"Игра престолов": сокрытое в листве (nehoroshy) wrote,
"Игра престолов": сокрытое в листве
nehoroshy

"Игра престолов". Глава 5. Джон

"Игра престолов"
Джордж Р.Р. Мартин
Перевод Максима Сороченко

Глава 5. Джон




Бывало порой – не часто, но, тем не менее – когда Джон Сноу радовался тому, что родился бастардом. В очередной раз подлив себе вина из проносимого мимо кувшина, он подумал о том, что сегодня – как раз один из таких дней.
Джон занимал своё место, на скамье среди младших оруженосцев, и пил. От фруктового вкуса летнего вина делалось сладко во рту и хотелось постоянно улыбаться.
Тяжелый воздух Большого Зала Винтерфелла, насыщенный запахами жареного мяса и свежего хлеба, был подёрнут лёгкой дымкой. Серые стены были задрапированы стягами с вышитыми на них символами Домов: белыми лютоволками Старков, золотыми коронованными оленями Баратеонов, малиновыми львами Ланнистеров. На фоне их, подыгрывая себе на высокой арфе, громко декламировал свою балладу бард, но с этого конца зала его было едва слышно из-за рёва пламени, стука оловянной посуды и гула сотни пьяных голосов.
Шёл четвертый час пира, устроенного в честь прибытия короля. Братья и сёстры Джона сидели с королевскими детьми перед возвышением, которое занимали лорд и леди Старк вместе с королём и королевой. По такому случаю лорд-отец позволил своим детям выпить немного вина, но не более одного кубка. В отличие от них, находясь здесь, на скамьях, Джон имел возможность пить столько, сколько ему захочется.
Казалось, что осушая кубок за кубком под радостное и бурное одобрение сидящих вокруг юнцов, он пьёт, как настоящий мужчина. Славная компания! Джон с удовольствием слушал их истории о битвах, охоте и любовных приключениях. Несомненно, так было куда интереснее, чем сидеть рядом с королевскими отпрысками, а своё любопытство по отношению к гостям он сумел удовлетворить уже тогда, когда они вошли в Зал. Процессия проследовала мимо его скамьи на расстоянии вытянутой руки, и Джон получил возможность рассмотреть сразу всех.
Лорд-отец шёл впереди, сопровождая королеву, которая оказалась именно такой красивой, как про неё говорили. Посреди длинных золотых волос сверкала усыпанная драгоценными камнями тиара, чьи изумруды идеально сочетались с зеленью королевских глаз. Отец помог ей подняться на возвышение, но королева ни разу на него даже не взглянула. Несмотря на свои четырнадцать лет, Джон ясно увидел неприязнь, скрывавшуюся под её улыбкой.
Следующим прошествовал король Роберт собственной персоной, ведя под руку леди Старк. Для Джона король стал самым большим разочарованием. Раньше отец часто рассказывал ему, каким бесподобным был Роберт Баратеон: демон Трезубца, свирепейший воин государства, гигант среди принцев. Но Джон увидел только тучного бородатого мужчину с багрово-красным лицом, истекающего потом под шелковыми одеяниями. К тому же двигался он как полупьяный.
За ними шли дети. Сначала маленький Рикон, вышагивающий со всем возможным достоинством, которое может продемонстрировать трёхлетний ребенок. Джону пришлось даже поторопить его, когда тот остановился рядом. Следующим прошёл Робб, одетый в серый шерстяной камзол с белой вышивкой – цвета Старков. Под руку Робб вёл принцессу Мирселлу. Девочка, возрастом около восьми лет, была худа, словно тростинка. Каскад золотистых кудрей стягивала сеть, отделанная самоцветами. Джон отметил робкие взгляды, которые она бросала на Робба, в то время как они проходили между столами, а также её застенчивую улыбку. Принцесса показалась бастарду довольно пресной, но Роббу не хватало здравого смысла, чтобы понять, насколько она глупа. Да тот и сам в этот момент скалился, как полный дурак.
Принцев сопровождали единокровные сёстры Джона. Арью поставили в пару с кругленьким юным Томменом, чьи светлые волосы были даже длиннее, чем у неё. Санса, будучи на два года старше, вела наследного принца, Джоффри Баратеона. Принцу было двенадцать – меньше, чем Джону и Роббу, но, к великому смятению Джона, ростом он был выше их обоих. Принцу Джоффри достались тёмно-зелёные глаза матери, а волосы у него были точно такие же, как у сестры. Густой каскад светлых кудрей ниспадал по золотой бархотке и высокому бархатному воротнику. Хотя Санса светилась от радости, идя рядом с принцем, Джону не понравились его сжатые губы и скучающее высокомерное выражение лица, с которым тот вступил в Большой Зал Винтерфелла.
Следующая пара его заинтересовала гораздо больше. Это были братья королевы, Ланнистеры с Утёса Кастерли: Лев и Бес. Кто из них кто – ошибиться было невозможно. Первый, высокий ростом и золотоволосый, был сэр Джейме Ланнистер, брат-близнец королевы Серсеи. Глаза Джейме сияли зелёным цветом, а улыбка резала по сердцу, как острый нож. Одет он был в малиновые шелка, чёрный атласный плащ и высокие чёрные сапоги. На тунике в области груди золотыми нитками был вышит рычащий лев его Дома, изготовившийся к поединку. В лицо Джейме называли «Львом Ланнистером», а за глаза – «Цареубийцей».
Джон не мог на него насмотреться.
«Вот как должен выглядеть настоящий король», – думал он, глядя на рыцаря.
Не сразу он разглядел второго Ланнистера, ковылявшего утиной походкой немного позади сэра Джейме. Это был Тирион – самый младший из отпрысков лорда Тайвина, но явно самый уродливый из них, обделённый всем тем, чем боги щедро одарили Серсею и Джейме. Ростом карлик был в два раза ниже своего брата. Тирион споро перебирал короткими ножками, изо всех сил стараясь не отставать. Голова его казалась слишком большой для такого маленького тельца. Над звероподобным лицом нависали выпуклые брови. Глаза – один зелёный, другой чёрный – выглядывали из-под каскада светлых, практически белых волос. Джон посмотрел на карлика с любопытством.
Последними из высших лордов в Зал вошли дядя Джона – Бенджен Старк из Ночного Дозора, и воспитанник отца – юный Теон Грейджой. Бенджен, проходя мимо, тепло улыбнулся Джону. Теон же демонстративно проигнорировал бастарда, и в этом не было ничего нового.
Затем все расселись, обменялись выражениями благодарности, прозвучали первые тосты, и пир начался.
После того, как Джон выпил первый кубок, ему уже не хотелось останавливаться.
Вдруг, под столом, кто-то потёрся о его ногу. Джон посмотрел туда и увидел уставившиеся на него красные глаза.
– Опять проголодался? – спросил он.
На столе оставалась только половина курицы в меду. Джон потянулся было, чтобы оторвать ножку, но тут его посетила более удачная мысль. Он наколол на вилку всю тушку целиком, сдвинул её к краю стола и, как бы случайно, уронил между ног на пол. Призрак молчаливо набросился на еду. Братьям и сёстрам Джона не позволили взять волчат с собой на пир, но в этой части Зала собак было столько, что Джону никто бы и не подумал возразить. Даже в этом ему повезло, подумал он.
В глазах защипало. Джон яростно протёр их, проклиная дым, затем сделал ещё один глоток вина и глянул на пожиравшего курицу лютоволка.
Между столами, следом за служанками, деловито сновали собаки. Одна из них, чёрная беспородная сука с жёлтыми продолговатыми глазами, учуяла запах курицы, остановилась и сунулась под скамью в надежде урвать кусок. Джон увидел, что назревает стычка. Сука издала низкий рык и придвинулась поближе. Призрак поднял свои колючие красные глаза и молчаливо уставился на собаку. Сука, будучи в три раза крупнее щенка лютоволка, отрывисто и злобно залаяла. Призрак не сдвинулся с места, оберегая добычу, затем открыл пасть и обнажил клыки. Сука насторожилась, снова залилась в лае, но, в конце концов, решила не связываться. Пытаясь сохранить остатки достоинства, она дерзко гавкнула напоследок и, развернувшись, убежала. Призрак вернулся к трапезе.
Джон, ухмыльнулся и, просунув руку под стол, потрепал ею косматую белую шерсть. Лютоволк посмотрел на него, мягко куснул руку, и продолжил есть.
– Это как раз один из тех лютоволков, про которых я уже столько наслышан? – раздался совсем рядом знакомый голос.
Джон обрадованно поднял глаза. Дядя Бена взъерошил ему волосы на голове точно так же, как сам Джон только что ерошил волчью шерсть.
– Да, – ответил он. – Его зовут Призрак.
Один из оруженосцев прервал сальную историю, которую он в тот момент рассказывал, и уступил место за столом для родного брата своего лорда. Бенджен Старк переступил через скамью длинными ногами и взял кубок из руки Джона.
– Летнее вино, – заметил он, сделав глоток. – Нет ничего слаще. Сколько ты уже выпил, Джон?
Мальчик улыбнулся.
Бен Старк захохотал.
– Чего я и боялся. Что ж, я, кажется, был даже помладше тебя, когда в первый раз по-настоящему напился. – Дядя подхватил с ближайшего подноса жареный лук, истекавший коричневой подливой, и аппетитно им захрустел.
Сухопарый, как горный утёс, Бенджен Старк обладал резкими чертами лица, но в его серо-голубых глазах всегда светилась лёгкая смешинка. Как и положено воину Ночного Дозора, дядя всегда носил чёрное. Сегодня на нём был дорогой чёрный бархат, высокие кожаные сапоги и широкий ремень с серебряной пряжкой. Шею его украшала тяжёлая серебряная цепь. Доедая лук, Бенджен с изумлением разглядывал Призрака.
– Очень молчаливый волк, – заметил он.
– Он не такой, как другие, – ответил Джон. – Никогда не издаёт ни звука. Поэтому я и назвал его Призраком. И ещё потому, что он белый. Все остальные были тёмные – серые или чёрные.
– За Стеной есть и другие лютоволки. Мы слышим их, когда ходим в рейды. – Беджен Старк пристально посмотрел на Джона. – А ты, разве, обычно не ешь вместе со своими братьями?
– В-основном, да, – ответил Джон бесстрастно, – но сегодня леди Старк рассудила, что присутствие бастарда оскорбит королевскую семью.
– Понятно… – Дядя скользнул взглядом через его плечо на дальний стол, возвышавшийся на противоположном конце зала. – Брат сегодня какой-то нерадостный.
Джон это тоже заметил. Бастарду приходилось учиться видеть всё и читать то, что люди обычно прячут за своими душами. Отец следил за соблюдением всех подобающих приличий, но при этом в нём ощущалось такое напряжение, какое Джон никогда не замечал за ним раньше. Лорд Старк задумчиво глядел в зал невидящим взором, почти не говоря ни слова. Неподалёку от него, через два места, весь вечер пировал король. Скуластое лицо, заросшее длинной чёрной бородой, горело жаром. Он произносил много тостов, громогласно хохотал, услышав любую шутку, и набрасывался на каждое блюдо, словно голодный зверь. В отличие от короля, королева, сидящая рядом, выглядела, как ледяное изваяние.
– Королева тоже недовольная, – сказал Джон дяде вполголоса. – Отец сегодня водил короля в усыпальницу. Королева была против.
Бенджен кинул на Джона пристальный, оценивающий взгляд.
– Ты замечаешь всё? Да, Джон? На Стене тебе цены бы не было.
Джон весь раздулся от гордости.
– Копьём Робб орудует ловчее, чем я, но бой на мечах у меня получается лучше. Халлен говорит, что и на лошади я держусь не хуже, чем любой другой из нашего замка.
– Замечательные успехи!
– Возьмите меня с собой, когда поедете обратно на Стену, – сказал Джон с неожиданной серьёзностью. – Отец меня отпустит, если вы его попросите. Я знаю.
Дядя Бенджен внимательно изучал его лицо.
– Стена – не простое место для мальчика, Джон.
– Я уже почти мужчина, – запротестовал Джон. – Скоро мне исполнится пятнадцать. Мейстер Лювин говорит, что бастарды взрослеют быстрее, чем другие дети.
– Это точно, – ответил Бенджен, слегка скривившись. Он взял кубок Джона, стоявший на столе, наполнил его из ближайшего кувшина, и выпил до дна одним большим глотком.
– Дэйрену Таргариену было всего четырнадцать, когда он завоевал Дорн, – сказал Джон.
Молодой Дракон был одним из его героев.
– Та война длилась целое лето, – заметил дядя. – Твой Король-мальчик потерял десять тысяч человек при штурме Дорна, и ещё тысяч пятьдесят, пытаясь его удержать. Жаль, не нашлось никого, кто бы объяснил ему, что война – это не игрушки. – Дядя Бен отпил ещё вина и вытер рот. – К тому же, Дэйрен Таргариен погиб, когда ему было восемнадцать. Или ты не помнишь эту часть истории?
– Я никогда ничего не забываю, – хвастливо ответил Джон, стараясь сесть прямо, чтобы выглядеть выше. Вино придало ему самоуверенности. – Я хочу служить в Ночном Дозоре, дядя.
Он решил это уже давно, после долгих мучительных размышлений бессонными ночами, когда он лежал в своей постели и слушал дыхание спящих братьев. Однажды Робб унаследует Винтерфелл и возглавит огромные армии в качестве Хранителя Севера. Бран с Риконом станут его знаменосцами и будут править своими замками от его имени. Арья и Санса выйдут замуж за наследников других Великих Домов и отправятся на юг уже в новом качестве – как хозяйки и повелительницы домов своих мужей. Но на что может надеяться бастард?
– Ты не понимаешь, о чём говоришь, Джон. Ночной Дозор – это спаянное клятвой братство. У нас нет семей. У нас никогда не будет детей. Вместо жён у нас – долг. Единственная наша госпожа – наша честь.
– У бастарда тоже может быть честь, – сказал Джон. – Я готов принять вашу присягу.
– Ты всего лишь четырнадцатилетний мальчик, – ответил Бенджен. – Пока ты не познал женщину, ты не сможешь понять, от чего тебе предстоит отказаться.
– Меня это не интересует! – горячо выпалил Джон.
– Заинтересовало бы, если б ты понимал, что это такое, – возразил Бенджен. – Если б ты знал, сынок, чего именно лишит тебя клятва, то ты бы сейчас думал по-другому.
Джона охватила злость.
– Я не ваш сын!
Бенджен Старк встал.
– Тем хуже. – Дядя положил руку на плечо Джона. – Вот как заделаешь пару бастардов сам – после этого и поговорим. Посмотрю я на тебя тогда…
Джон задрожал.
– У меня никогда не будет бастардов! – ответил он твёрдо. – Никогда!
Последнее слово мальчик выкрикнул так, как будто выплюнул яд… И внезапно осознал, что все вокруг, прекратив разговоры, смотрят только на него. Джон почувствовал вскипающие на глазах слёзы и резко поднялся.
– Мне надо выйти, – сказал он, изо всех сил стараясь выглядеть достойно, крутанулся на месте и выскочил из-за стола, боясь, что кто-нибудь заметит, как он близок к тому, чтобы расплакаться. Но, должно быть, мальчик не рассчитал с количеством выпитого, поскольку пол под ногами внезапно накренился, и его бросило прямо на девушку-служанку, которая сразу же выронила и разбила кувшин с вином. Вокруг раздался дружный хохот, и Джон ощутил, как по щекам покатились горючие слёзы. Кто-то попытался его успокоить, но он вырвался и побежал, почти ослепший от позора, по направлению к выходу, за которым проглядывал вечерний сумрак. Призрак следовал за ним по пятам.
Во дворе было тихо и пустынно. За зубцами высокой внутренней стены ёжился от холода одинокий часовой в плотно запахнутом плаще. Часовой выглядел несчастным от скуки и одиночества, но в этот момент Джону хотелось поменяться с ним местами. На противоположной стороне замка, тёмной и безлюдной, угадывался силуэт давно заброшенной башни. Это было безрадостное место, где постоянно гулял ветер, а бессловесные камни хранили свои тайны о когда-то живших там людях.
Сегодняшний пир в Винтерфелле напоминал о себе – через открытые окна доносились звуки музыки и пьяные вопли, но сейчас Джону было не до них. Он вытер слёзы рукавом, кляня себя за то, что проявил слабость, и решил уйти.
– Мальчик! – услышал он вдруг голос.
Джон поднял голову.
Тирион Ланнистер сидел – совсем как горгулья, – на выступе над дверью, ведущей в Большой Зал Винтерфелла, и взирал оттуда на мир.
– Это что, волк? – спросил он, ухмыльнувшись.
– Это лютоволк, – ответил мальчик. – Его зовут Призрак.
Джон с интересом разглядывал маленького человечка, уже забыв про свою досаду.
– А что вы там делаете? Почему вы не на пиру?
– Слишком жарко, слишком шумно, и во мне уже слишком много вина, – ответил карлик. – А я давным-давно усвоил, что блевать на собственного брата – как-то невежливо. Я могу взглянуть на твоего волка поближе?
Джон засомневался, потом неуверенно кивнул.
– Вы сможете оттуда спуститься, или принести лестницу?
– Обойдусь! – ответил человечек и внезапно оттолкнулся от выступа.
У Джона перехватило дыхание. С благоговейным ужасом он увидел, как, падая, Тирион Ланнистер свернулся в тугой шар у самой земли, мягко приземлился на руки, и, отпружинив, вскочил на ноги.
Призрак непроизвольно шарахнулся в сторону.
Карлик стряхнул с себя пыль и рассмеялся.
– О, я, кажется, напугал твоего волка. Мои извинения.
– Он не напуган, – ответил Джон, опустившись на одно колено. – Призрак, ко мне! Иди сюда, всё нормально.
Щенок лютоволка подкрался поближе и, не спуская глаз с Тириона Ланнистера, ткнулся носом в лицо Джону. Карлик попытался его погладить, но Призрак опять отпрыгнул и с тихим рыком обнажил клыки.
– Какой застенчивый, – заметил Ланнистер.
– Призрак, сидеть! – скомандовал Джон. – Всё хорошо. Веди себя тихо! – Мальчик посмотрел на карлика. – Теперь можно трогать. Он не пошевелится, пока не разрешу. Я его уже выдрессировал.
– Вижу, – ответил Ланнистер, потрепав Призрака за ушами за снежно-белую шерсть. – Хороший волк.
– Если б меня не было рядом, он бы вырвал вам глотку, – сказал Джон.
Это было не совсем так, но щенок ведь когда-нибудь вырастет…
– В таком случае, никуда не уходи, – ответил карлик. Он склонил большую голову на бок и внимательно посмотрел на Джона своими разноцветными глазами. – Я Тирион Ланнистер.
– Знаю, – сказал Джон, вставая.
Поднявшись в полный рост, мальчик оказался выше карлика. Это было необычно.
– А ты бастард Неда Старка, да? – услышал он вопрос.
Джон почувствовал в груди лёгкий холодок. Он сжал губы и ничего не ответил.
– Я обидел тебя? – спросил Ланнистер. – Прошу прощения, но карлик имеет право быть бестактным. Многие поколения резвящихся шутов в пёстрых костюмах отвоевали для меня привилегию ходить в чём попало и говорить любую ерунду, которая приходит в голову. – Карлик усмехнулся. – Ты действительно бастард.
– Лорд Эддард Старк – мой отец, – неохотно признал Джон.
Ланнистер рассматривал его лицо.
– Да, – сказал он, – вижу. В тебе куда больше Севера, чем в твоих братьях.
– В единокровных братьях… – поправил Джон.
Ему польстили слова карлика, но он старался не подавать виду.
– Позволь дать тебе один совет, бастард, – сказал Ланнистер. – Никогда не забывай, кто ты есть, потому что мир этого точно не забудет. Преврати это знание в силу, и оно навсегда перестанет быть твоей слабостью. Носи его как броню, и тогда другие не смогут тебя обидеть.
Но Джон был не в том настроении, чтобы слушать чьи-то советы.
– Откуда вы знаете, каково это – быть бастардом?
– Все карлики – бастарды в глазах своих отцов.
– Но вы – настоящий сын своей матери, а значит – настоящий Ланнистер.
– Ой ли? – сардонически вопросил карлик. – Скажи это моему отцу. Мать умерла при моих родах, и с тех пор он ни в чём не уверен.
– А я даже не знаю, кем была моя мать… – сказал Джон.
– Какой-то женщиной, вне всяких сомнений... Любой из них. – Тирион одарил Джона печальной улыбкой. – Запомни, мальчик. Каждый карлик может считаться бастардом, но далеко не каждый бастард обязан быть карликом.
На этих словах Тирион развернулся и, насвистывая весёлую песенку, пошёл обратно на пир. В тот момент, когда он открыл дверь, изнутри вырвался яркий свет, и на двор легла длинная тень, отброшенная его фигурой. На какой-то миг показалось, что Тирион Ланнистер стал такого же огромного роста, как сам король.

Читать главу 4. Эддард... / Читать Главу 6. Кейтлин...
Tags: Игра престолов, переводы
Subscribe
promo nehoroshy august 3, 2015 02:50 45
Buy for 10 tokens
"Игра престолов" Джордж Р.Р. Мартин Перевод Максима Сороченко Пролог – …Пора возвращаться, – настаивал Гаред, – одичалые мертвы. Лес постепенно окутывали сумерки. – Ты боишься покойников? – спросил сэр Уэймар Ройс, с едва заметным намёком на улыбку. Гаред не поддался на…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments