"Игра престолов": сокрытое в листве (nehoroshy) wrote,
"Игра престолов": сокрытое в листве
nehoroshy

"Игра престолов". Глава 25(1). Эддард

"Игра престолов"
Джордж Р.Р. Мартин
Перевод Максима Сороченко


Заценить произведение с самого начала: https://nehoroshy.livejournal.com/179856.html
Смотреть содержание: https://nehoroshy.livejournal.com/89558.html

Глава 25. Эддард (часть 1)



– …Смерть лорда Аррена стала огромной трагедией для всех нас, милорд, – сказал верховный мейстер Пицель. – Буду чрезвычайно рад сообщить вам все обстоятельства его гибели. Присаживайтесь. Желаете подкрепиться? Фиников, может быть? Еще у меня имеется великолепная хурма. Вино, боюсь, дурно сказывается на моем пищеварении, так что могу предложить только кубок ледяного, подслащенного медом, молока. Оно отлично освежает в такую жару.
О том, что жарко – спорить не приходилось. Шелковая туника Неда липла к груди. Вязкий влажный воздух окутал город, словно мокрое шерстяное одеяло. На берегах рек царила толкотня – это жители бедных перенаселенных районов, оставив свои прожаренные душные жилища, пытались выбить себе местечко для сна поближе к воде, где только и можно было вдохнуть свежего воздуха.
– Было бы неплохо, – ответил Нед, присев.
Пицель приподнял большим и указательным пальцем крошечный серебряный колокольчик и негромко позвонил. На террасе тут же появилась стройная молодая девушка-служанка.
– Будь добра, деточка, ледяного молока Королевской Деснице и мне. Сделай послаще.
Как только девушка вышла, верховный мейстер сцепил вместе пальцы рук и сложил их на животе.
– Среди простого народа бытует мнение, что последний год лета – всегда самый жаркий. Это, конечно, не так, но иногда в народные приметы хочется верить, не правда ли? В подобные дни я завидую вам и мечтаю о вашем северном летнем снежке. – Старик поерзал в кресле и его тяжелая, усыпанная каменьями цепь легонько звякнула. – Разумеется, лето короля Мейкара было жарче, и почти таким же долгим. Нашлись тогда дураки, даже в Цитадели, которые решили, что наконец наступило Великое Лето – то самое, которое будет длиться вечно. Но на седьмой год оно вдруг взяло и кончилось. И после короткой осени пришла ужасно длинная зима. Но пока длилось лето – оно было чудовищно жарким. Старгород варился и изнемогал днем от зноя, и только по ночам немного оживал. Бывало, мы гуляли в садах у реки и дискутировали о богах. Я до сих пор помню запахи тех ночей, милорд – духи и пот, персики и гранат, паслен и изюм, лопающиеся перезрелые тыквы… В то время я был молод, и цепь моя еще ковалась… Тогда жара не так изнуряла меня, как теперь…
Веки мейстера Пицеля набрякли и стали смыкаться, он почти задремал.
– Простите, лорд Эддард, – продолжил он, встрепенувшись. – Вы же пришли сюда не затем, чтобы слушать витиеватые пустословия о лете, давно забытом еще до рождения вашего отца. Простите, пожалуйста, старика за его бессвязные речи. Ум похож на меч. Боюсь, к старости он сильно ржавеет… О, вот и наше молочко!
Служанка поставила перед ними поднос, и Пицель одарил ее улыбкой.
– Милое дитя. – Он поднял кубок, попробовал и кивнул. – Спасибо. Теперь можешь идти.
Как только девушка вышла, Пицель внимательно посмотрел на Неда выцветшими слезящимися глазами.
– Итак, на чем мы остановились? Ах да, вы спрашивали о лорде Аррене…
– Именно.
Нед деликатно пригубил ледяное молоко. Оно оказалось приятно холодным, но слишком сладким на его вкус.
– Сказать по правде, Десница с некоторого времени стал будто сам не свой, – продолжил Пицель. – На протяжении многих лет мы заседали с ним на советах вместе, и уже тогда можно было заметить некоторые знаки, но я списывал их на великое бремя, которое он так верно нес все это время. На его широкие плечи была возложена вся тяжесть забот о государстве, и даже больше. Сын его постоянно болел, а леди была настолько удручена этим, что почти не отходила от мальчика. Подобное изнурило бы даже самого сильного мужчину, а ведь лорд Аррен был уже немолод. Немудрено, что он постоянно выглядел усталым и печальным. Так я думал тогда. Но теперь не вполне в этом уверен. 
Пицель тяжело покачал головой.
– Что вы можете рассказать о его последней болезни?
Верховный мейстер развел руками, продемонстрировав беспомощную скорбь.
– Однажды он пришел ко мне и спросил об одной книге. Он был такой же крепкий и здоровый, как всегда, но мне показалось, что он был чем-то глубоко взволнован. На следующее утро его скрутило болью, он даже не смог подняться с постели. Мейстер Колмон предположил, что лорд Аррен простудил себе желудок. Погоды стояли жаркие, и Десница часто пил холодное вино, чем мог испортить себе пищеварение. Когда слабость лорда Джона усилилась, я занялся им лично. Но боги не даровали мне сил, чтобы его спасти.
– Слышал, вы прогнали мейстера Колмона?
Верховный мейстер утвердительно кивнул: голова его неторопливо описала широкую дугу, словно сползающий с горы ледник.
– Совершенно верно. И боюсь, леди Лиза никогда мне этого не простит. Быть может, я ошибся, но на тот момент мне казалось, что так будет лучше. Мейстер Колмон для меня как сын, и я никому не позволю усомниться в его высоких способностях, но он юн, а юность часто не способна постичь всю хрупкость немолодого тела. Он пытался поставить лорда Аррена на ноги с помощью перечного сока и совершенно несоразмерных доз слабительного, и я испугался, что таким образом он его убьет.
– Лорд Аррен говорил что-нибудь в свои последние часы?
Пицель наморщил лоб.
– На последней стадии лихорадки Десница несколько раз выкрикивал имя «Роберт», но имел ли он в виду короля или собственного сына – я не могу сказать. Леди Лиза не позволяла мальчику заходить в комнату отца, опасаясь, что вид болезни произведет на него ужасное впечатление. Но король пришел и просидел у постели больного несколько часов, пытаясь разговорами и шутками поднять его дух. Смотреть на такое проявление искренней любви было очень тяжело.
– Это всё? Никаких последних слов?
– Когда стало ясно, что надежды больше нет, я дал Деснице выпить макового молочка, чтобы притупить его страдания. До того, как закрыть глаза в последний раз, он прошептал что-то королю и своей леди, а также благословил сына. «Семя крепкое», – расслышал я пару слов. Наконец, речь его стала слишком бессвязной, чтобы можно было хоть что-то понять. Смерть не приходила за ним всю ночь, но к утру лорд Джон, наконец, почил. Больше он так и не заговорил.
Нед сделал еще один глоток молока, борясь с тошнотой от его нестерпимой сладости.
– Вам не показалось... ничего странного в том, как умер лорд Аррен?
– Странного? – старческий голос мейстера стал тихим, словно шепот. – Нет, не могу сказать. Смерть была нелепой, без сомнения. Но вполне естественной. Какой бы смерть ни была, это вообще, самое естественное событие в нашей жизни, лорд Эддард. Джон Аррен ныне покоится с миром, сняв с себя, наконец, тяготившее его бремя.
– Насчет болезни, поразившей его… Вы когда-нибудь сталкивались с чем-то подобным? Может быть, видели других таких же?
– Я служу верховным мейстером Семи Королевств уже почти сорок лет, – ответил Пицель. – Я служу под властью нашего доброго короля Роберта точно так же, как служил под властью его предшественника – Эйриса Таргариена, а до того – под властью отца Эйриса Джэйхериса Второго. Я даже успел застать несколько месяцев правления отца Джэйхериса – Эйгона Пятого Счастливого. Я повидал больше болезней, чем способен сейчас припомнить, милорд. Уверяю вас: каждый случай по-своему уникален и не похож на прочие. Смерть лорда Джона не более необычна, чем многие-многие другие.
– Его жена полагает иначе…
Верховный мейстер кивнул.
– Да, я помню, что вдова – родная сестра вашей благородной супруги. Простите старика за грубость, но я скажу прямо: горе способно помрачить даже самый сильный и дисциплинированный ум, коим леди Лиза никогда не отличалась. После того, как ее последний ребенок родился мертвым, она стала страшиться любой тени, а смерть мужа окончательно ее подкосила.
– Так вы совершенно уверены, что Джона Аррена убила внезапная болезнь?
– Уверен, – ответил Пицель веско. – А что его еще могло убить, мой добрый лорд, если не болезнь?
– Яд, – тихо предположил Нед.
Сонные глаза Пицеля широко распахнулись. Пожилой мейстер тревожно заерзал в кресле.
– Неслыханное предположение. У нас здесь не Вольные Города, где такие случаи в порядке вещей. Верховный мейстер Эйтельмур писал, что все люди носят убийства в своих сердцах, но при этом отравители не заслуживают даже презрения. – Мейстер помолчал с минуту, размышляя. – То, что вы предположили, милорд, конечно возможно, но, по моему мнению, маловероятно. Любой, даже самый захудалый мейстер разбирается в простых ядах, а я не обнаружил у лорда Аррена никаких признаков отравления. К тому же Десницу любили все. Что за чудовище в человеческом облике осмелилось бы убить такого благородного лорда?
– Я слышал, что яд – это оружие женщин.
Пицель задумчиво пригладил бороду.
– Да, так говорят. Что это оружие женщин, трусов… и евнухов. – Старик прочистил горло и выкашлял на тростник большой ком слизи. Сидящий в клетке над их головами ворон громко каркнул. – Вы знали, что лорд Варис родился рабом в Лисе? Никогда не доверяйте паукам, милорд.
Собственно, это было всё, о чем Нед хотел спросить. Новые сведения о Варисе заставили его похолодеть.
– Я этого не забуду, мейстер. И спасибо за помощь. Я уже достаточно отнял у вас времени.
Он встал. Верховный мейстер Пицель медленно поднялся с кресла и сопроводил Неда до двери. 
– Надеюсь, моя помощь успокоила вас до известной степени. Если понадобится что-то еще – только спросите. Всё, чем могу быть полезен…
– Только одно… – сказал Нед. – Было бы весьма любопытно взглянуть на ту книгу, которую вы одолжили Джону за день до его смерти.
– Боюсь, вы не найдете там ничего интересного, – ответил Пицель. – Это довольно тяжеловесное сочинение Верховного мейстера Маллеона, описывающее родословные великих Домов.
– Все же, я хотел бы ее посмотреть.
Старик открыл дверь.
– Как пожелаете. Она у меня где-то здесь. Как только найду, я тотчас прикажу отнести ее в ваши покои.
– Это было бы в высшей степени любезно, – ответил Нед. Затем, как бы между прочим, спросил: – Еще один вопрос, если не возражаете. Вы упомянули, что король находился у постели лорда Аррена в момент его смерти. Интересно, была ли рядом с ним королева?
– Зачем же? Нет, – ответил Пицель. – Она с детьми в это время ехала в Утес Кастерли, сопровождаемая отцом. Ранее лорд Тайвин со свитой прибыл в город на турнир в честь именин принца Джоффри. Вне всякого сомнения, он надеялся, что венок победителя достанется его сыну Джейме, но был весьма разочарован. Именно мне выпала скорбная обязанность послать королеве весть о скоропостижной кончине лорда Аррена. Никогда еще мне не доводилось отправлять птицу с таким тяжелым сердцем.
– Черные крылья – черные вести… – пробормотал Нед. Этой поговорке его научила Старая Нэн, когда он был еще ребенком.  
– Да, так говорят торговки рыбой, – согласился верховный мейстер Пицель, – но мы с вами знаем, что бывает и по-другому. Когда птица мейстера Лювина доставила весть о вашем Бране, каждое искреннее сердце в замке возрадовалось, не так ли?
– Как скажете, мейстер.
– Боги милостивы. – Пицель склонил голову. – Заходите ко мне в любое время, лорд Эддард. Всегда буду рад служить.
«Да, – подумал Нед, когда дверь за ним захлопнулась, – но кому?»

Читать главу 24. Бран... / Читать главу 25. Эддард (часть 2)...

Tags: Игра престолов, Эддард, книги, литература, переводы, фэнтези
Subscribe

Posts from This Journal “переводы” Tag

promo nehoroshy february 9, 2018 14:51 75
Buy for 20 tokens
Здесь изготавливается новый, более качественный перевод эпохального произведения. Главы добавляются по мере готовности: "Игра Престолов", Джордж Р.Р. Мартин. (перевод Максима Сороченко) Содержание: Пролог Глава 1. Бран Глава 2. Кейтлин Глава 3. Дэйнерис Глава 4. Эддард Глава…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments