"Игра престолов": сокрытое в листве (nehoroshy) wrote,
"Игра престолов": сокрытое в листве
nehoroshy

"Игра престолов". Глава 46(2). Дэйнерис

"Игра престолов"
Джордж Р.Р. Мартин
Перевод Максима Сороченко


Заценить произведение с самого начала: https://nehoroshy.livejournal.com/179856.html
Смотреть содержание: https://nehoroshy.livejournal.com/89558.html

Глава 46. Дэйнерис (часть вторая)



Читать главу с начала: Глава 46. Дэйнерис (часть первая)

Шелковый шатер, служивший крышей для зала Кхала Дрого, сегодня был свернут, и луна проследовала за ними внутрь. Пламя из трех огромных, обложенных камнями очагов взмывалось на десять футов[1] вверх. Воздух был напоен густыми запахами жарящегося мяса и перебродившего кобыльего молока. В зале было многолюдно и шумно. На подушках коротали время те, чьё положение или имя не позволяло присутствовать на церемонии. Когда Дэни показалась верхом на Серебрянке под сводчатым входом и поехала по центральному проходу, все взгляды немедленно устремились на нее. Дотракийцы выкрикивали замечания по поводу ее живота и грудей, приветствуя зародившуюся внутри жизнь. Она не могла понять всего, что они кричали, но одну фразу узнала мгновенно:
Жеребец, который покроет мир! – одновременно взревела тысяча глоток.
Бой барабанов и вой рогов разносились в ночи. Полуодетые женщины кружились и танцевали на низких столах, среди кусков мяса и блюд, доверху заваленных сливами, финиками и гранатами. Многие мужчины уже были пьяны от забродившего молока, но Дэни знала, что сегодня ночью схваток на аракхах не будет, поскольку в священном городе были строжайше запрещены клинки и кровопролитие.
Кхал Дрого спешился и занял свое место на скамье, стоявшей на возвышении. Кхал Джоммо и Кхал Ого, прибывшие в Ваес Дотрак вместе с собственными кхаласарами, удостоились почетных мест слева и справа от Дрого. Кровные всадники трех кхалов сели ниже них, а еще дальше – четыре жены Кхала Джоммо.
Дэни слезла с Серебрянки и отдала поводья одному из рабов. Пока Дореа и Ирри раскладывали подушки, она искала глазами брата. Даже в противоположном конце переполненного зала Визерис был бы хорошо заметен благодаря бледной коже, серебристым волосам и нищенским обноскам, но его нигде не было видно.
Ее взгляд блуждал по многолюдным низеньким столам вдоль стен, где на потрепанных ковриках и плоских подушках сидели мужчины, чьи косы были короче их мужских «достоинств», но все лица, которые она там видела, были с черными глазами и медной кожей. Посередине зала, возле центрального очага она приметила сэра Джораха Мормонта. Усадив его там, дотракийцы выказали ему огромное уважение, если не сказать, высокую честь – настолько они ценили искусство обращения рыцаря с мечом. Дэни велела Чикви привести его к ее столу. Мормонт тотчас же подошел и опустился на одно колено.
Кхалиси, – произнес он. – Я в вашем полном распоряжении.
Дэни похлопала рукой рядом с собой – по мягкой подушке из конской кожи.
– Сядьте и поговорите со мной.
– Вы оказываете мне честь, – ответил рыцарь, после чего сел на подушку и скрестил ноги.
Перед ним немедленно опустился на колени раб и протянул деревянное блюдо, наполненное спелыми инжирами. Взяв один плод, сэр Джорах откусил от него сразу половину.
– Где мой брат? – спросила Дэни. – Он должен был уже прийти на пир.
– Я видел Его Милость сегодня утром, – ответил рыцарь. – Он сказал, что собирается на Западный Рынок за вином.
– За вином? – подозрительно переспросила Дэни.
Визерис терпеть не мог вкус перебродившего кобыльего молока, которое предпочитали пить дотракийцы. Она знала это, как и то, что в последнее время он часто ходит на базар и выпивает там с торговцами, приводившими большие караваны с запада и востока. Судя по всему, их общество он находил более приятным, чем ее.
– За вином, – подтвердил сэр Джорах. – Он подумывает набрать для себя армию из наемников, охраняющих караваны.
Служанка положила перед ним кровяной пирог, и он набросился на него с аппетитом, взяв обеими руками.
– Но разве это разумно? – спросила она. – У него нет золота, чтобы платить солдатам. А если его предадут? – Караванных охранников редко заботили вопросы чести, к тому же все прекрасно знали, что Узурпатор из Королевской Гавани обещал хорошо заплатить за голову ее брата. – Тебе следовало сопровождать его ради безопасности. Ты присягнул ему мечом.
– Мы в Ваес Дотрак, – напомнил рыцарь. – Здесь никто не может носить меч или проливать человеческую кровь.
– Но всё же люди гибнут, – ответила она. – Чого рассказывал, что некоторые торговцы держат при себе специальных евнухов – огромных людей, которые душат воров шелковыми веревками. Так не проливается кровь, и богам нет нужды гневаться.
– Тогда будем надеяться, что у вашего брата хватит ума ничего не красть. – Сэр Джорах вытер жир со рта тыльной стороной руки и наклонился над столом. – Он собирался взять ваши яйца драконов, но я предупредил, что отрежу ему руку, если он попробует к ним прикоснуться.
Эта новость так шокировала Дэни, что на мгновение она потеряла дар речи.
– Яйца драконов?.. Но они же мои! Их подарил мне магистр Иллирио в качестве подарка невесте. Зачем они Визерису… Это же просто камни…
– То же самое можно сказать о рубинах, алмазах и огненных опалах, принцесса… а драконьи яйца встречаются гораздо реже. Любой из торговцев, с которыми он пил, продал бы даже собственное мужское достоинство ради хотя бы одного из этих камней. А уж с тремя сразу Визерис сможет нанять столько наемников, сколько захочет.
Дэни ничего не знала об этом… даже не подозревала.
– Но тогда… они должны быть у него. Ему нет нужды их красть. Следовало просто попросить. Он мой брат… и мой истинный король.
– Он ваш брат, – согласился сэр Джорах.
– Вы не понимаете, сэр, – продолжила она. – Наша мать умерла при моем рождении, а отец и брат Рэйгар – еще раньше. Я бы никогда не узнала даже их имен, если бы рядом со мной не оказалось Визериса. Он последний, кто остался. Единственный. Он – это всё, что у меня есть.
– Так было раньше, – ответил сэр Джорах, – но потом все изменилось, Кхалиси. Теперь вы принадлежите дотракийцам, и в вашем чреве скачет жеребец, который покроет мир.
Он протянул кубок, и раб мгновенно наполнил его перебродившим кобыльим молоком – кисло пахнущим, с плавающими по поверхности молочными сгустками.
Запах заставил Дэни отшатнуться. От него становилось дурно, и она не хотела рисковать, вспомнив о лошадином сердце, которое заставила себя съесть совсем недавно.
– А что это значит? – спросила она. – Что за жеребец? Все кричали мне о нем, но я не поняла.
– Жеребец – это кхал кхалов, предсказанный древним пророчеством, дитя мое. Он объединит всех дотракийцев в единый кхаласар и отправится с ними на край света. По крайней мере, так было обещано. Все люди мира станут его табуном.
– Ого, – тихо ответила Дэни, затем слегка разгладила халат на выпуклости живота. – Я назвала его Рэйго. 
– От этого имени кровь Узурпатора будет стыть в его жилах.
Внезапно Дореа тронула ее за локоть. 
Госпожа, – тревожно прошептала служанка. – Там твой брат…
Дэни окинула взглядом длинное помещение без крыши и увидела брата, идущего прямо к ней. По тому, как сильно он качнулся, она поняла, что Визерис сумел найти для себя вино, и вместе с ним что-то такое… что могло сойти за храбрость.
Сегодня, как и всегда, он был одет в свои алые шелка – грязные и засаленные от долгого путешествия. Бархатные плащ и перчатки, некогда черные, теперь стали выцветшими и поблекшими от солнца. Сапоги на ногах рассохлись и потрескались, серебристые светлые волосы спутались и потускнели. На поясе у него висел длинный меч в кожаных ножнах, притягивавший все дотракийские взоры. Дэни услышала сердитое бормотание, проклятия и угрозы, усиливающиеся вокруг подобно приливу по мере того, как брат проходил по залу. Барабаны нервно сбились с ритма несколько раз, и музыка стихла.
Ее сердце сжал страх.
– Идите к нему, – приказала она сэру Джораху.  – Остановите его. Приведите сюда. Скажите, что он получит яйца дракона, если они ему нужны.
Рыцарь немедленно поднялся на ноги.
– Где моя сестра? – выкрикнул Визерис грубым от вина голосом. – Я пришел на ее пир. Как вы смеете жрать без меня? Никто не начинает есть раньше короля. Где она? Шлюхе не спрятаться от дракона!
Он остановился возле самого большого из трех очагов, и стал вглядываться в дотракийские лица. Всего в зале было пять тысяч человек, но лишь единицы владели Общим Языком. Но даже если слова его были им не доступны, одного взгляда на Визериса хватало понять, что он чудовищно пьян.
Сэр Джорах быстро подошел к нему, прошептал что-то на ухо и взял под руку, но Визерис с негодованием вырвался.
– Убери свои руки! Никто не смеет прикасаться к дракону без разрешения!
Дэни с тревогой посмотрела на высокую скамью. Кхал Дрого сказал что-то другим клахам, сидящим рядом. Кхал Джоммо только ухмыльнулся, но Кхал Ого принялся громко хохотать.
Хохот заставил Визериса поднять глаза.
– Кхал Дрого, – произнес он хрипло, почти вежливым голосом, – я пришел на пир.
Он отшатнулся от сэра Джораха и пошел прямиком к трем кхалам, сидящим на возвышении. 
Кхал Дрого поднялся и резко произнес, словно выплюнув, несколько дотракийских слов. Они прозвучали так быстро, что Дэни ничего не успела понять.
– Кхал Дрого говорит, что вам нет места на высокой скамье, – перевел сэр Джорах ее брату. – Кхал Дрого говорит, что ваше место – там.
Визерис посмотрел в том направлении, куда указывал кхал. В дальнем конце длинного зала, в углу у стены, прячась в глубокой тени так, чтобы не портить своим видом настроение уважаемым людям, ютились низшие из низших: юные мальчишки, не пролившие пока ни капли крови, старики со слезящимися глазами и негнущимися суставами, калеки и слабоумные – вдали от мяса и еще дальше от чести.
– Это не место для короля, – заявил Визерис.
– Место! – ответил Кхал Дрого на Общем Языке, которому обучала его Дэни, – для «Короля, стёршего ноги». – Он хлопнул ладонями. – Повозку! Втащите сюда повозку для Кхала Раггата!
Пять тысяч дотракийцев принялись кричать и смеяться одновременно. Сэр Джорах стоял рядом с Визерисом и что-то говорил ему в ухо, но рев в зале стал таким громким, что Дэни не могла расслышать ни слова. Брат крикнул в ответ и двое мужчин принялись толкаться, пока Мормонт не свалил Визериса на пол одним сильным ударом.
И тут ее брат достал из ножен меч.
В свете костров обнаженная сталь вспыхнула красным страшным сиянием.
Отойди от меня! – прошипел Визерис.
Сэр Джорах отступил на шаг, и брат неуверенно поднялся на ноги. Затем он взмахнул над головой одолженным у магистра Иллирио клинком, думая, что это придаст ему более королевский вид. Дотракийцы кричали на него со всех сторон, выкрикивая самые жуткие проклятия.
Дэни вскрикнула от ужаса. Она знала, что означает обнаженный меч здесь, даже если ее брату это было неведомо. 
Звук ее голоса заставил Визериса повернуть голову, и он впервые заметил сестру.
– Ах вот, где она, – произнес он с улыбкой, и пошел прямо к ней, рассекая воздух перед собой, словно стену врагов, хотя никто не пытался преградить ему путь.
– Меч… ты не должен, – стала умолять Дэни. – Прошу тебя, Визерис. Тут это запрещено. Положи клинок на землю и раздели со мной подушки. Здесь есть выпивка, еда… Тебе нужны драконьи яйца? Ты их получишь, только выброси меч!
– Делай, как она говорит, придурок! – крикнул сэр Джорах, – Пока нас всех из-за тебя не поубивали.
Визерис расхохотался.
– Они не станут нас убивать. Они не могут пролить здесь кровь, в священном городе… но я могу. – Он положил острие меча промеж грудей Дэйнерис и скользнул им ниже, к изгибу ее живота. – Я хочу получить то, зачем пришел, – сказал он. – Мне нужна обещанная корона. Он купил тебя, но так и не расплатился. Скажи ему, что я требую то, о чем мы договаривались, или я заберу тебя обратно. И яйца драконов тоже. Он сможет оставить себе только своего чертового жеребца. Я вырежу из тебя его ублюдка и оставлю прямо здесь. 
Острие меча прорвало шелка и кольнуло ее в пупок. Визерис заплакал. Заплакал и захохотал одновременно – тот самый человек, который когда-то был ее братом.
Откуда-то издали до Дэни донеслись слова служанки Чикви. Она рыдала от страха, умоляя не заставлять ее переводить такое кхалу. Она говорила, что Дрого свяжет ее и протащит за своей лошадью до самой Матери Гор.
– Не бойся, – сказала Дэни, обняв девочку, – я скажу ему сама.
Она не знала, хватит ли у нее нужных слов, но когда закончила, Кхал Дрого бросил несколько отрывистых фраз на дотракийском, и ей стало ясно, что он понял всё.
Солнце-её-жизни поднялся с высокой скамьи и стал спускаться вниз.
– Что он ответил? – спросил человек, бывший когда-то ее братом, после чего сильно вздрогнул.
В зале стало так тихо, что она слышала тонкий звон колокольчиков в волосах Кхала Дрого, приближавшегося к ним неторопливым шагом. Кровные всадники двигались следом, словно три молчаливые медные тени. Дэйнерис похолодела с ног до головы.
– Он сказал, что ты наденешь великолепную золотую корону, при виде которой все станут трепетать.
Визерис улыбнулся и опустил меч. Эта слабая жалкая улыбка стала самым печальным, что впоследствии терзало ее сердце.
– Это всё, что я хотел, – сказал он. – То, что было мне обещано.
Когда Солнце-её-жизни дошел до нее, она обняла его за талию. Кхал произнес какое-то слово, и кровные всадники прыгнули вперед. Кото схватил человека, который был ее братом, за руки. Хагго сломал ему запястье одним резким поворотом сильных рук. Кохолло выхватил меч из ослабевших пальцев. Даже сейчас Визерис ничего не понимал.
– Нет! – закричал он. – Вы не можете ко мне прикасаться. Я дракон, я – дракон, и я буду коронован!
Кхал Дрого расстегнул свой ремень, усеянный медальонами из чистого золота – массивными и богато украшенными, каждый размером с человеческую ладонь, – затем выкрикнул команду. Рабы-повара сняли с очага тяжелый железный котел с тушеным мясом, вывалили содержимое на землю и поставили котел обратно на огонь. Дрого кинул в него пояс и без всякого выражения на лице принялся наблюдать за тем, как краснеют и теряют свою форму медальоны. Дэни видела, как в ониксе его глаз заплясали огоньки. Раб протянул Кхалу Дрого пару толстых рукавиц из конского волоса и тот натянул их, даже не взглянув в сторону невольника.
Визерис закричал высоким пронзительным голосом труса, оказавшегося на пороге смерти. Он принялся дергаться и извиваться. Он завыл как собака и заплакал как дитя, но дотракийцы крепко держали его между собой.
Сэр Джорах подошел к Дэни сбоку и положил руку ей на плечо.
– Отвернитесь, принцесса, умоляю вас…
– Нет! – кратко ответила она и сложила руки на животе, словно в попытке уберечь будущего ребенка от страшного зрелища.
Наконец Визерис посмотрел на нее.
– Сестра, прошу тебя… Дэни, скажи им… прикажи… милая сестрица…
Когда золото наполовину расплавилось и стало превращаться в жидкость, Дрого сунул руки в огонь и схватил котел.
– Корона! – заревел он. – Здесь! Корона для Короля Повозок!
И он перевевернул котел над головой у человека, который когда-то был ее братом.
Визг, который издал Визерис, когда этот жуткий металлический шлем накрыл его голову, было трудно назвать человеческим. Ноги бешено застучали по земляному полу, затем замедлились и остановились.
Толстые струи расплавленного золота потекли на худую грудь, алый шелк стал тлеть, но… ни одной капли крови так и не пролилось на землю.
«Он не был драконом, – на удивление спокойно подумала Дэни. – Огонь не может убить дракона».







[1] Больше трех метров


Читать главу 45. Эддард... / Читать главу 47. Эддард...

Tags: Дэйнерис, Игра престолов, Мартин, книги, литература, переводы, фэнтези
Subscribe

Posts from This Journal “переводы” Tag

promo nehoroshy февраль 9, 2018 14:51 77
Buy for 30 tokens
Здесь таится новый, более качественный перевод известного произведения. "Битва королей" на очереди. Приятного чтения! "Игра Престолов", Джордж Р.Р. Мартин. (перевод Максима Сороченко) Содержание: Пролог Глава 1. Бран Глава 2. Кейтлин Глава 3. Дэйнерис Глава 4. Эддард Глава…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments