"Игра престолов": сокрытое в листве (nehoroshy) wrote,
"Игра престолов": сокрытое в листве
nehoroshy

Categories:

"Игра престолов". Глава 24(1). Бран

"Игра престолов"
Джордж Р.Р. Мартин
Перевод Максима Сороченко


Заценить произведение с самого начала: https://nehoroshy.livejournal.com/179856.html
Смотреть содержание: https://nehoroshy.livejournal.com/89558.html

Глава 24. Бран (часть 1)

Old_Nan 1.jpg

Внизу во дворе Рикон бегал вместе с волками.
Бран наблюдал за ним, сидя у окна. Куда бы мальчик ни бежал, Серый Ветер оказывался там быстрее и пытался отрезать ему путь. Рикон, заметив выпрыгнувшего перед ним волка, пронзительно кричал от восторга и бросался в другую сторону. Лохматик держался у его колен, и, если остальные волки подбирались к ним слишком близко, вертелся на месте, пытаясь их куснуть. Мех его потемнел до черноты, а глаза теперь светились зеленым огнем. Лето Брана, дымчато-серый, с глазами цвета золота, всегда подбегал последним. Будучи по размеру меньше Серого Ветра, он вел себя более осторожно. Бран считал его самым умным из помёта. Отсюда был хорошо слышен задыхающийся смех брата, и топот маленьких детских ножек по плотно утрамбованной земле.
Глаза Брана защипало. Как бы он хотел оказаться внизу – бегающим и смеющимся. Рассердившись на себя, он быстро отер костяшками пальцев навернувшиеся слезы. День девятых именин уже наступил, и теперь он стал почти взрослым. Слишком взрослым, чтобы плакать.
– Всё оказалось враньем, – горько сказал он, вспомнив вдруг ворона из своего сна. – Я не умею летать. И больше не смогу никогда бегать.
– Все вороны лгут, – согласилась Старая Нэн. Она сидела в кресле и вязала. – Я знаю про них одну историю…
– Не хочу больше никаких историй, – раздраженно выпалил Бран.
Когда-то он любил Старую Нэн и ее сказки. Но так было раньше. А теперь всё изменилось. Старую Нэн приставили к нему, чтобы она целыми днями смотрела за ним, мыла его и спасала от одиночества, но от этого становилось только хуже.
– Ненавижу твои дурацкие истории!
Старуха улыбнулась беззубым ртом.
– Мои истории? Нет, маленький лорд, это не мои истории. Эти истории – сами по себе. Они появились задолго до меня и тебя, и останутся после.
Какая же она уродливая, подумал Бран злобно. Вся сморщенная, съежившаяся, почти слепая, еле поднимающаяся по ступеням, с жалкими остатками седых волос, едва прикрывающими пятнисто-розовую кожу черепа. Никто не знал точно, сколько ей лет, но отец говорил, что она была Старой Нэн уже во времена его детства. Определенно, она была самым древним человеком в Винтерфелле, а может быть даже во всех Семи Королевствах. Нэн приняли в замке в качестве кормилицы для Брандона Старка, чья мать умерла при родах. Он был старшим братом лорда Рикарда, дедушки Брана. Или младшим, или вообще – братом отца лорда Рикарда. Старая Нэн рассказывала эту историю то так, то эдак. В любом случае, маленький мальчик умер в трехлетнем возрасте во время летних заморозков, а Старая Нэн так и прижилась в Винтерфелле вместе со своими детьми. Во время войны короля Роберта за трон она потеряла обоих сыновей, внука же убили на стенах Пайка во время мятежа Бейлона Грейджоя. Дочери ее давным-давно повыходили замуж, уехали и где-то там умерли. Из всех ее родных остался только Ходор – недалекий умом здоровяк, работавший на конюшнях, но сама Старая Нэн всё жила и жила себе, бесконечно вязала и рассказывала свои сказки.
– Мне плевать на все эти истории, какие бы они ни были, – сказал Бран. – Я их ненавижу.
Ему больше не хотелось ни сказок, ни видеть Старую Нэн. Он хотел к папе и маме. Он хотел бегать, и чтобы Лето скакал рядом с ним. Он хотел снова залезть на заброшенную башню и покормить там ворон. Он хотел снова оседлать пони и поехать рядом с братьями. Он хотел, чтобы всё стало как прежде…
– Я знаю историю о мальчике, который ненавидел истории, – сказала Старая Нэн с этой своей дурацкой улыбочкой.
Клик, клик, клик, – стучали спицы. Брану вдруг захотелось на нее накричать.
Он уже знал: как прежде – больше никогда не будет. Ворон посмеялся над ним, якобы научив летать, но, очнувшись, он обнаружил, что тело сломано, а мир изменился. Его бросили все – и отец, и мать, и сестры, и даже брат-бастард Джон. Отец обещал, что в Королевскую Гавань Бран поедет на настоящей лошади, но в итоге они уехали без него. Мейстер Лювин послал ворона к лорду Эддарду, еще одного к матери, и третьего на Стену к Джону, но ответов так и не дождался.
– Иногда бывает, что птицы теряются, мальчик, – объяснил ему мейстер. – От нас до Королевской Гавани – сотни миль, и по пути водится множество ястребов. Письмо могло не дойти.
Но Бран чувствовал себя так, будто все умерли, пока он лежал без сознания… Или умер он сам, и его сразу забыли. Еще ведь уехали Джори, сэр Родрик, Вейон Пул, а также Халлен, Харвин, Толстый Том и еще четверть всех стражников.
Остались только Робб с малышом Риконом, да и то – Робб сильно изменился. Он стал теперь лордом… или пытался им стать. Он носил настоящую сталь и больше не улыбался, целые дни проводя за муштрой стражи, или упражняясь с мечом. Во дворе теперь часто звенели стальные удары, а Бран в это время тоскливо смотрел в окно. По вечерам брат закрывался с мейстером Лювином, чтобы посоветоваться или проверить счетные книги. А иногда он садился на коня и на несколько дней уезжал вместе с Хеллисом Молленом для осмотра удаленных сторожевых башен. Если его не было больше суток, Рикон начинал плакать и спрашивать у Брана, вернется ли Робб. Да и находясь дома, в Винтерфелле, лорд Робб теперь уделял куда больше времени Хеллису Молену или Теону Грейджою, чем родным братьям. 
– Я могу рассказать историю о Брандоне Строителе, – сказала Старая Нэн. – Она всегда была твоей любимой.
Многие тысячи лет назад Брандон Строитель возвел Винтерфелл, а некоторые считали, что еще и Стену. Бран прекрасно знал эту историю, но она никогда не была его любимой. Быть может, ее любил кто-то из других Брандонов? Порою Нэн разговаривала с ним так, как будто он был её Брандоном – то есть, тем малышом, которого она нянчила много лет назад. А иной раз она путала его с дядей Брандоном, убитым Безумным Королем еще до рождения Брана. Мать говорила, что Нэн живет так долго, что все Брандоны Старки в ее голове перемешались между собой.
– Она не моя любимая, – ответил Бран. – Мне нравятся страшные.
Он услышал какой-то шум с улицы, и повернулся к окну. Рикон бежал через весь двор к воротам замка, увлекая за собой волков. Но башня закрывала обзор, и Бран не видел, что там происходит. Он ударил себя кулаком по бедру с досады, и… ничего не почувствовал.
– О, мое сладкое летнее дитя, – заговорила Старая Нэн тихим голосом, – что ты можешь знать о страхе? Страх приходит зимой, мой маленький лорд, когда ложатся сугробы в сотню футов высотой, а с севера начинает дуть ледяной ветер. Страх приходит долгой ночью, когда солнце прячет свой лик на долгие годы, и маленькие дети рождаются, живут и умирают, так ни разу не увидев света. Тогда голодные лютоволки вырастают до огромных размеров, а из лесов выходят Белые Ходоки.
– Ты имеешь в виду, Иные? – спросил Бран капризно.
– Иные, – согласилась Старая Нэн. – Много тысяч лет назад пришла такая зима, холоднее, жёстче и длиннее которой люди еще не видели. И наступила ночь, длившаяся целую человеческую жизнь. Короли в замках мерзли и гибли точно так же, как свинопасы в своих лачугах. Женщины душили своих детей раньше, чем те умирали от голода, чтобы не видеть слезы, превращающиеся на их щеках в лед. – Голос Нэн и стук ее спиц стали совсем тихими, она взглянула на Брана белесыми слезящимися глазами и спросила: – Ну что, малыш, такие истории тебе нравятся?
– Ну да, – неуверенно ответил Бран, – только…
Старая Нэн кивнула и продолжила:
– Из этой тьмы тогда в первый раз вышли Иные… – Спицы Нэн еле слышно стучали – клик, клик, клик. – Это были холодные существа, мертвые существа, ненавидевшие железо, огонь, прикосновение солнца и любого, у кого в венах течет горячая кровь. Великое их множество хлынуло на королевства, захватило крепости и затопило города. Они управляли бледными мертвыми лошадьми и вели за собой толпы мертвецов. Герои погибали без счета вместе со своими армиями. Человеческие мечи были не в силах остановить эту орду. Иные не знали пощады ни к кому – даже к юным девочкам и грудным детям. Они охотились в замерзших лесах на девочек и кормили своих мертвых слуг плотью, содранной с младенцев. 
Голос затих совсем, почти превратившись в шепот, и Бран понял, что безотчетно тянется к Нэн, чтобы не пропустить ни слова.
– Это случилось до того, как пришли Андалы, и вовсе задолго до бегства женщины через Узкое Море из городов Ройна. Сотня королевств того времени являлись королевствами Первых Людей, отобравших эти земли у Детей Леса. Но часть из Детей, под защитой лесных крепостей, еще скрывались в своих лесных и подземных городах, а деревья с ликами еще несли свой дозор. Холод и смерть затопили всю землю, и тогда последний оставшийся герой решил найти Детей Леса, в надежде, что их древняя магия поможет отвоевать то, что потеряли человеческие армии. И он отправился в мертвые земли с мечом, конем, собакой и дюжиной товарищей. Много лет продолжались его поиски, пока он окончательно не отчаялся найти Детей и их тайные города. Друзья погибли один за другим, затем пал конь, и наконец, издохла собака. Меч замерз так, что однажды сломался в его руках. И тогда запах его горячей крови учуяли Иные. Они пошли за ним следом, тихо и неотступно, натравливая свору бледных пауков – огромных, как гончие псы…
…Дверь открылась с грохотом, и сердце Брана чуть не выпрыгнуло от ужаса. Но это оказался всего лишь мейстер Лювин. Из-за его плеча выглядывал Ходор.
– Ходор! – широко улыбаясь, оповестил их конюх.
Но мейстер Лювин был серьезен.
– У нас гости, – объявил он, – требуется твое присутствие, Бран.
– Я сейчас слушаю историю, – возразил Бран.
– Сказки подождут, мой маленький лорд, никуда не денутся, – сказала Старая Нэн. – Гости, в отличие от них, не такие терпеливые. Кроме того, иной раз люди привозят с собой собственные истории.
– Кто приехал? – спросил Бран у мейстера.
– Тирион Ланнистер и какие-то люди из Ночного Дозора. Они привезли весточку от твоего брата Джона. Робб их как раз встречает. Ходор, ты не поможешь Брану спуститься в Зал?
– Ходор! – согласился счастливый Ходор и пригнул косматую голову, чтобы войти в дверь.
В Ходоре было почти семь футов[1] роста. Невозможно было поверить, что он одной крови со Старой Нэн. Бран иногда задумывался, усохнет ли Ходор, как его прабабка, когда станет старым? Это казалось невероятным, проживи он хоть тысячу лет.
Ходор подхватил Брана легко, словно тюк сена, и прижал к своей огромной груди. От него всегда немного пахло лошадьми, но запах этот не был противен. Толстые мускулистые руки были покрыты бурыми волосами.
– Ходор, – сказал он снова.
Теон Грейджой заметил однажды, что Ходор знает немного, но свое имя выучил крепко. Когда Бран рассказал об этом Старой Нэн, она ракудахталась как курица и призналась, что настоящее имя Ходора – Уолдер. Никто не помнит, откуда пошло это «ходор», сказала она ему. Просто однажды он стал это говорить, и все стали называть его Ходором. Других слов Ходор не произносил…
Старая Нэн осталась в башне одна, наедине со своим вязанием и воспоминаниями. Ходор немелодично мурлыкал себе под нос, пока нёс Брана вниз по лестнице и дальше через галерею. Мейстер Лювин следовал за ними, стараясь не отставать от шагающего широким шагом конюха.


[1] Свыше двух метров (прим. пер.)

Читать главу 23. Дэйнерис... / Читать главу 24. Бран (часть 2)...

Tags: Бран, Игра престолов, книги, литература, переводы, фэнтези
Subscribe

Posts from This Journal “переводы” Tag

promo nehoroshy february 9, 2018 14:51 75
Buy for 20 tokens
Здесь изготавливается новый, более качественный перевод эпохального произведения. Главы добавляются по мере готовности: "Игра Престолов", Джордж Р.Р. Мартин. (перевод Максима Сороченко) Содержание: Пролог Глава 1. Бран Глава 2. Кейтлин Глава 3. Дэйнерис Глава 4. Эддард Глава…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments