его Лиза Аррен. Она приблизила к себе сына и обняла его пухлыми белыми руками. – Бес пытается нас запугать, малыш. Все Ланнистеры лжецы. Никто не причинит зла моему сладкому мальчику.
Проклятье, а ведь она права! Ощутив на себе все трудности подъема, Тирион легко мог представить, каково придется рыцарям, если они попытаются пробиться наверх. Они будут вынуждены сражаться буквально за каждый шаг, в то время как сверху на них будут сыпаться камни и стрелы. То, что здесь будет твориться, не описать даже словом «кошмар». Не удивительно, что Орлиное Гнездо никто никогда не захватывал.
Но, даже отлично понимая всё это, Тирион не смог заставить себя промолчать.
– Не думаю, что неприступно, – сказал он, – просто подъем доставит некоторые неудобства.
Юный Роберт указал на него дрожащей рукой.
– Ты врун! Мама, я хочу посмотреть, как он летает.
Два стражника в небесно-синих плащах схватили Тириона за руки и оторвали от пола.
Только боги ведают, что тогда могло бы случиться, если бы не Кейтлин Старк.
– Сестра! – подала она голос со своего места возле трона. – Умоляю не забывать, что это мой пленник. А я не причиню ему вреда.
Лиза Аррен бросила на сестру холодный взгляд, затем вскочила и метнулась к Тириону. Длинные юбки заволочились за ней по полу. На мгновение ему показалось, что она хочет его ударить, но последовала команда отпустить. Стражники толкнули Тириона на пол, ноги его подкосились, и он упал.
Должно быть, со стороны это выглядело так, словно он пытается встать на колени, но на самом деле ему просто свело ногу. Потерпев неудачу в попытке подняться, Тирион снова повалился на пол. Под сводами Высокого Зала раздался дружный хохот.
– Маленький гость моей сестры слишком устал, чтобы стоять, – объявила леди Лиза. – Сэр Вардис, отведите его в темницу. Отдых в одной из наших небесных камер пойдет ему на пользу.
Стражники одним рывком подняли его с пола. Тирион Ланнистер повис между ними, слабо брыкаясь, весь красный от стыда.
– Я это запомню! – крикнул он, когда его поволокли прочь.
И он запомнил, но какой в этом толк?
Вначале он утешался мыслями о том, что его заключение не продлится долго. Лиза Аррен хочет унизить его, вот и всё. Она пришлет за ним еще раз и уже скоро. Даже если не она, то Кэйтлин Старк точно захочет его допросить. В следующий раз он постарается вести себя осторожнее. Вряд ли они посмеют убить его – он все еще Ланнистер из Утеса Кастерли, и если прольется его кровь, это будет означать войну. По крайней мере, он старался себя в этом убедить.
Но теперь уже не был в этом уверен.
Возможно, похитители просто решили сгноить его здесь, и Тирион начинал чувствовать, что надолго его не хватит. Он слабел с каждым днем. Рано или поздно Морд забьет его так, что он больше не сможет подняться. Если, конечно, тюремщик не заморит его голодом раньше. Еще несколько таких ночей без еды и тепла, и вскоре синева призовет к себе и его.
Он пытался представить, что происходит за стенами его камеры (если это можно было назвать стенами). Лорд Тайвин наверняка послал во все стороны всадников, как только новость достигла его ушей. Джейме, должно быть, уже ведет войско через Лунные горы… если не спешит вместо этого на север к Винтерфеллу. Вообще знает ли кто-нибудь за пределами Долины, куда на самом деле отвезла его Кейтлин Старк? Тирион задавался вопросом, что сделает Серсея, когда узнает о случившемся. Король может приказать освободить его, но к кому он прислушается охотнее – к своей королеве или к Деснице? Тирион не питал иллюзий относительно чувств, которые король испытывал к его сестре.
Если Серсея проявит мудрость, то будет настаивать на том, чтобы король сам судил Тириона. В этом случае даже Неду Старку будет нечего возразить, не поставив под сомнение честь короля. А Тирион будет только рад, если ему представится возможность попытать счастья на суде. Какие бы убийства ему ни вменяли, но насколько он успел понять, у Старков не было никаких доказательств. Пусть попытаются обвинить его у Железного Трона, на глазах у лордов страны. И тогда Старкам неминуемо придет конец. Ах, если бы Серсея была достаточно умна для этого…
Тирион Ланнистер вздохнул. Его сестре было свойственно определенное низкое коварство, но излишняя гордость портила всё. В этой ситуации она увидит только нанесенное им оскорбление, но не сопутствующие возможности. А о Джейме даже говорить нечего. Безрассудный, упрямый и вспыльчивый – его брат даже не станет пытаться распутать узел, если решит, что его можно просто разрубить мечом.
Он размышлял о том, кто мог подослать убийцу к мальчишке Старков, и на самом ли деле именно они имели отношение к смерти лорда Аррена? Если пожилой Десница был убит, то проделано всё было чрезвычайно ловко – ведь мужчины его возраста часто умирают от внезапных болезней. В противоположность этому, попытка убить Брандона Старка руками олуха с краденым ножом поражала невероятной тупостью.
И это очень странно, если подумать…
Тирион поежился. Страшная догадка поразила его. Возможно, лютоволк и лев – не единственные звери в этом лесу. Если так, то кто-то просто использовал его, как орудие. А Тирион Ланнистер терпеть не мог, когда им пользовались…
Надо выбираться отсюда, и как можно скорее. Шансов одолеть Морда у него практически не было, да и шестисотфутовую веревку сюда никто тайком не пронесет. Значит, оставалось надеяться только на то, что удастся договориться. Проклятье! Если длинный язык довел его до этой камеры, то сможет вытащить и обратно!
Тирион с трудом поднялся на ноги, стараясь не обращать внимания на легкий уклон пола под ногами, чуть заметно, но постоянно тянувший его к краю. Затем забарабанил кулаком по двери.
– Морд! – закричал он. – Тюремщик! Морд, ты мне нужен!
Пришлось колотить в дверь добрых десять минут, прежде чем он услышал шаги. Тирион отступил назад за мгновение до того, как дверь с грохотом отворилась.
– Зачем шумишь? – прорычал Морд, взглянув на него налитыми кровью глазами.
С мясистой руки его свисал широкий толстый кожаный ремень, намотанный на кулак.
«Никогда не показывай, что тебе страшно», – напомнил Тирион сам себе.
– Ты хотел бы разбогатеть?
Морд махнул рукой, и кожаный ремень хлестнул Тириона по плечу. И, хотя тюремщик бил почти лениво, сила удара заставила Тириона пошатнуться и сжать зубы от боли.
– Не болтать, карлик! – предупредил Морд.
– Золото, – кратко произнес Тирион, заставив себя улыбнуться. – Утес Кастерли полон золота… ай!
В этот раз Морд ударил сильнее. С громким щелчком кожаный ремень хлестнул Тириона по ребрам, вынудив его повалиться на колени со стоном. Превозмогая боль, Тирион поднял голову и посмотрел в лицо тюремщику.
– «Быть богатым, как Ланнистеры», – захрипел он. – Ты же слышал такую поговорку, Морд?
Морд хмыкнул. Ремень свистнул, распарывая воздух, и врезался Тириону в лицо. Боль была такой сильной, что он даже не помнил, как упал – просто открыл глаза и обнаружил себя лежащим на полу камеры. Одно ухо звенело, а рот был полон крови. Он попытался упереться рукой в пол, чтобы подняться, но пальцы вдруг… провалились в пустоту. Тирион отдернул руку так быстро, словно она угодила в кипяток, и почти перестал дышать от страха. Падая после удара, он скатился к самому краю камеры, задержавшись в паре дюймов от синевы.
– Поговори мне еще!
Морд взял ремень в обе руки и резко дернул. От громкого щелчка Тирион подпрыгнул. Тюремщик расхохотался.
«Он не будет меня сталкивать», – отчаянно убеждал себя Тирион, отползая от края. – «Кейтлин Старк я нужен живым. Он не осмелится меня убить».
Он отер кровь с губ тыльной стороной руки, усмехнулся и заговорил снова:
– Отличный удар, Морд. – Тюремщик прищурился, силясь понять, не насмехаются ли над ним. – Мне бы пригодился такой могучий человек, как ты.
Ремень снова взвился в воздухе. Но в этот раз Тирион сумел слегка отпрянуть, получив всего лишь скользящий удар по плечу. Ничего серьезного.
– Золото, – повторил он, пятясь назад, словно краб, – больше золота, чем ты видел за всю свою жизнь. Хватит, чтобы купить землю, женщин, коней… ты даже станешь лордом. Лордом Мордом.
Тирион выкашлял скопившийся в горле ком слизи вперемешку с кровью и сплюнул его в пропасть.
– Нет золота… – ответил Морд.
«Он меня слушает!» – обрадованно подумал Тирион.
– У меня отняли кошель, когда схватили, но золото в нем по-прежнему мое. Кейтлин Старк может захватить человека в плен, но никогда не опустится до того, чтобы его ограбить. Она слишком для этого благородна. Помоги мне, и все это золото достанется тебе.
И снова Морд махнул ремнем, но в этот раз не так решительно – вполсилы и, как будто, небрежно. Тирион без труда перехватил ремень и крепко сжал в руке.
– Ты ничем не рискуешь. Просто передай от меня весточку.
Тюремщик выдернул ремень из руки Тириона.
– Весточку? – спросил Морд так, словно впервые услышал это слово. Брови его нахмурились, на лбу проступили глубокие складки.
– Ты понял, о чем я, будущий лорд. Просто передай от меня несколько слов своей леди. Скажи ей…
«Но что именно? Что способно заинтересовать Лизу Аррен?»
И тут Тириона Ланнистера осенило.
– …скажи ей, что я хочу во всем сознаться!
Морд поднял руку. Тирион приготовился к очередному удару, но тюремщик замешкался. Подозрение и жадность боролись в его глазах. Он хотел получить золото, но боялся, что его обманут. У него вообще был вид человека, которого часто обманывают…
– Это ложь, – пробормотал он мрачно. – Карлик пытается меня надуть.
– Могу пообещать письменно, – быстро сказал Тирион.
Многие неграмотные люди презирают письмо. Но другие относятся к нему с суеверным почтением, принимая за разновидность магии. К счастью, Морд оказался из числа последних. Рука с ремнем опустилась.
– Пиши про золото. Про много золота.
– Конечно, про много золота! – уверил его Тирион. – Кошель – это только на пробу, дружище. Мой брат, к примеру, носит золотые доспехи!
По правде говоря, доспехи Джейме были из позолоченной стали, но этот олух никогда не поймет, в чем разница.
Морд задумчиво поковырял ремень пальцем, но, в конце концов, уступил и пошел за бумагой и чернилами. Получив расписку, тюремщик нахмурил брови и принялся изучать ее с подозрением.
– А теперь запоминай, что скажу, – велел ему Тирион…
Он уже спал, дрожа во сне, когда за ним пришли. Стояла глубокая ночь. Морд открыл дверь, но ничего не сказал. Тириона разбудил Вардис Иген, пнув сапогом в бок.
– Поднимайся, Бес. Миледи хочет тебя видеть.
Тирион протер глаза ото сна и постарался придать плохо слушающемуся лицу привычное выражение.
– Понятно дело, хочет. Но с чего ты решил, что это взаимно?
Сэр Вардис нахмурился. Тирион помнил его с тех времен в Королевской Гавани, когда тот еще служил капитаном личной охраны Десницы. Квадратное простое лицо, серебристые волосы, крепкое телосложение и ни капли чувства юмора.
– Твои желания никого не волнуют. Поднимайся или я потащу тебя силой.
Тирион неуклюже встал на ноги.
– Прохладно сегодня, – бросил он как бы между прочим, – а в Высоком Зале такой сквозняк… Не хотелось бы подхватить простуду. Морд, принеси мне плащ, будь так любезен.
Тюремщик уставился на него мутным взглядом. В прищурившихся глазах мелькнуло подозрение.
– Мой плащ, – пояснил Тирион. – Из шкуры сумеречного кота, который ты забрал у меня на сохранение. Ты должен помнить.
– Отдай ему этот проклятый плащ, – потребовал сэр Вардис.
Морд не осмелился возражать. Он посмотрел на Тириона взглядом, предрекающим неминуемую расправу, и поплелся за плащом.
Когда Морд завязывал плащ на его шее, Тирион ему улыбнулся.
– Благодарю. Теперь я стану вспоминать о тебе каждый раз, когда буду его надевать.
Он перебросил длинный конец плаща через правое плечо, и впервые за эти дни почувствовал себя согревшимся.
– Ведите меня, сэр Вардис!
Высокий Зал Арренов был залит светом пятидесяти факелов, расставленных вдоль стен. Сегодня леди Лиза была одета в черное шелковое платье с луной и соколом, вышитыми жемчугом на груди. Поскольку она вряд ли собиралась присоединиться к Ночному Дозору, Тирион заключил, что свое траурное одеяние она сочла уместным надеть для того, чтобы выслушать его признание. Ее длинные темно-каштановые волосы были заплетены в затейливую косу, перекинутую через левое плечо. Высокий трон рядом с ней был пуст. Маленький лорд Орлиного Гнезда, без сомнения, сейчас дрожал во сне. Впрочем, Тирион был этому только рад.
Он сделал глубокий поклон и украдкой осмотрелся. Как он и надеялся, чтобы засвидетельствовать его признание, леди Аррен собрала всех своих рыцарей и приближенных. Тирион разглядел морщинистое лицо сэра Бриндена Талли и широкую физиономию лорда Нестора Ройса. Рядом с Нестором стоял молодой человек с грозными черными бакенбардами. Он не мог быть никем иным, кроме как наследником Ройса – сэром Албаром. Здесь были представлены большинство главных Домов Долины. Тирион приметил сэра Лина Корбрея – стройного как клинок, затем страдающего подагрой лорда Хантера и овдовевшую леди Уэйнвуд в окружении сыновей. Были и другие, не знакомые ему гербы: сломанное копье, зеленая гадюка, горящая башня, чаша с крылышками…
Среди лордов Долины затесались несколько его спутников, с которыми он преодолевал горную дорогу. Он заметил Родрика Касселя – бледного по причине не до конца заживших ран, а рядом с ним – сэра Уиллиса Воуда. Певец Мариллион успел где-то раздобыть новую арфу.
Тирион улыбнулся. Что бы ни произошло здесь сегодня ночью, очень важно, чтобы это не осталось в тайне. А певец как никто другой сможет разнести историю по всей округе.
В дальнем конце зала у колонны скучал Бронн. Черные глаза вольного всадника внимательно разглядывали Тириона, а рука как бы невзначай покоилась на навершии рукояти меча. Тирион посмотрел на него в ответ и задумался...
Первым молчание нарушила Кейтлин Старк.
– Нам сказали, что вы хотите сознаться в своих преступлениях.
– Так точно, миледи, – ответил Тирион.
Лиза Аррен улыбнулась и посмотрела на сестру.
– Небесные камеры способны сломать любого. Всегда под пристальным вниманием Богов, и нет тьмы, чтобы спрятаться…
– Он не кажется сломленным, – возразила леди Кейтлин.
Леди Лиза не обратила на ее слова внимания.
– Говори, – приказала она Тириону.
«Пора кинуть кости», – подумал он, бросив еще один взгляд в сторону Бронна.
– С чего бы мне начать? Признаю – я довольно гнусный коротышка. Я совершил столько преступлений и так часто грешил, что всё даже не упомнить, милорды и леди. Я спал со шлюхами – и не однажды, а сотни раз! Я желал смерти лорду-отцу, а также своей родной сестре – нашей милостивой королеве. – Позади кто-то рассмеялся. – Я не всегда проявлял доброту к слугам. Я играл в азартные игры, порой нечестно, и теперь испытываю за это стыд. Будучи при Дворе, я зло шутил и ехидничал в адрес благородных лордов и леди. – Кто-то уже гоготал, не сдерживая себя. – А однажды я…
– Молчать! – Бледное круглое лицо леди Аррен порозовело от гнева. – Ты что несешь, карлик?
Тирион склонил голову набок с видом кающегося грешника.
– Сознаюсь в своих преступлениях, миледи.
Кейтлин Старк шагнула вперед.
– Вас обвиняют в том, что вы наняли головореза для убийства моего сына Брана, прикованного к постели, а также в соучастии в убийстве лорда Джона Аррена – Десницы Короля.
Тирион растерянно пожал плечами.
– Боюсь, что в этих преступлениях я не могу сознаться. Я вообще плохо разбираюсь в убийствах.
Леди Лиза поднялась со своего вырезанного из чар-древа трона.
– Я не позволю тебе издеваться над нами. Ты разыграл нас, Бес, и наверняка получил удовольствие. Сэр Вардис, отведите его обратно в темницу… но в этот раз пусть карлика поселят в камеру поменьше – с еще более неровным полом.
– Так вот как творится правосудие в Долине? – заорал Тирион – так громко, что даже сэр Вардис замер от неожиданности. – Неужто честь не проникает дальше Кровавых Врат? Вы обвинили меня в преступлениях. И за то, что я их отрицаю, вы готовы бросить меня в открытую камеру, чтобы я сдох там от голода и холода? – Он поднял лицо повыше, чтоб все могли разглядеть синяки, оставленные на нем Мордом. – Разве так вершится Королевское Правосудие? Или Орлиное Гнездо уже не считает себя частью Семи Королевств? Вы говорите, я виновен. Очень хорошо. Я требую суда! Дайте мне возможность говорить в свою защиту, и пусть моя правда или ложь оценивается в открытую – на глазах и богов, и людей!
Глухой ропот заполнил Высокий Зал. Тирион понял, что попал в самую точку. Он являлся высокорожденным сыном наиболее могущественного лорда Государства и родным братом королевы. Отказывать в правосудии ему было нельзя. Стражники в небесно-синих плащах уже начали подбираться к Тириону, но сэр Вардис остановил их одним движением руки и посмотрел на леди Лизу.
Ее маленький рот искривила нетерпеливая усмешка.
– Если суд признает тебя виновным в этих преступлениях, то по королевским законам ты будешь обязан заплатить жизнью. В Орлином Гнезде мы палачей не держим, милорд Ланнистер. Открыть Лунную Дверь!
Тесная толпа зевак расступилась. Между двух стройных мраморных колонн оказалась узкая дверь из чар-древа с вырезанным на ней полумесяцем. Те, кто стоял ближе, немедленно отпрянули назад, пропустив вперед пару стражников. Один из них отодвинул тяжелые бронзовые засовы, второй потянул дверь на себя. Голубые плащи тут же взметнулись на их плечах под внезапным порывом ветра, утробно взвывшего у открытой двери. За порогом не просматривалось ничего, кроме ночного неба, испещренного холодными равнодушными звездами.
– Узри Королевское Правосудие, – произнесла Лиза Аррен.
Факелы у стен затрепетали, словно вымпелы на ветру, некоторые из них погасли.
– Лиза, думаю, это неразумно, – сказала Кейтлин Старк, почувствовав черный ветер, пронесшийся через весь зал.
Сестра не удостоила ее ответом.
– Ты хотел суда, милорд Ланнистер. Отлично! Ты получишь свой суд. Мой сын выслушает все, что ты хотел сказать, и вынесет приговор. После этого ты выйдешь… в эту дверь или в другую…
«Как довольна она собой», – подумал Тирион, – «и немудрено». Ее совершенно не пугал суд – ведь правосудие здесь имел право вершить только ее слабоумный сын.
Тирион посмотрел на Лунную Дверь.
«Мама, я хочу, чтобы он полетел!» – так говорил мальчик. Скольких несчастных уже вытолкнули за дверь по прихоти этого сопливого гаденыша?
– Благодарю вас, моя добрая леди, но я не вижу необходимости беспокоить лорда Роберта, – вежливо ответил Тирион. – Боги и так ведают о моей невиновности. Доверюсь их вердикту, не дожидаясь людского суда. Я требуют суда поединком!
Высокий Зал Арренов вдруг взорвался дружным хохотом. Фыркал лорд Нестор Ройс, хихикал сэр Уиллис, ухал сэр Лин Корбрей, остальные просто откидывали головы назад и выли от хохота, заливаясь слезами. Мариллион извлек нестройный, но веселый аккорд переломанными пальцами из своей новой арфы. Даже ветер, рвущийся в Лунную Дверь, казалось, засвистел с насмешкой.
В водянисто-голубых глазах Лизы Аррен появилась неуверенность. Кажется, он ухитрился застать ее врасплох.
– Конечно, у тебя есть на это право.
Юный рыцарь с зеленой гадюкой, вышитой на сюрко, вышел вперед и встал на одно колено.
– Миледи, умоляю о благодеянии. Позвольте мне отстоять вашу честь!
– Это право должно принадлежать мне, – возразил старый лорд Хантер. – Ради любви, которую я питал к вашему лорду-мужу, позвольте отомстить за его смерть.
– Мой отец верно служил лорду Джону в качестве старшего стюарда Долины, – пророкотал сэр Албар Ройс. – Позвольте выступить защитником его сына.
– Боги благоволят тому, кто чтит справедливость, – вмешался сэр Лин Корбрей, – хотя часто им оказывается человек с самым надежным мечом. Мы все знаем, кто это.
И он скромно потупился.
Не менее дюжины других заговорили одновременно, требуя, чтобы к ним прислушались. Обескураженный Тирион наблюдал, как один за другим незнакомые ему люди объявляли о горячем желании его убить. Кажется, его хитрый план начинал давать сбой.
Леди Лиза подняла руку, потребовав тишины.
– Благодарю вас, милорды, как поблагодарил бы мой сын, будь он среди нас. Во всех Семи Королевствах не найдется воинов столь же отважных и верных, как рыцари Долины. Если бы я могла, то удостоила бы этой чести сразу всех. Но мне придется выбрать одного. – Она протянула руку. – Сэр Вардис Иген, вы всегда были верной правой рукой моего мужа. Вы и станете нашим защитником.
В отличие от других, сэр Вардис не проявил энтузиазма.
– Миледи, – мрачно сказал он, опускаясь на одно колено, – прошу вас, возложите это бремя на кого-нибудь другого. Мне оно не по вкусу. Взгляните на него. Этот человек не воин. Это карлик, в два раза меньше меня ростом, с больными ногами. Стыдно убивать такого человека и называть это справедливостью.
«Великолепно!» – подумал про себя Тирион.
– Согласен с сэром Вардисом!
Лиза взглянула на него с недоумением.
– Но ты сам требовал суда поединком!
– А теперь я требую права выбрать себе защитника – так же, как это сделали вы. Уверен, что брат Джейме с удовольствием встанет на мою сторону.
– Твой драгоценный Цареубийца в сотнях лиг отсюда! – отрезала Лиза Аррен.
– Пошлите птицу. Я с радостью дождусь его прибытия.
– Ты сразишься с сэром Вардисом завтра утром.
– Певец, – позвал Тирион, обернувшись к Мариллиону, – когда будешь писать свою балладу, не забудь упомянуть в ней о том, как леди Аррен отказала карлику в праве на защитника и бросила его – увечного, избитого и хромого – в бой со своим лучшим рыцарем.
– Я не отказывала! – раздраженно взвизгнула Лиза Аррен. – Назови защитника, Бес… если считаешь, что найдешь здесь того, кто готов за тебя умереть…
– Если не возражаете, я предпочту найти того, кто готов за меня убить.
Тирион стал оглядывать длинный зал. В течение долгого времени никто не шевелился. Он уже начал думать, что совершил колоссальную ошибку, как вдруг с дальнего конца зала раздался голос:
– Я буду драться за карлика.
И Бронн шагнул вперед.
_____________________
1) 127 кг (прим. пер.)
2) 183 метра (прим. пер.)

Читать главу 37. Бран... / Читать главу 39. Эддард...

Tags: Игра престолов, переводы
Subscribe
promo nehoroshy февраль 9, 14:51 19
Buy for 20 tokens
Здесь изготавливается новый, более качественный перевод эпохального произведения (список глав регулярно пополняется). Читаем, наслаждаемся: "Игра Престолов", Джордж Р.Р. Мартин. (перевод Максима Сороченко) Содержание: Пролог Глава 1. Бран Глава 2. Кейтлин Глава 3. Дэйнерис Глава 4.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments