"Игра престолов": сокрытое в листве (nehoroshy) wrote,
"Игра престолов": сокрытое в листве
nehoroshy

"Игра престолов". Глава 20. Эддард

"Игра престолов"
Джордж Р.Р. Мартин
Перевод Максима Сороченко

Глава 20. Эддард




Эддард Старк въехал через высокие бронзовые ворота в Красный Замок усталым, голодным и злым, мечтая как следует выпить, закусить жареной дичью и завалиться на перину. Но не успел он слезть с коня, как к нему подбежал королевский стюард и сообщил, что верховный мейстер Пицель срочно собирает Малый Совет и приглашает Десницу почтить его своим присутствием, когда тот сочтёт для себя удобным.
– Удобнее было бы завтра утром, – грубо ответил Нед, спешившись.
Стюард низко поклонился.
– Я передам членам совета ваши извинения, милорд.
– Проклятье, нет, – отрезал Нед. Не хватало ещё оскорбить Совет, не успев приехать. – Я увижусь с ними. Только дайте несколько минут переодеться во что-нибудь более приличное.
– Конечно, милорд, – ответил стюард. – Вам предоставлены бывшие покои лорда Аррена в Башне Десницы, если не возражаете. Я распоряжусь, чтобы туда перенесли ваши вещи.
– Благодарю.
Нед стянул походные перчатки и заткнул их за пояс. Позади него въезжали в ворота его люди. Нед заметил Вейона Пула, своего собственного стюарда, и подозвал к себе.
– Похоже, Совету требуется моё срочное присутствие. Размести дочерей, и передай Джори, чтобы присматривал за ними. Пусть Арья остаётся в спальне.
Пул поклонился. Нед повернулся к королевскому стюарду.
– Мой обоз всё ещё тянется через город. Нужно найти подходящую одежду.
– С превеликим удовольствием, – ответил стюард.
Когда Нед, смертельно усталый, одетый в одолженную одежду, быстрым шагом зашёл в зал заседаний Малого Совета, там уже ожидали четверо его членов.
Зал был очень богато обставлен. Вместо тростника пол устилали мирийские ковры. В углу стояла резная ширма с Летних Островов, ярко исписанная сотнями изображений резвящихся мифических животных. На стенах висели гобелены из Норвоса, Кохора и Лисса. Верх дверного проёма обрамляли изображения двух сфинксов с глазами из полированного граната, выделяющимися на фоне чёрных мраморных лиц, словно тлеющие угольки.
Евнух Варис, самый неприятный для Неда член Совета, поприветствовал его сразу, как тот вошёл.
– Лорд Старк, с глубоким прискорбием узнал о ваших неприятностях на королевском тракте, - сказал он, ухватив Неда за рукав. – Мы все ходили в септу зажигать свечи за принца Джоффри. Я постоянно молюсь о его здоровье.
От евнуха исходил отвратительный сладкий аромат, напоминающий запах могилы, засыпанной цветами. На рукаве остался след от его пудры.
– Ваши боги вас услышали, – ответил Нед с холодной вежливостью. – Принц крепчает с каждым днём.
Он аккуратно высвободил рукав из пальцев Вариса и прошёл через весь зал к лорду Ренли, тихо разговаривающему у ширмы с человеком невысокого роста, который мог быть только Мизинцем. В то время, когда Роберт завоёвывал трон, Ренли был ещё восьмилетним мальчиком, но теперь он вымахал в мужчину, поразительно похожего на своего брата – таким, каким его помнил Нед. Взглянув на Ренли, Нед со смятением почувствовал себя так, как будто всех этих прожитых лет не было, и перед ним по-прежнему стоит Роберт – всё такой же молодой, как после победы на Трезубце.
– Вижу, вы добрались в целости, лорд Старк, – сказал ему Ренли.
– Как и вы, – ответил Нед. – Прошу прощения, но иногда вы мне очень напоминаете вашего брата Роберта.
– Довольно плохая копия, – возразил Ренли, пожимая плечами.
– Но куда лучше одетая, – саркастически заметил Мизинец. – На наряды лорд Ренли тратит больше, чем половина придворных дам.
И действительно – даже в настоящий момент на лорде Ренли был надет вышитый дюжиной золотых оленей камзол из тёмно-зелёного бархата. Через плечо поверх камзола была небрежно перекинута полунакидка из шелковой ткани с вплетёнными золотыми нитями, перехваченная изумрудной брошью.
– Бывают преступления и ужаснее, – смеясь, ответил ему Ренли. – Например, одеваться так, как вы.
Мизинец проигнорировал шпильку. Он смотрел на Неда с тонкой улыбкой на устах, почти дерзко.
– Много лет мечтал познакомиться с вами, лорд Старк. Не сомневаюсь, что леди Кейтлин рассказывала вам про меня.
– Рассказывала, – согласился Нед холодно. Скользкая двусмысленность слов Мизинца выводила его из себя. – Слышал, вы были близко знакомы с моим братом Брандоном?
Ренли Баратеон расхохотался. Прислушивающийся Варис подошёл поближе.
– Даже слишком близко, – сказал Мизинец. – До сих пор ношу на себе знаки его внимания. А что, Брандон тоже про меня вспоминал?
– Довольно часто. С самым «тёплым» чувством, – ответил Нед, надеясь закончить разговор. Ему не нравилась эта игра, и не хватало терпения на дуэль словами.
– Всегда считал, что вы, Старки, плохо приспособлены к теплу, – продолжил Мизинец. – Здесь на юге говорят, что вы сделаны изо льда, и таете, как только переезжаете через Перешеек.
– «Таять» я пока не собираюсь, лорд Бейлиш. Можете на это не рассчитывать. – Нед повернулся к столу. – Мейстер Пицель, надеюсь, вы в добром здравии?
Верховный мейстер мягко улыбнулся, не вставая со своего высокого стула у дальнего конца стола.
– В достаточно добром для человека моих лет, милорд, – ответил он, – правда, боюсь, в последнее время быстро утомляюсь.
Дружелюбное лицо венчала широкая лысина, обрамлённая жидкими прядями седых волос. Мейстерское ожерелье представляло собой не простую металлическую цепь, как у Лювина, а состояло из двух дюжин тяжёлых цепочек, собранных вместе в один громоздкий ошейник от горла до груди. Звенья были выкованы из всех известных людям металлов: из чёрного железа и червонного золота, из блестящей меди и тусклого свинца, из стали, олова и серебра, из латуни, бронзы и платины. Металлические элементы были украшены гранатами, аметистами и чёрным жемчугом, а кое-где – изумрудами и рубинами.
– Кажется, пора начинать, – произнёс верховный мейстер, складывая руки поверх обширного живота. – А то, боюсь, усну.
– Как вам будет угодно.
Кресло короля во главе стола, украшенное вышитым золотой нитью коронованным оленем Баратеонов, пустовало. Нед занял место рядом с ним, по правую руку.
– Милорды, – произнёс он официальным тоном. – Прошу прощения за то, что заставил вас ждать.
– Вы Десница Короля, – ответил Варис. – А мы всего лишь ваши верные слуги, лорд Старк.
Остальные заняли положенные им места, и Нед отчётливо осознал, что этот зал и все эти люди – абсолютно чужие для него. Он вспомнил слова Роберта, сказанные им в подземной усыпальнице Винтерфелла.
«Я окружён подхалимами и дураками», – говорил тогда король.
Нед оглядел Совет и задумался о том, кто из присутствующих подхалимы, а кто – дураки. Ему показалось, что он начинал уже понимать…
– Нас только пятеро, – заметил он.
– Лорд Станнис отправился к Драконьему камню сразу после того, как король выехал на север, – ответил Варис, – а наш доблестный сэр Барристан в настоящее время, без сомнения, сопровождает короля при его проезде по городу, как положено лорду-командующему Королевской Гвардией.
– Возможно, следует подождать сэра Барристана и короля, пока они к нам не присоединятся? – предложил Нед.
Ренли Баратеон вновь рассмеялся.
– Если станем ждать, пока брат почтит нас своим королевским присутствием, то, боюсь, сидеть нам придется очень долго.
– У доброго короля Роберта слишком много забот, – подтвердил Варис. – Чтобы хоть как-то разгрузить себя, решение мелких вопросов он доверяет нам.
– Лорд Варис имеет в виду, что все дела, связанные с деньгами, урожаем или правосудием, расстраивают моего венценосного брата до слёз, – пояснил лорд Ренли. – Поэтому управление государством он фактически свалил на нас, время от времени присылая приказы.
Он достал из рукава туго свёрнутый свиток и положил на стол.
– Утром король приказал мне скакать как можно быстрее вперёд и обязать верховного мейстера немедленно созвать Совет. У него есть для нас срочное задание.
Мизинец улыбнулся и передал бумагу Неду. Свиток был скреплён королевской печатью. Нед сломал воск большим пальцем и, отказываясь верить собственным глазам, ознакомился со срочным приказом. Неужели капризы Роберта никогда не кончатся? И ещё прикрывается его, Неда, именем! Всё равно, что сыпать соль на рану.
– Боги милосердные! – выругался он.
– Лорд Эддард хочет сказать, что Его Милость поручил нам организацию великого турнира в честь назначения его Десницей Короля, – сказал лорд Ренли.
– Сколько? – спокойно спросил Мизинец.
Нед вычитал ответ из письма.
– Сорок тысяч золотых драконов победителю. Двадцать тысяч за второе место, ещё двадцать – победителю в рукопашных схватках, и десять тысяч лучшему лучнику.
– Девяносто тысяч золотых монет, – вздохнул Мизинец. – Надо ещё не забыть про остальные расходы. Роберт обязательно захочет устроить пир горой. А это означает – повара, плотники, служанки, певцы, жонглёры, паяцы…
– Паяцев у нас сколько угодно, – заметил лорд Ренли.
Верховный мейстер посмотрел на Мизинца и спросил:
– Выдержит ли казна такие огромные расходы?
– Какая ещё казна? – ответил Мизинец вопросом на вопрос и скривил рот. – Не говорите глупостей, мейстер. Вы не хуже меня знаете, что казна пуста уже много лет. Мне придётся занимать деньги. Без сомнения, Ланнистеры окажут такую любезность. Мы и так должны лорду Тайвину уже около трёх миллионов драконов, что ему стоит дать нам ещё одну сотню тысяч?
– То есть, вы утверждаете, что долг короны – три миллиона золотых монет? – спросил Нед потрясённо.
– Долг короны – шесть миллионов золотых монет, лорд Старк. Ланнистеры – крупнейшие кредиторы, но мы занимали и у лорда Тирелла, и у Железного Банка Браавоса, а также у некоторых тирошийских торговых картелей. А недавно мне пришлось даже обратиться к служителям культа. Должен заметить, верховный септон торгуется как дорнийский торговец рыбой.
Нед был ошеломлён.
– После Эйриса Таргариена оставалась казна, полная золота. Куда вы её дели?
Мизинец пожал плечами.
– Хозяин-над-монетой ищет деньги. Король с Десницей их тратят.
– Ни за что не поверю, чтобы Джон Аррен мог позволить Роберту разорять государство, – заявил Нед с жаром.
Верховный мейстер потряс большой лысой головой, тонко звякнув цепями.
– Лорд Аррен был бережливым человеком, но, боюсь, Его Милость не всегда слушает мудрых советников.
– Мой венценосный брат обожает турниры и пиры, – заметил Ренли Баратеон, – и питает отвращение ко всему тому, что он называет «считать медяки».
– Я поговорю с Его Милостью, – сказал Нед. – Этот турнир блажь, которую государство себе позволить не может.
– Поговорите, если желаете, – ответил лорд Ренли. – Но мы, на всякий случай, составим план.
– Не сегодня, – сказал Нед.
Возможно, это прозвучало излишне резко, судя по их взглядам. Следует помнить, что он уже не в Винтерфелле, где только король был выше его. Здесь он не более, чем первый среди равных.
– Простите, милорды, – сказал он более мягко. – Я устал. Давайте на сегодня сделаем перерыв и продолжим, когда отдохнём.
Он не ждал, что они согласятся, просто встал, поклонился и пошёл к двери.
Во дворе царил хаос из грязи, коней и ругающихся мужчин. Повозки и всадники продолжали въезжать в ворота замка. Король ещё не прибыл, сказали ему. После некрасивой истории на Трезубце, Старки со своими людьми далеко оторвались от основной колонны, чтобы быть подальше от Ланнистеров и всё возрастающего напряжения. Роберт почти не появлялся на глаза. Рассказывали, что он практически не вылезал из своего огромного дома на колёсах, и пил, как никогда. Если так, то он прибудет только через несколько часов, но всё равно – быстрее, чем хотелось бы Неду. Одного взгляда на лицо Сансы ему хватало, чтобы скрытый глубоко внутри гнев начинал бушевать снова. Последние две недели путешествия превратились в пытку. Санса обвиняла Арью и без конца повторяла, что вместо Леди должна была быть убита Нимерия. Арья же совсем ушла в себя после того, как узнала, что случилось с Микой. Санса целыми днями рыдала, Арья всё время думала о чём-то своём, не говоря ни слова. Сам же Нед почему-то вспоминал о ледяном аде, в который попадают Старки из Винтерфелла.
Он пересёк внешний двор, перешёл по подъёмному мосту во внутренний, и направился туда, где, как он думал, находится Башня Десницы. Внезапно прямо перед ним возник Мизинец.
– Вы идёте не в ту сторону, Старк. Давайте, я вас провожу.
Неохотно Нед последовал за ним. Мизинец провёл его в башню, затем вниз по лестнице, потом через небольшой нижний двор, и наконец, по безлюдному коридору, вдоль стен которого стояли забытые, покрытые пылью реликвии эпохи Таргариенов – пустые латы из чёрной стали, шлемы которых украшали гребни из драконьей чешуи.
– Это не похоже на путь к моим покоям, – заметил Нед.
– А разве я говорил, что мы идём туда? Нет, я веду вас в подземелья, где перережу вам горло и замурую труп в стену, – ответил Мизинец голосом, исполненным сарказма. – Жаль, что у нас нет на это времени, Старк. Ваша жена ждёт.
– Что за игру вы затеяли, Мизинец? Кейтлин сейчас в Винтерфелле, в сотнях лиг отсюда.
– Ой ли? – серо-зелёные глаза Мизинца лукаво блеснули. – В таком случае та особа, которую я нашёл, обладает поразительным даром перевоплощения. Идёмте, предлагаю в последний раз. Иначе приберегу её для себя.
И он поспешил вниз по лестнице.
Настороженный Нед последовал за ним, мечтая о том, чтобы этот бесконечный день когда-нибудь закончился. Ему не нравились интриги, но он уже начинал понимать, что для людей, подобных Мизинцу, они составляют смысл жизни.
Внизу лестницы оказалась тяжелая дубовая дверь, окованная железом. Петир Бейлиш приподнял засов и жестом пригласил Неда войти. Пройдя в дверь, они оказались на крутом скалистом обрыве высоко над рекой, освещённом красноватым светом заката.
– Мы вышли из замка, – догадался Нед.
– Вас трудно обмануть, Старк, – ухмыльнувшись, заметил Мизинец. – Вы это поняли по солнцу или почуяли шестым чувством? Идёмте за мной. Здесь есть ступени, вырезанные в скале. Только постарайтесь не упасть. Если вы разобьётесь насмерть, Кейтлин меня не поймёт.
И, перегнувшись через край утёса, он быстро, как обезьяна, стал спускаться вниз.
Нед задержался на мгновение, изучая поверхность скалы, и осторожно последовал следом. Как и обещал Мизинец, ступени там действительно были – неглубокие вырезы в камне, совершенно незаметные снизу, если о них не знать. Река шумела далеко внизу – на головокружительном расстоянии. Нед прижался к скале, стараясь смотреть вниз не чаще, чем того требовала необходимость.
Наконец, он достиг подножия – узкой глинистой тропы вдоль берега реки. Там, возле скалы, уже отдыхал Мизинец, поедая яблоко. Спуск лишил Неда последних сил.
– Стареете, Старк, теряете былую лёгкость, – заметил Мизинец, небрежно отшвыривая огрызок в бурлящий поток. – Впрочем, это неважно. Дальше мы поедем верхом.
Две лошади уже стояли наготове. Нед сел в седло и пустил лошадь рысью вслед за Мизинцем – вниз по тропе в направлении города.
Через какое-то время Бейлиш натянул поводья возле обветшалого трёхэтажного деревянного дома. В окнах мерцал свет ламп, заметный в сгущающихся сумерках. Изнутри доносились и плыли над водой звуки музыки и взрывы смеха. Над дверью на тяжёлой цепи висела витиеватая масляная лампа, закрытая круглым плафоном из освинцованного красного стекла.
Неда охватила ярость. Он спрыгнул с лошади.
– Бордель?? – он схватил Мизинца за плечо и развернул к себе. – Ты притащил меня сюда, чтобы показать бордель?
– Ваша жена внутри, – ответил Мизинец.
Это было уже слишком. Кипя от нанесённого ему оскорбления, Нед толкнул мелкого подлеца спиной к стене, вынул кинжал и прижал острие к шее – прямо под маленькой заострённой бородёнкой.
– Брандон был слишком добр к тебе, – прорычал он.
– Милорд, нет! – раздался вдруг тревожный голос. – Он говорит правду.
За спиной послышались шаги.
Нед повернулся, с клинком наготове, и увидел спешащего к ним седовласого мужчину, одетого в груботканную одежду коричневого цвета, с отвислым подбородком, колыхавшимся на бегу.
– Это не ваше дело, – начал было Нед, и вдруг осёкся, узнав мужчину. В изумлении он опустил кинжал. – Сэр Родрик??
Родрик Кассель кивнул.
– Ваша леди ждёт вас наверху.
Нед растерялся.
– Кейтлин на самом деле здесь? – спросил он, убирая кинжал в ножны. – Это не дурацкий розыгрыш Мизинца?
– Если бы, Старк, – ответил Мизинец. – Идите за мной. И постарайтесь сделать вид, что вы обычный распутник, а не Королевская Десница. Будет нехорошо, если вас узнают. На вашем месте я бы между делом ещё и полапал чью-нибудь грудь.
Они вошли в дом и пересекли переполненную гостиную. Какая-то толстуха там пела похабные песни, а хорошенькие юные девушки, одетые в льняные сорочки и цветное шелковое бельё, прижимались к своим любовникам, сидя у них на коленях. Никто из них не обратил на Неда ни малейшего внимания. Сэр Родрик остался внизу, а Мизинец провёл Неда на третий этаж, затем по коридору и, наконец, пригласил зайти в одну из комнат.
Внутри ждала Кейтлин. Увидев мужа, она вскрикнула, подбежала к нему и заключила в горячие объятия.
– Моя леди… – изумлённо выдохнул Нед.
– Вот и славно, – сказал Мизинец, прикрывая дверь. – Вы её узнали.
– Я боялась, что ты не придёшь, мой лорд, – прошептала она, прижимаясь к его груди. – Петир держал меня в курсе дел. Он рассказал про твои неприятности с Арьей и молодым принцем. Как там мои девочки?
– Обе страдают, и полны гнева, – ответил он. – Но, Кэт, я не понимаю… Что ты делаешь в Королевской Гавани? Что случилось? Что-то с Браном? Он…
«Умер» – было то слово, которое он попытался произнести, но не смог.
– Да, дело в Бране, но совсем не то, что ты подумал.
Нед растерялся.
– Но как? Почему ты здесь, моя любовь? И что это за место?
– Именно то, что вы подумали, – вмешался Мизинец, усаживаясь у окна. – Бордель. Вы можете себе представить место более неподходящее для Кейтлин Старк? – он улыбнулся. – А значит, и искать её здесь не будут. Волею судеб, именно я владелец этого специфического заведения, поэтому и организовать всё как надо не доставило труда. Я наиболее заинтересован в том, чтобы Ланистеры не догадались о том, что Кэт сейчас в Королевской Гавани.
– Но почему? – спросил Нед. Он посмотрел на руки Кейтлин, увидел, как неловко она ими управляет. Заметил алые шрамы и малоподвижность двух крайних пальцев на левой руке. – Ты ранена? – Он взял её ладони и осмотрел. – Боги! Какие глубокие порезы… следы от меча или… как это случилось, моя леди?
Кейтлин вынула из-под одежды кинжал и вложила в его руку.
– Этот клинок предназначался для того, чтобы перерезать горло Брану и выпустить из него кровь.
Нед вскинул голову.
– Но, кто… кто бы мог…
Она прижала палец к его губам.
– Давай я расскажу всё с самого начала, моя любовь. Так будет проще. Слушай.
И он стал слушать, а она рассказывать – всё, от момента пожара в библиотечной башне, и вплоть до встречи с Городской Стражей, Варисом и Мизинцем. И когда она закончила, Эддард Старк потрясённо присел у стола. Волк спас Брану жизнь, тупо думал он, не выпуская из руки кинжал. Что там сказал Джон, когда они нашли их? «Сама судьба предназначила этих щенков Вашим детям, милорд». А он убил щенка Сансы, и ради чего? Он чувствовал тогда какую-то вину? Или страх? Если это был дар богов, зачем он поступил с ним так глупо?
Страдая от душевной боли, Нед заставил себя вернуться к мыслям о кинжале и о том, что это означает.
– Кинжал Беса, – повторил он услышанное. Это было немыслимо. Он крепко сжал полированную костяную рукоять и сильно воткнул клинок в стол, ощутив сопротивление дерева. Кинжал застыл, как насмешка.
– Но зачем Тириону Ланнистеру желать смерти Брана? Мальчик не сделал ему ничего плохого.
– У вас, Старков, один снег между ушей? – спросил Мизинец. – Бес ни за что не решился бы на это один.
Нед встал и прошёлся по комнате.
– Если к покушению имеет отношение королева или, не дай Боги, сам король… Нет, я в это не верю!
Не успев договорить, он вдруг вспомнил холодное утро на курганах и короля, рассуждающего о том, чтобы послать убийц с ножами к таргариенской принцессе. А ещё он вспомнил малолетнего сына Рэйгара, вернее то кровавое месиво, которое осталось от его черепа, и короля, развернувшегося и ушедшего точно так же, как он недавно развернулся и ушёл в замке Дарри. И в ушах до сих пор звучали мольбы Сансы точно так же, как когда-то мольбы Лианны...
– Скорее всего, король ничего не знает, – предположил Мизинец. – Такое уже было не раз. Наш добрый Роберт предпочитает закрывать глаза на всё то, что не желает видеть.
Нед ничего не ответил. Перед глазами вдруг возникло лицо юного сына мясника, расколотое пополам, и король, не сказавший по этому поводу ни слова. В голове сильно зашумело.
Мизинец неспешно подошёл к столу и выдернул нож.
– В любом случае, подозрение равно измене. Обвините короля, и с вами станцует Илин Пейн, едва вы успеете договорить. Королева… Если вы сумеете найти доказательства, и если сумеете убедить Роберта, то возможно…
– У нас есть доказательство, – сказал Нед. – Кинжал…
– Вот этот? – Мизиниец легко подбросил клинок в воздух. – Отличнейший кусок стали, но не следует забывать, что у кинжала две острые стороны, милорд. Даже не сомневаюсь, что Бес начнёт утверждать, что потерял его, пока был Винтерфелле, или что нож у него украли. А поскольку наёмник мёртв, то кто его сможет вывести на чистую воду? – Он легонько толкнул нож в сторону Неда. – Так что мой вам совет – выбросьте его в реку и забудьте навсегда.
– Лорд Бейлиш, я Старк из Винтерфелла, – ответил Нед холодно. – Мой искалеченный сын лежит при смерти. Он мог бы погибнуть вместе с Кейтлин, но выжил только благодаря щенку волка, которого мы нашли в снегу. Если вы считаете, что я могу забыть об этом, то вы всё такой же дурак, каким были тогда, когда подняли меч на моего брата.
– Может быть, и дурак, Старк… но я всё ещё здесь, в отличие от вашего брата, который уже почти четырнадцать лет как разлагается в мёрзлой могиле. Если вы так страстно желаете составить ему компанию, то я умываю руки и попрошу не считать меня соучастником. Покорнейше благодарю.
– Вы последний человек, которого я захотел бы видеть соучастником в чём бы то ни было, лорд Бейлиш.
– Ой, как мне больно, – Мизинец приложил руку к сердцу. – Скажу честно, я всегда находил вас, Старков, утомительно скучными, но Кэт испытывает к вам странную привязанность, смысла которой я не понимаю. Я попытаюсь спасти вас, но исключительно ради неё. Согласен, что глупость, но я никогда ни в чём не отказывал вашей жене.
– Я поделилась с Петиром нашими подозрениями относительно смерти Джона Аррена, – сказала Кейтлин. – Он обещал помочь узнать правду.
Неда это не обрадовало, но, что правда, то правда – сейчас они нуждались в помощи как никогда, а Мизинец был когда-то почти братом для Кэт. Не в первый раз ему приходилось действовать сообща с презираемым им человеком.
– Хорошо, – сказал он, сунув кинжал за пояс. – Ты говорила с Варисом. Евнух знает о наших планах?
– Ему я ничего не рассказывала, – ответила Кейтлин. – Ты женат не на дуре, Эддард Старк. Но Варис знает то, что не может знать ни один смертный. Он владеет чёрной магией, клянусь тебе, Нед!
– У него повсюду шпионы. Это всем известно, – пренебрежительно ответил Нед.
– У него есть что-то большее! – продолжила настаивать Кейтлин, – Сэр Родрик секретно беседовал с сэром Ароном Сантагаром, но Паук каким-то образом узнал всё, о чём они говорили. Я боюсь этого человека.
Мизинец улыбнулся.
– Предоставьте лорда Вариса мне, милая леди. Если вы позволите маленькую непристойность – а где как не здесь, ей самое место? – то я держу его за яйца вот этой самой рукой. – Он сжал пальцы и улыбнулся. – Или держал бы, будь у него оные. Видите ли, если этот пирог вскроется, то все пташки запоют разом, и Варису это вряд ли понравится. На вашем месте я бы больше беспокоился о Ланнистерах, чем о евнухе.
Нед не нуждался в объяснениях Мизинца. Он мысленно вернулся в тот день, когда нашлась Арья, и вспомнил выражение лица королевы, легко и просто бросившей: «У нас есть волк». Он подумал о мальчике Мике и внезапной кончине Джона Аррена, о падении Брана и о смерти Эйриса Таргариена на полу тронного зала. Ему вспомнился позолоченный клинок в руках цареубийцы и подсохшая на нём кровь безумного старца.
– Моя леди, – сказал он, повернувшись к Кейтлин, – здесь тебе больше делать нечего. Я хочу, чтобы ты немедленно вернулась в Винтерфелл. Если был один убийца, то могут появиться и другие. Кто бы ни отдал приказ о смерти Брана, он достаточно скоро узнает, что мальчик ещё жив.
– Я так надеялась повидать девочек… – ответила Кейтлин.
– Это было бы в высшей степени неблагоразумно, – вмешался Мизинец. – Красный Замок полон любопытных глаз и детской болтовни.
– Он прав, моя любовь, – согласился Нед, обняв жену. – Забирай сэра Родрика и поезжай в Винтерфелл. Я присмотрю за девочками. Будь дома вместе с нашими сыновьями и обеспечь им безопасность.
– Как скажешь, мой лорд.
Кейтлин подняла лицо, и Нед поцеловал её. Изувеченными пальцами она отчаянно вцепилась в спину мужа, мечтая навсегда заключить его в объятья и больше никогда не отпускать.
– Может, лорд и леди желают воспользоваться спальней? – спросил Мизинец. – Но предупреждаю, Старк, обычно здесь за такое платят.
– Просто несколько минут наедине – это всё, что я прошу, – сказала Кейтлин.
– Хорошо, – ответил Мизинец и направился к двери. – Только не очень долго. Нам с Десницей пора возвращаться в замок, пока наше отсутствие не обнаружили.
Кейтлин подошла к Петиру и взяла его руки в свои.
– Я никогда не забуду твою помощь, Петир. Когда твои люди пришли за мной, я ещё не знала, куда они меня отведут – к другу или врагу. А теперь я знаю, что ты для меня больше, чем друг. Теперь я знаю, что ты – настоящий брат, которого, как мне казалось, я потеряла.
Петир Бейлиш улыбнулся.
– Я безнадёжно сентиментален, милая леди. Только никому об этом не рассказывайте. Я ведь потратил годы, чтобы убедить двор в том, что я злой и жестокий. Не хотелось бы увидеть, как весь проделанный мною труд рассыпется в ничто.
Нед не поверил ни единому слову, но заставил себя произнести вежливо:
– Можете рассчитывать и на мою благодарность, лорд Бейлиш.
– О, ваши слова – истинное сокровище, – ответил Мизинец и вышел.
Как только дверь за ним закрылась, Нед повернулся к жене.
– Как будешь дома, пошли весточку Хелману Толлхарту и Галбарту Гловеру. Скрепи письмо моей печатью. Пусть они отрядят по сотне лучников каждый, и усилят ими Ров Кайлина. Двести надёжных стрелков смогут сдержать на Перешейке наступление целой армии. Прикажи лорду Мандерли укрепить и отремонтировать все оборонительные сооружения Белой Бухты, и проследи, чтобы её гарнизон был полностью укомплектован. Кроме того, я хочу, чтобы как следует приглядывали за Теоном Грейджоем. Если будет война, нам позарез понадобится флот его отца.
– Война?
На лице Кейтлин отобразился страх.
– До такого не дойдёт, – пообещал Нед, молясь, чтобы он оказался прав. Он снова взял её руки в свои. – Ланнистеры беспощадны к слабым. Эйрис Таргариен убедился в этом на собственной шкуре. Но они не решатся напасть на север, не обладая всей военной мощью государства, а её у них не будет. Если нельзя по-другому, то я доиграю в эту дурацкую игру до конца. Помни, зачем я здесь, моя любовь. Если мне удастся найти доказательства, что Джона Аррена убили Ланнистеры, то…
Ладони Кейтлин задрожали в его руках. Она крепко схватила его своими израненными пальцами.
– Если? – переспросила она. – И что тогда, моя любовь?
Это был самый сложный вопрос.
– Справедливость зависит от короля, – ответил он ей. – Как только я узнаю правду, то сразу пойду к Роберту…
«И буду молиться, чтобы он оказался тем же, кем я его знаю, - подумал он. – А не тем, кем он, боюсь, уже стал…»


Читать главу 19. Джон... / Читать главу 21. Тирион...

Tags: Игра престолов, переводы
Subscribe
promo nehoroshy august 3, 2015 02:50 45
Buy for 10 tokens
"Игра престолов" Джордж Р.Р. Мартин Перевод Максима Сороченко Пролог – …Пора возвращаться, – настаивал Гаред, – одичалые мертвы. Лес постепенно окутывали сумерки. – Ты боишься покойников? – спросил сэр Уэймар Ройс, с едва заметным намёком на улыбку. Гаред не поддался на…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments