"Игра престолов": сокрытое в листве (nehoroshy) wrote,
"Игра престолов": сокрытое в листве
nehoroshy

Categories:

"Игра престолов". Глава 23(1). Дэйнерис

"Игра престолов"
Джордж Р.Р. Мартин
Перевод Максима Сороченко


Заценить произведение с самого начала: https://nehoroshy.livejournal.com/179856.html
Смотреть содержание: https://nehoroshy.livejournal.com/89558.html

Глава 23. Дэйнерис (часть 1)



– …Дотракийское море, – сказал сэр Джорах Мормонт, достигнув вершины холма.
Он натянул поводья и остановился рядом с ней. Под ними простиралась бесконечная пустая равнина – уходившая до горизонта и терявшаяся за его пределами.
«Действительно, море», – подумала Дэни.
За исключением того холма, на котором они остановились, глазу вокруг зацепиться было не за что. Не было видно ни единой горы или деревца, ни города, и ни дороги – только сплошное поле из высоких узких травяных стеблей, колыхавшихся на ветру волнами.
– Такое зеленое… – заметила она.
– Только здесь и теперь, – ответил сэр Джорах. – Увидеть бы вам его в период цветения, когда оно покроется темно-красными цветами от горизонта до горизонта, и будет похоже на море крови. А потом наступит сезон засухи, и все станет как старая бронза. И это только хранна, девочка. Дальше растут еще сотни разновидностей разных трав – цвета желтого лимона и темного индиго, есть синие травы, оранжевые травы, и даже травы цвета радуги. А за Ашаем, в Краю Теней, как я слышал, есть целый океан из травы-призрака. Ее стебли – бледные как матовое стекло – вырастают выше роста всадника. Трава-призрак задавливает любую другую траву и светится в темноте, словно души проклятых. Дотракийцы уверены, что однажды она покроет весь мир, и тогда жизнь на земле остановится.
От этих слов Дэни стало зябко.
– Больше не желаю об этом слушать, – сказала она. – Сейчас здесь очень красиво, и я не хочу думать о том, что всё когда-нибудь умрет.
– Как скажете, кхалиси, – ответил сэр Джорах с почтением.
Услышав далекие голоса, она обернулась. Дэни с Мормонтом оторвались от остальной группы, и теперь отставшая часть колонны медленно поднималась вслед за ними на вершину холма. И служанка Ирри, и молодые лучники ее кхаса управлялись с лошадьми так легко, будто составляли с ними единое целое, но Визерис до сих пор не мог освоиться с короткими стременами и плоским седлом. Среди дотракийцев брат смотрелся жалко. Не надо было ему ехать с ними. Магистр Иллирио настаивал на том, чтобы он остался в Пентосе, предлагал свое гостеприимство, но Визерис не хотел об этом даже слышать. Он должен оставаться с Дрого до тех пор, пока кхал не выполнит свою часть договора – не подарит Визерису обещанную ему корону.
– …А если он попытается меня надуть, то горько об этом пожалеет. Тогда он на своей шкуре познает, что такое гнев разбуженного дракона, – бахвалился тогда Визерис, держась за эфес одолженного меча.
Иллирио только хитро прищурился и пожелал ему удачи…
Дэни осознала, что сейчас ей совсем не хочется выслушивать нытье брата. День был слишком хорош для этого. Высоко над ними, в глубоком синем небе кружил сокол, высматривая добычу. Травяное море волновалось и шумело от каждого дуновения ветра, теплый воздух гладил лицо, и душа Дэни наслаждалась покоем. Ну, уж нет – она не позволит Визерису испортить себе настроение.
– Подождите здесь, – сказала Дэни сэру Джораху. – И велите остановиться остальным. Скажите, что таков мой приказ.
Рыцарь улыбнулся. Сэра Джораха нельзя было назвать красавцем. Шея и плечи его были широкими, как у быка, а грудь и руки настолько густо заросли черными волосами, что на голову их уже не хватило. Тем не менее, улыбка рыцаря всегда внушала Дэни уверенность.
– Вы учитесь говорить как королева, Дэйнерис, – заметил он.
– Не как королева, – возразила Дэни. – Как кхалиси.
Она развернула лошадь на месте и поскакала галопом прочь с холма.
Склон был крутоват и каменист, но Дэни управляла лошадью безо всякого страха. От смешанного чувства удовольствия и опасности душе хотелось петь. Всю жизнь Визерис внушал ей, что она принцесса, но Дэйнерис Таргариен ощутила себя таковой, лишь оседлав свое «серебро».
Но сначала ей пришлось очень несладко…
Снявшись с лагеря уже на следующее утро после свадьбы, кхаласар отправился на восток – в Ваес Дотрак, и на третий день Дэни подумала, что умрет. Ужасные мозоли, натертые седлом, кровоточили. Кожа на бедрах слезла до мяса, а на руках от поводьев вскочили волдыри. Мышцы спины и ног крутило от боли настолько, что она едва могла сидеть. К концу дня она слезала с лошади только с помощью служанок.
И даже ночи не приносили облегчения. Кхал Дрого игнорировал ее на дневных переходах – точно так же, как игнорировал на свадьбе. А вечера он проводил со своими кровными всадниками и другими воинами – выпивая и наслаждаясь скáчками, женскими танцами и очередными смертями. Для Дэни в этой части его жизни не оставалось места. Обычно она ужинала или в одиночестве, или в компании сэра Джораха и брата, а затем уходила в постель рыдать, пока не сморит сон. Но даже поспать ей толком не удавалось. Каждую ночь – затемно, но иногда перед рассветом, – Дрого заходил в ее палатку, будил, и брал с той же безжалостностью, с какой он обращался со своим жеребцом. Он всегда имел ее сзади, по-дотракийски, за что Дэни бывала ему даже благодарна – ведь в таком положении муж и повелитель не видел ее слез, а она имела возможность уткнуться лицом в подушку, чтобы заглушить крики боли. Закончив, он закрывал глаза и тихо захрапывал, а Дэни сидела рядом и не могла уснуть из-за страшной боли, которую причиняли ей синяки и раны.
Так проходили день за днем, ночь за ночью, пока Дэни не поняла, что больше не выдержит. Лучше убить себя, чем дальше терпеть такое, решила она.
Но в ту ночь, когда она приняла окончательное решение, ей снова приснился дракон. В этот раз Визериса во сне не было. Только она и Он. Черная как ночь чешуя выглядела мокрой и скользкой от крови. Это ее кровь, поняла она. Глаза дракона сверкнули двумя озерцами раскаленной лавы. Он открыл пасть, и оттуда вырвалась струя ревущего пламени. Она осознала, что он так поет – для нее. Ее руки распахнулись навстречу огню и обняли. Она позволила пламени поглотить себя полностью, разрешила утешить свои раны и отмыть дочиста. Она почувствовала, как чернеет и увядает ее плоть, как сползает с нее кожа, как закипает и обращается в пар кровь – и все это без малейшей боли. Она ощутила, как вливаются в нее свежие силы и незнакомая ярость. Она словно переродилась и стала другой.
Странно, но на следующий день боль заметно поутихла. Боги как будто сжалились, услышав ее молитвы. Даже служанки заметили в ней перемены.
Кхалиси, – спросила Чикви, – что-то случилось? Ты больна?
– Уже нет, – ответила она, рассматривая драконьи яйца – те самые, что Иллирио подарил ей на свадьбу.
Она потрогала одно из них – самое большое из трех, легонько провела пальцами вдоль скорлупы. «Пурпурно-черное, – подумала она, – точно, как дракон из моего сна». Камень казался странно теплым… или может, она еще спит?
Дэни с испугом отдернула руку.
Начиная с этого момента каждый день стал переноситься легче, чем предыдущий. Ноги окрепли, волдыри лопнули и зажили, руки огрубели, а нежная поверхность бедер стала жесткой и эластичной как выделанная кожа.
Кхал велел служанке Ирри научить Дэни верховой езде в дотракийском стиле, но лучшие уроки ей преподала сама кобыла. Лошадь будто читала ее мысли, угадывая настроение хозяйки. С каждым прожитым днем Дэни все уверенней держалась в седле. Дотракийцы были суровы и не отличались сентиментальностью – у них даже животным не принято было давать клички, поэтому Дэни только мысленно называла свою кобылу Серебрянкой. Так как ее, она больше не любила никого.
С тех пор, как верховая езда перестала казаться пыткой, Дэни начала, наконец, замечать красоту окружающих земель. Она ехала во главе кхаласара вместе с Дрого и его кровными всадниками, поэтому все местности, которые открывались перед ней, удавалось рассмотреть в первозданном, не вытоптанном виде. Сзади двигалась великая орда – разрывающая копытами землю, загрязняющая реки и поднимающая в воздух огромные тучи удушливой пыли, но то, что расстилалось перед ними – всегда было покрыто свежей зеленой листвой.
Таким образом, они пересекли покатые холмы Новоса, где миновали террасные фермы и маленькие деревеньки, жители которых с тревогой наблюдали за ними со своих белых оштукатуренных стен. Затем перешли вброд три спокойные реки, форсировали бурную четвертую – узкую и непредсказуемую, и остановились лагерем у высокого синего водопада. Потом далеко стороной обошли обвалившиеся руины огромного мертвого города, в котором, как ей рассказали, можно было услышать стоны призраков, бродивших среди почерневших мраморных колонн. После – проехали по тысячелетним, прямым как дотракийские стрелы, валирийским дорогам. Целых полмесяца они пересекали Кохорский лес с его листьями, раскинувшимися над головой золотым балдахином. Древесные стволы кохорских деревьев были широки, словно городские ворота. В лесу этом обитали огромные лоси, пятнистые тигры и серебряные пушистые лемуры с огромными пурпурными глазами, но все звери в испуге разбегались перед приближающимся кхаласаром, поэтому Дэни так никого и не увидела.
К тому времени мучения были уже позабыты. Тело еще побаливало после долгих дневных переходов, но почему-то эта боль стала доставлять радость, и каждое утро в седло она садилась со всё большей охотой, предвкушая новые дорожные впечатления. Она даже начала получать удовольствие от ночей, и теперь, даже если плакала во время совокупления с Дрого, то это были слезы, не всегда связанные с болью.

Читать главу 22. Арья... / Читать главу 23. Дэйнерис (часть 2)...

Tags: Дейнерис, Игра престолов, книги, литература, переводы, фэнтези
Subscribe

Posts from This Journal “переводы” Tag

promo nehoroshy february 9, 2018 14:51 75
Buy for 20 tokens
Здесь изготавливается новый, более качественный перевод эпохального произведения. Главы добавляются по мере готовности: "Игра Престолов", Джордж Р.Р. Мартин. (перевод Максима Сороченко) Содержание: Пролог Глава 1. Бран Глава 2. Кейтлин Глава 3. Дэйнерис Глава 4. Эддард Глава…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments