"Игра престолов": сокрытое в листве (nehoroshy) wrote,
"Игра престолов": сокрытое в листве
nehoroshy

"Игра престолов". Глава 34(2). Кейтлин

"Игра престолов"
Джордж Р.Р. Мартин
Перевод Максима Сороченко


Заценить произведение с самого начала: https://nehoroshy.livejournal.com/179856.html
Смотреть содержание: https://nehoroshy.livejournal.com/89558.html

Глава 34. Кейтлин (часть 2)



Читать главу с начала

Рассказ о пережитом занял гораздо больше времени, чем она могла предполагать – о письме Лизы и падении Брана, о кинжале убийцы и Мизинце. Наконец, о случайной встрече с Тирионом Ланнистером на постоялом дворе у перекрестка.
Дядя слушал молча. Его нависающие над глазами тяжелые брови хмурились все больше. Бринден Талли всегда умел слушать – кого угодно... но только не ее отца. Он был на пять лет младше лорда Хостера, и, сколько помнила себя Кейтлин, братья всегда враждовали. Однажды, когда Кейтлин было лет восемь, во время очередного громкого спора лорд Хостер обозвал брата «черным козлом, затесавшимся в отару Талли».
Отсмеявшись, Бринден указал на герб их Дома с выпрыгивающей из воды форелью и заметил, что он скорее черная рыба, чем черный козел. С тех пор изображение черной рыбы стало его личным отличительным знаком.
Вражда не прекратилась даже тогда, когда Кейтлин с Лизой вышли замуж. Прямо на свадебном пиру Бринден объявил во всеуслышание, что отныне покидает Риверран, чтобы служить Лизе и ее мужу – лорду Орлиного Гнезда. Как рассказывал в своих редких письмах Эдмар, с тех пор лорд Хостер слышать ничего не хотел о брате и даже не упоминал его имени.
Тем не менее, все годы ее детства Бринден Черная Рыба был единственным человеком, к которому бегали дети лорда Хостера со своими слезами и жалобами, поскольку отец был слишком занят, а мать – слишком больна. Кейтлин, Лизу, Эдмара, и даже Петира Бейлиша, воспитанника отца, Бринден выслушивал с особым терпением – примерно так же как слушал сейчас, – радуясь их детским успехам и сопереживая неудачам.
Кейтлин закончила свой рассказ, а дядя все молчал, пока конь его опасливо спускался по крутой каменистой тропе.
Следует предупредить твоего отца, заговорил, наконец, он. – Винтерфелл далеко, Долина прикрыта горами, словно стенами, но Риверран окажется точно на пути Ланнистеров, если они выйдут в поход.
Я боюсь этого не меньше, призналась Кейтлин, и попрошу мейстера Колмона отправить птицу сразу, как только мы окажемся в Орлином Гнезде.
С нею были и другие письма, требовавшие немедленной отправки: приказы Неда о подготовки севера к обороне, которые она должна была передать его знаменосцам.
Какие настроения царят в Долине? – спросила она.
Люди в гневе, ответил Бринден Талли. – Лорд Джон пользовался всеобщей любовью и, когда король возложил на Джейме Ланнистера обязанности, которые Аррены исполняли без малого три сотни лет, жители Долины восприняли это как серьезное оскорбление. Лиза приказала нам называть ее сына настоящим Хранителем Востока, но вряд ли этим кого-то обманешь. Твоя сестра не единственная, кто догадывается, из-за чего на самом деле умер Десница. Никто не осмелился называть смерть Джона убийством, по крайней мере открыто, но подозрения отбрасывают длинную тень… Бринден взглянул на Кейтлин, крепко сжав губы. – А тут еще и мальчик…
Мальчик? А что с ним?
Она пригнула голову, проехав под низко свисающей скалой. Далее тропа резко поворачивала под острым углом.
В голосе дяди зазвучала тревога.
Лорду Роберту, вздохнул он, всего шесть лет. Он постоянно болеет, играет в куклы и впадает в истерики, если их пытаются у него отнять. Он истинный наследник Джона Аррена, я готов поклясться в этом всеми богами, но есть те, кто считают его слишком слабым для того, чтобы он мог занять место отца. Старший стюард Нестор Ройс управлял Долиной все четырнадцать лет, пока лорд Джон служил королю в Гавани, и многие желали бы, чтобы он сохранил свою власть вплоть до совершеннолетия наследника. Другие считают, что Лизе надо снова выйти замуж – причем, как можно скорее. Ухажеры слетаются сюда, как ворóны на побоище. В Орлином Гнезде от них уже не продохнуть.
Следовало этого ожидать, заметила Кейтлин.
В этом не было ничего удивительного: Лиза еще молода, а королевство Горы и Долины представляло собой недурное приданое.
А что сама Лиза? Хочет еще раз замуж? – спросила она.
Говорит, что да, если найдет подходящего для себя человека, ответил Бринден Талли, но она уже отказала лорду Нестору, а также еще дюжине вполне достойных мужчин. Кажется, в этот раз она твердо решила сама выбрать себе лорда-мужа.
Уж тебе бы не стоило ее за это винить!
Сэр Бринден фыркнул.
Дело не в этом… По-моему, Лиза просто имитирует заинтересованность в замужестве. Она наслаждается ухаживаниями, но, как мне думается, планирует сама править до тех пор, пока ее мальчик не повзрослеет достаточно для того, чтобы стать лордом Орлиного Гнезда не только по имени.
Женщина может править не менее мудро, чем мужчина, возразила Кейтлин.
Правильная женщина может, ответил дядя, взглянув на нее искоса. – Пойми, Кэт. Лиза – это не ты. – Он помедлил немного. – Если честно, я боюсь, что ты не получишь от сестры той помощи, на которую рассчитываешь.
Кейтлин растерялась.
Что ты имеешь в виду?
Лиза, вернувшаяся из Королевской Гавани, больше не похожа на ту девчонку, что уехала когда-то на юг вместе с мужем, провозглашенным Десницей. Годы брака она пережила очень трудно. Ты должна об этом знать. Из лорда Аррена получился преданный муж, но их союз был заключен по политическим соображениям, а не по причине страсти.
Так же, как и мой…
Вы начали одинаково, но у тебя жизнь сложилась счастливее, чем у нее. Два ее ребенка родились мертвыми, еще больше было выкидышей. И закончилось все смертью лорда Аррена… Кейтлин, боги подарили Лизе всего одно дитя, и твоя сестра живет сейчас только им. Вполне понятно, почему она предпочла сбежать, лишь бы не отдавать его Ланнистерам. Твоя сестра напугана, девочка, и больше всего на свете она боится Ланнистеров. Она скрылась в Долине, сбежав из Красного Замка словно тать в ночи. И решилась она на это только потому, что хотела вырвать своего сына из пасти льва… А теперь ты сама притащила льва к порогу ее дома…
В оковах! – возразила Кейтлин.
Справа разверзлась опасная расселина, чье дно утопало в сумраке. Кейтлин натянула поводья и пустила лошадь осторожным медленным шагом.
Да неужели? Дядя оглянулся назад и посмотрел на Тириона Ланнистера, неспешно спускавшегося вслед за ними. – Я вижу топор, притороченный к седлу, кинжал за поясом и наемника, следующего за ним неотступной голодной тенью. Где оковы, милая?
Кейтлин недовольно поерзала в седле.
Карлик здесь не по своей воле. В оковах он или нет, но он мой пленник. Лиза не меньше, чем я захочет, чтобы он ответил за свои преступления. Это ее лорда-мужа убили Ланнистеры, и она первая предупредила нас об этом в своем письме.
Бринден Черная Рыба только грустно улыбнулся.
Ну, дай-то боги, девочка, вздохнул он так красноречиво, что Кейтлин вновь засомневалась в правильности своего решения.
Солнце уже основательно скатилось к западу, когда склон под копытами лошадей начал, наконец, выполаживаться. Дорога стала более широкой и прямой, и впервые за долгое время Кейтлин увидела свежие полевые цветы и траву. Спустившись в долину, всадники прибавили в скорости, перейдя на легкий галоп. Теперь путь их лежал через зеленеющие рощи, мимо сонных маленьких поселений, садов и золотых пшеничных полей. Кони сходу пересекали многочисленные ручьи, поднимая тучи ярко сверкавших на солнце брызг. Настроение у всех заметно улучшилось. Дядя выслал вперед знаменосца с двойным штандартом: выше на древке было закреплено полотнище с луной и соколом Дома Арренов, ниже – его собственный флаг с черной рыбой. Телеги фермеров и фургоны торговцев, а также всадники младших Домов съезжали на обочины, уступая им дорогу.
Тем не менее, крепкого замка у подножия Копья Гиганта они достигли уже затемно. На бастионах мерцали горящие факелы, рогатая луна плясала в водах рва. Мост был поднят, решетка опущена, но Кейтлин увидела огни, горевшие в бойницах надвратной и угловых башен.
Лунные Врата, пояснил дядя, когда они остановились. Его знаменосец подъехал к краю рва, чтобы окликнуть караульных надвратной башни. – Владение лорда Нестора. Он должен нас ожидать. Взгляни наверх.
Кейтлин подняла глаза, потом выше, и еще выше. Поначалу она увидела только камень и деревья – смутную громаду горы, тонувшую во мраке ночи, черную, словно небеса, лишенные звезд. Затем повыше она заметила свечение далеких огней. Это была крепость, встроенная прямо в крутой склон. Ее огни светились словно оранжевые глаза, грозно глядевшие на них сверху. Над нею показалась еще одна – на гораздо более высоком уровне, а затем третья, мерцавшая совсем тускло далекими искорками в небе. И наконец, высоко-высоко – там, куда долетали только соколы, лунной вспышкой блеснули очертания бледных башен. Задравшая голову вверх Кейтлин ощутила дурноту.
Орлиное Гнездо… – услышала она благоговейный шепот Мариллиона.
В сознание грубо ворвался резкий голос Тириона Ланнистера.
Должно быть, Аррены не очень любят гостей. Если вы хотите заставить нас подняться на эту гору в темноте, то лучше убейте меня прямо здесь.
Мы переночуем в замке, а восхождение совершим завтра, пояснил ему Бринден.
Какая радость! – ответил карлик. – Но как мы туда поднимемся? У меня нет опыта езды на горных козлах.
На мулах, с улыбкой поправил Бринден.
В камне горы выбиты ступени, сказала Кейтлин.
Она знала это из рассказов Неда о детстве, проведенном с Робертом Баратеоном и Джоном Арреном.
Дядя кивнул.
Сейчас слишком темно, чтобы их разглядеть, но ступени там есть. Слишком крутые и узкие для коней, но мулы спокойно проходят по ним часть пути. Тропу защищают три крепости: «Каменная», «Снежная» и «Небесная». Мулы поднимут нас к самой «Небесной».
Тирион Ланнистер с сомнением посмотрел вверх.
А дальше?
Бринден улыбнулся.
Дальше дорога становится слишком крутой даже для мулов. Оставшуюся часть пути преодолеем пешком. Но можете проехаться в корзине, если боитесь трудностей. Орлиное Гнездо цепляется за скалу прямо над «Небесной», в ее подвалах установлено шесть больших лебедок с длинными железными цепями для доставки в замок припасов. Если хотите, милорд Ланнистер, могу организовать для вас подъем в компании хлеба, пива и яблок.
Карлик хрипло рассмеялся.
Жаль, что я не тыква, ответил он. – Увы, мой лорд-отец будет сильно огорчен, если узнает, что его сын Ланнистер отправился на встречу с судьбой, подобно грузу репы. Если вы будете подниматься пешком, то боюсь, мне придется поступить так же. Нам, Ланнистерам, свойственна определенная гордость.
Гордость? – повысила голос Кейтлин. Насмешливый тон карлика и его непринужденные манеры выводили ее из себя. – Другие называют это «высокомерием». Вам свойственно высокомерие, алчность и жажда власти!
Мой брат, несомненно, высокомерен, ответил Тирион Ланнистер. – Отец олицетворяет собой алчность, а для Серсеи жажда власти так же естественна, как дыхание. Тем не менее, я невиннее овечки. Ради вас я готов даже поблеять, добавил он, нагло ухмыльнувшись.
Прежде чем она успела ответить, подвесной мост со скрипом пришел в движение, сразу после этого раздался звон смазанных цепей, поднимающих решетку ворот. Вооруженные солдаты вынесли горящие головни, осветив им путь, и вслед за Бринденом Талли по мосту, перекинутому надо рвом, они прошли внутрь замка. Лорд Нестор Ройс, Старший Стюард Долины, хранитель Лунных Врат уже ожидал их во дворе в окружении своих рыцарей, желая встретить лично.
Леди Старк, поклонился лорд Нестор, завидев Кейтлин.
Это был крупный мужчина с широкой, как бочка грудной клеткой, и поклон его вышел довольно неуклюжим.
Кейтлин спустилась с лошади и встала перед ним.
Лорд Нестор, произнесла она.
Кейтлин знала этого человека только по репутации: будучи кузеном Бронзового Йона из младшей ветви Дома Ройсов, он всё же по праву слыл влиятельным лордом.
За нашими плечами долгий и тяжелый путь. Прошу оказать нам гостеприимство и впустить под свою крышу на одну ночь, если это, конечно, не затруднит.
Мой дом – ваш дом, миледи, ответил лорд Нестор угрюмо, но ваша сестра леди Лиза прислала распоряжение из Орлиного Гнезда. Она желает видеть вас немедленно. А ваши спутники пусть останутся здесь на ночь и отправятся наверх с рассветом.
Дядя спрыгнул с коня.
Что за бред? – спросил он прямо. Бринден Талли никогда не отличался сдержанностью в словах. – Ночной подъем при ущербной луне? Даже Лиза должна понимать, что такое приглашение может привести только к сломанной шее.
Мулы знают дорогу, сэр Бринден.
Поджарая девчонка лет семнадцати-восемнадцати вышла вперед и встала рядом с лордом Нестором. Темноволосая и короткостриженая, она была одета в кожаную одежду для верховой езды и легкую посеребренную кольчужку. Девушка поклонилась Кейтлин с бóльшим изяществом, нежели ее лорд.
Обещаю, миледи, ничего плохого с вами не случится. Для меня будет великой честью сопроводить вас наверх. Я проделывала это в темноте уже сотни раз. Даже Майкел говорит, что отец мой, скорее всего, был горным козлом.
Самоуверенный голосок девицы заставил Кейтлин улыбнуться.
У тебя есть имя, девочка?
Мия Стоун, если вам так угодно, миледи, ответила девушка.
Кейтлин не могла бы сказать, что ей это «угодно». Даже сохранить улыбку на лице ей стоило некоторых усилий. Имя «Стоун» в Долине присваивали бастардам – точно также, как «Сноу» на севере, или «Флауэрс» в Хайгардене[1]. В каждом из Семи Королевств существовал устоявшийся традиционный термин для обозначения детей, которые родились без права на собственное родовое имя. Кейтлин не имела ничего против этой девчонки, но ее присутствие против воли заставляло ее думать о бастарде Неда, отправленном на Стену. А подобные мысли порождали в ее душе одновременно и злость, и чувство вины. Кейтлин попыталась найти нужные слова для ответа.
Но первым нарушил молчание лорд Нестор.
Мия – умная девушка, и если она клянется, что доставит вас к леди Лизе целой и невредимой, то я склонен ей верить. Она меня еще ни разу не подводила.
Что ж, тогда вверяю себя в твои руки, Мия Стоун, ответила Кейтлин. – А вам, лорд Нестор, поручаю как следует присматривать за моим пленником.
А я поручаю принести пленнику кубок вина и как следует прожаренного каплуна[2], прежде чем он помрет с голоду, вмешался Ланнистер. – Еще бы и девочку для радости, но полагаю, просить вас об этом будет слишком самонадеянно.
Наемник Бронн громко расхохотался. Лорд Нестор проигнорировал резвящегося карлика.
Как скажете, миледи. Будет сделано. – И только после этого он взглянул на пленника. – Отведите нашего лорда Ланнистера в камеру башни. И выдайте мяса с медовухой.
Пока Кейтлин прощалась с дядей и своими спутниками, Тириона Ланистера увели прочь. Затем она последовала за девочкой-бастардом через замок. Два мула уже стояли на заднем дворе – оседланные и готовые к выезду. Мия помогла ей забраться на одного из них. Стражник, носивший плащ небесно-голубого цвета, открыл узкие задние ворота, за которыми показался густой сосново-еловый лес. Гора возвышалась будто черная стена, но ступени – глубоко вырезанные в каменном массиве, начинались прямо от ворот и поднимались куда-то вверх.
Некоторым становится легче, если они закрывают глаза, сказала Мия, выводя мулов через ворота в темный лес. – Когда люди пугаются или чувствуют головокружение, они слишком сильно вцепляются в мулов. А им это не нравится.
Я урожденная Талли и жена Старка, ответила Кейтлин. – Меня не так-то просто напугать. Ты собираешься зажигать факел?
Ступени тонули в непроглядной черноте.
Девушка скорчила рожицу.
Факелы только слепят. В такую ясную ночь света луны и звезд вполне достаточно. Майкел говорит, что у меня глаза совы.
Она взобралась на мула и заставила его сделать первый шаг. Животное, на котором сидела Кейтлин, тронулось с места само.
Ты постоянно поминаешь Майкела, заметила Кейтлин.
Мулы пошли вперед – медленно, но твердо. Кейтлин почувствовала себя уверенней.
Майкел – моя любовь, пояснила Мия. – Майкел Редфорт. Он служит оруженосцем у сэра Лина Корбрея. И мы поженимся, как только он станет рыцарем – через год или два.
Своей наивностью она напоминала Сансу – такую же счастливую и невинную в своих мечтах. Кейтлин улыбнулась, но улыбка вышла с оттенком грусти. Редфорты являлись старинным родом Долины, и в их венах текла кровь Первых Людей. Возможно, между ними действительно вспыхнула любовь, но ни один Редфорт никогда не возьмет в жены девушку-бастарда. Семья Майкела найдет ему более подходящую партию – из Корбреев, Уэйнвудов или Ройсов, а возможно даже девушку из какого-нибудь Великого Дома вне Долины. Даже если Редфорт и спал с Мией, то он легко перевернет эту страницу своей жизни, когда настанет время.
Восхождение давалось даже легче, чем Кейтлин осмеливалась надеяться. Деревья обступали тропу тесно, образуя над головой подобие шелестящей зеленой крыши, скрывавшей даже луну. Казалось, будто они поднимаются по длинному черному туннелю. Но мулы шли вперед уверенно и неутомимо, а Мия Стоун, кажется, в самом деле была одарена ночным зрением. Они медленно тащились в гору, тропа петляла взад-вперед по склону, время от времени делая крутые повороты. Каменный путь устилал густой ковер из павшей хвои, почти полностью заглушавший стук подков. Тишина успокаивала, неспешное плавное покачивание мула убаюкивало, и вскоре сидящую в седле Кейтлин стал одолевать сон.




[1] В оригинале Stone, Snow, Flowers – то есть «Камень», «Снег», «Цветы» (прим. пер.)
[2] Каплун - кастрированный петух, откармливаемый на мясо (прим. пер.)


Читать главу 34. Кейтлин (часть 1)... / Читать главу 34. Кейтлин (часть 3)...

Tags: Игра престолов, Кейтлин, книги, литература, переводы, фэнтези
Subscribe

Posts from This Journal “переводы” Tag

promo nehoroshy february 9, 2018 14:51 75
Buy for 20 tokens
Здесь изготавливается новый, более качественный перевод эпохального произведения. Главы добавляются по мере готовности: "Игра Престолов", Джордж Р.Р. Мартин. (перевод Максима Сороченко) Содержание: Пролог Глава 1. Бран Глава 2. Кейтлин Глава 3. Дэйнерис Глава 4. Эддард Глава…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments