"Игра престолов": сокрытое в листве (nehoroshy) wrote,
"Игра престолов": сокрытое в листве
nehoroshy

"Игра престолов". Глава 48. Джон

"Игра престолов"
Джордж Р.Р. Мартин
Перевод Максима Сороченко


Заценить произведение с самого начала: https://nehoroshy.livejournal.com/179856.html
Смотреть содержание: https://nehoroshy.livejournal.com/89558.html

Глава 48. Джон



Джон завтракал яблочными пирогами и кровяной колбасой, когда на скамейку рядом плюхнулся Сэмвелл Тарли.
– Меня позвали в септу, – взволнованно прошептал он. – Я больше не буду тренироваться. Я стану Братом вместе со всеми вами. Ты можешь в это поверить?
– Ого. Серьезно?
– Серьезно! Я буду помогать мейстеру Эймону в библиотеке и с птицами. Ему нужен человек, умеющий читать и писать письма.
Сэм тревожно огляделся.
– Разве нам не пора идти? Я не должен опаздывать, а то они могут передумать.
Он чуть ли не подпрыгивал от нетерпения, когда они пересекали усыпанный соломой двор. День выдался теплым и солнечным. По Стене ручейками стекала вода, от чего лед искрился и сиял.
Внутри септы свет, струившийся через выходящее на юг окно, падал на огромный кристалл на алтаре и рассыпался вокруг радугой. Увидев Сэма, Пип открыл от удивления рот, а Жаба ткнул Гренна пальцем под ребра, но никто не осмелился сказать ни слова. Септон Селладар, в этот раз трезвый, размахивал курильницей, наполняя воздух благовониями, и Джону сразу вспомнилась маленькая септа леди Старк в Винтерфелле.
Высшие командиры Ночного Дозора прибыли в полном составе: мейстер Эймон, опиравшийся на Клидаса, мрачный сэр Аллисер с ледяным взором и лорд-командующий Мормонт, облаченный в великолепный черный дублет с застежками из посеребренных медвежьих когтей.  За ними следовали главы трех орденов: лорд-стюард Боуэн Марш с раскрасневшимся лицом, старший строитель Отелл Ярвик и сэр Джареми Риккер, командовавший разведчиками в отсутствие Бенджена Старка. 
Мормонт встал перед алтарем, и на его широкую лысую голову упала радуга.
– Одни из вас пришли к нам преступниками, – заговорил он, – браконьерами, насильниками, должниками, убийцами и ворами. Другие детьми. Кого-то привезли сюда в цепях – одинокого, без друзей и чести. Кто-то пришел к нам богатым, а кто-то бедным. Некоторые из вас носят гордые имена славных Домов. Другие – клички бастардов, или вовсе не имеют имен. Теперь это не имеет значения. Всё это в прошлом. Здесь, на Стене, мы все члены одного Дома.
С наступлением вечера, когда сядет солнце и сгустится тьма, вы все примете свой обет и навсегда станете присягнувшими Братьями Ночного Дозора. Все ваши преступления будут забыты, все долги прощены. Но вместе с ними вы должны будете смыть с себя прежние обязательства, отбросить обиды, забыть о старых ошибках и сердечных привязанностях.
Воин Ночного Дозора живет ради Государства. Ни ради короля, ни ради лорда, ни ради чести того или иного Дома, ни ради золота, славы или любви женщины, но исключительно ради Государства и всех населяющих его людей. Воины Ночного Дозора не берут себе жен, и не родят сыновей. Наша жена – долг. Наша госпожа – честь. И вы – единственные сыновья, которые у нас когда-либо будут.
Вы все выучили слова клятвы. Подумайте хорошенько, прежде чем их произнести, ибо после того, как вы наденете черное, пути назад уже не будет. Наказание за дезертирство – смерть. – Старый Медведь помолчал немного, затем задал вопрос: – Есть ли среди вас те, кто хочет нас покинуть? Если да, то уходите. Никто не подумает о вас плохо.
Но таковых не нашлось.
– Вот и хорошо, – сказал Мормонт. – Вы можете принести свои обеты на закате – здесь, перед септоном Селладаром, или перед главой своего ордена. Кто-нибудь из вас хранит верность старым богам?
Джон встал.
– Я, милорд.
– Полагаю, ты захочешь произнести слова клятвы перед деревом-сердцем, как это сделал твой дядя, – сказал Мормонт.
– Да, милорд, – подтвердил Джон.
Боги септы не имели к нему никакого отношения, поскольку в жилах Старков текла кровь Первых Людей.
Джон услышал позади себя шепот Гренна.
– Здесь же нет богорощи. Или есть? Я никогда ее не видел. 
– Ты даже стадо зубров не разглядишь, пока они не втопчут тебя в снег, – прошептал в ответ Пип.
– Разгляжу, – возразил Гренн. – Причем издалека.
Но сам Мормонт подтвердил сомнения Гренна.
– Черный Замок не нуждается в богороще. За Стеной стоит Призрачный лес в своем первозданном виде. Такой, каким он был в Эпоху Рассвета – задолго до того, как Андалы привезли Семерых из-за Узкого моря. В полулиге отсюда, Джон, ты найдешь целую рощу чар-деревьев, а с нею, возможно, и своих богов.
– Милорд! – прозвучавший голос заставил Джона удивленно оглянуться. Сэмвелл Тарли вскочил на ноги, вытирая вспотевшие ладони о тунику. – Могу я… могу я тоже пойти? И принести клятву у «дерева-сердца»?
– А разве Дом Тарли чтит старых богов? – спросил Мормонт.
– Нет, милорд, – ответил Сэм тонким срывающимся голосом. Джон знал, что он очень боится высших командиров и, в особенности, Старого Медведя. – Я получил свое имя при свете Семерых в септе Горнового Холма – как мой отец, как его отец, и как все Тарли на протяжении тысячи лет.
– И почему же ты решил отвергнуть богов своего отца и своего Дома? – поинтересовался сэр Джареми Риккер.
– Мой Дом теперь – Ночной Дозор, – ответил Сэм. – Семеро никогда не отвечали на мои молитвы. Возможно, меня услышат старые боги…
– Как пожелаешь, мальчик, – сказал Мормонт. Сэм снова занял свое место, как и Джон. – Мы распределили вас по орденам – сообразно нашим нуждам и в соответствии с вашими собственными силами и навыками. – Боуэн Марш выступил вперед и протянул ему бумагу. Лорд-командующий развернул ее и принялся читать: – Халдер, к строителям. – Халдер кратко кивнул в знак согласия. – Гренн, к разведчикам. Албетт, к строителям. Пипар, к разведчикам. – Пип посмотрел на Джона и пошевелил ушами. – Сэмвелл, к стюардам. – Сэм выдохнул с облегчением и промокнул лоб куском шелковой ткани. – Маттар, к разведчикам. Дареон, к стюардам. Тоддер, к разведчикам. Джон, к стюардам.
К стюардам! На мгновение Джон подумал, что ослышался. Должно быть, Мормонт прочитал неверно. Он начал подниматься и уже приоткрыл было рот, чтобы сказать, что произошла ошибка, но тут… он увидел взгляд сэра Аллисера, изучавшего его блестящими, как две пластины обсидиана, глазами, и всё понял…
Старый Медведь скатал бумагу.
– Главы орденов разъяснят вам ваши обязанности. Да хранят вас боги, братья!
Лорд-командующий удостоил их полупоклоном, после чего удалился. Сэр Аллисер последовал за ним с легкой злорадной ухмылкой на лице. Джон никогда еще не видел мастера-по-оружию таким счастливым.
– Разведчики, за мной! – скомандовал сэр Джареми Риккер.
Пип не спускал глаз с Джона, медленно поднимающегося на ноги. Уши у него горели. Гренн широко улыбался и, казалось, совершенно не понимал, что произошло. Матт и Жаба встали рядом с ним, и вместе они покинули септу вслед за сэром Джареми. 
– Строители! – объявил Отелл Ярвик, человек со впалыми щеками.
Халдер и Албетт ушли вместе с ним.
Джон оглянулся вокруг, не веря, что это происходит на самом деле. Слепые глаза мейстера Эймона были обращены к невидимому свету. Септон переставлял кристаллы на алтаре. На скамейках остались только Сэм и Дареон… Толстяк, певец и… сам Джон.
Лорд-стюард Боуэн Марш потер свои пухлые ладони.
– Сэмвелл, ты будешь помогать мейстеру Эймону в птичнике и библиотеке. Четт переводится на псарню ухаживать за собаками. Ты займешь его келью, чтобы находиться рядом с мейстером день и ночь. Надеюсь, ты будешь добросовестно о нем заботиться. Мейстер очень стар и всем нам очень дорог.
Дареон, мне рассказывали, что ты пел когда-то за столами высоких лордов и делил с ними трапезу. Поэтому мы решили послать тебя в Восточный Дозор. Возможно, твой опыт пригодится Коттеру Пайку при общении с капитанами торговых галер. Мы изрядно переплачиваем за соленую рыбу и говядину, а качество оливкового масла, которое мы получаем, в последнее время стало просто ужасным. Предстань перед Боркасом, когда прибудешь. Он займет тебя делами между прибытиями кораблей. 
Наконец, Марш с улыбкой повернулся к Джону.
– Лорд-командующий Мормонт пожелал, чтобы тебя назначили его личным стюардом, Джон. Ты будешь спать в келье под его покоями, в собственной башне лорда-командующего. 
– И в чем будут состоять мои обязанности? – резко спросил Джон. – Я буду прислуживать лорду-командующему за обедом, застегивать на нем одежду, приносить горячую воду для ванны?
– Конечно. – Марш нахмурился, услышав его недовольный тон. – А еще разносить приказы, поддерживать огонь в камине, ежедневно менять одеяла и простыни, а так же выполнять любые другие поручения по усмотрению лорда-командующего.
– Вы принимаете меня за прислугу?
– Нет, – раздался голос мейстера Эймона из глубины септы. Клидас помог ему подняться на ноги. – Мы приняли тебя за брата Ночного Дозора, но… возможно, мы ошиблись.
С большим трудом Джон заставил себя сдержаться и не выбежать из септы немедленно. Нежели теперь до конца жизни ему предстоит сбивать масло и шить дублеты подобно какой-нибудь девчонке?
– Могу я идти? – спросил он угрюмо.
– Как пожелаешь, – ответил Боуэн Марш.
Вместе с ним вышли Дареон и Сэм. В полном молчании они спустились по ступеням во двор. Джон оглянулся и бросил взгляд на сверкающую на солнце Стену, по которой сотнями тонких пальцев сползал тающий лед. Джона захлестывала такая ярость, что он готов был разбить все это одним ударом и проклясть мир навсегда.
– Джон, – взволнованно заговорил Сэмвелл Тарли. – Постой! Неужели ты не понял, что они задумали?  
Джон повернулся к нему, задыхаясь от гнева.
– Я понял только, что здесь не обошлось без проклятой руки сэра Аллисера. Он хотел опозорить меня, и ему это удалось.
Дареон взглянул на него.
– Служба стюардом достойна лишь таких, как мы с тобой, Сэм, но только не лорда Сноу.
– Я фехтую и обращаюсь с лошадьми лучше, чем любой из вас, – огрызнулся Джон. – Это несправедливо!
– Несправедливо? – усмехнулся Дареон. – Девушка дожидалась меня абсолютно голой – в чем мать родила. Она сама втащила меня в окно, а потом сказала, что я ее изнасиловал. И ты мне будешь рассказывать о справедливости?
Дареон развернулся и ушел от них, не оглядываясь.
– Нет ничего постыдного в том, чтобы быть стюардом, – проговорил Сэм.
– Думаешь, я хотел провести остаток жизни, стирая грязное белье старика?
– Этот старик – лорд-командующий Ночного Дозора, – напомнил ему Сэм. – Ты будешь с ним рядом и днем, и ночью. Да, тебе придется наливать ему вино и следить за свежестью белья, но помимо этого ты будешь разбирать его письма, присутствовать на совещаниях, служить оруженосцем в бою. Ты станешь его неотступной тенью. Ты будешь знать всё и во всем принимать участие… Между прочим, лорд-стюард сказал, что Мормонт просил за тебя лично!  
Когда я был маленьким, отец всегда настаивал, чтобы я присутствовал с ним в зале для приемов и смотрел, как он вершит суд. Даже когда он ездил в Хайгарден, чтобы преклонить колено перед лордом Тиреллом, он возил меня с собой. Но потом он стал брать Дикона, а меня оставлять дома, и его больше не волновало, прихожу я на приемы или нет. Главное, чтобы рядом был Дикон. Он хотел, чтобы вместе с ним присутствовал его наследник, разве это не понятно? Чтобы сидел рядом, смотрел, слушал и учился всему, что он делает. Готов поспорить, именно для этого лорд Мормонт потребовал тебя к себе, Джон. А для чего же еще? Он хочет подготовить тебя к должности командующего!
Эта мысль ошеломила Джона. Действительно, лорд Старк часто заставлял Робба присутствовать на своих советах в Винтерфелле. А вдруг Сэм прав? Говорят, в Ночном Дозоре высоко взлететь может даже бастард.
– Я никогда об этом не просил, – буркнул он упрямо.
– Никто из нас ни о чем не просил, – напомнил ему Сэм. 
И Джону Сноу вдруг стало стыдно.
Был ли Сэмвелл Тарли трусом или нет, но он нашел в себе мужество принять свою судьбу так, как подобает мужчине. «На Стене каждый получает то, что заслуживает, – сказал Бенджен Старк в ту ночь, когда Джон в последний раз видел его живым. – Ты не разведчик, Джон. Ты пока желторотый юнец, из которого еще не выветрился запах лета». Говорят, бастарды взрослеют быстрей, чем другие дети. А на Стене ты или взрослеешь, или погибаешь.
Джон глубоко вздохнул.
– Конечно. Ты прав. Я веду себя как мальчишка. 
– Значит, ты встанешь перед «деревом-сердцем» и произнесешь слова клятвы вместе со мной?
– Старые боги будут ждать нас, – ответил Джон и заставил себя улыбнуться.
Они отправились в путь поздно вечером. У Стены не было ворот как таковых – ни здесь, в Черном Замке, ни где-либо еще на протяжении трехсот миль. Они повели своих лошадей через узкий туннель, прорубленный во льду. Холодные темные стены смыкались вокруг них, когда проход изгибался или поворачивал в ту или иную сторону. Трижды путь преграждали железные решетки, и им приходилось останавливаться, пока Боуэн Марш доставал ключи и отмыкал стягивавшие их массивные цепи. Пока они ждали за спиной лорда-стюарда, Джон ощущал давящую сверху огромную массу льда. Спертый воздух был холоднее могилы и абсолютно неподвижен. Когда они вышли на послеполуденный свет с северной стороны Стены, он почувствовал странное облегчение.
Сэм моргнул от внезапного ослепительного сияния и с опаской огляделся.
– Одичалые… они же… они ведь не осмелятся подойти так близко к Стене, правда? 
– Никогда такого не случалось, – ответил Джон и взобрался в седло.
Когда Боуэн Марш и сопровождавшие их разведчики расселись по лошадям, Джон сунул два пальца в рот и свистнул. Из туннеля стрелой выскочил Призрак.
Низкорослая лошадка лорда-стюарда заржала и попятилась от лютоволка.
– Ты что, решил это чудовище взять с собой?
– Да, милорд, – ответил Джон.
Призрак поднял голову и, казалось, стал пробовать воздух на вкус. В следующее мгновение он рванул через широкую, заросшую редкими кустиками просеку,  и исчез среди деревьев.
Въехав в лес, они словно очутились в ином мире. Джону часто доводилось охотиться вместе с братом Роббом, отцом и Джори. Он знал Волчий лес не хуже любого другого обитателя Винтерфелла. Призрачный лес был чем-то похож на Волчий, но впечатление производил совсем другое.
Возможно, это лишь ощущения. Они выехали за край света, и каким-то образом это все поменяло. Каждая тень стала темнее, любой звук – зловещим. Деревья плотно жались друг к другу, перекрывая свет заходящего солнца. Тонкая снежная корка трещала под копытами их лошадей со звуком ломающихся костей. Когда листья зашелестели от ветра, по позвоночнику Джона будто провели холодным пальцем. Стена теперь была у них за спиной, и только боги ведали, что ждет их впереди.
Солнце уже тонуло за кронами деревьев, когда они добрались до места – небольшой прогалины в глубине леса, на которой неровным кругом выстроились девять чар-деревьев.
Глубоко вздохнув, Джон заметил на себе пристальный взгляд Сэма Тарли. Даже в Волчьем лесу нельзя было встретить больше двух или трех белых деревьев, растущих вместе. А уж о роще из девяти чар-деревьев не могло быть и речи. Лесная подстилка была устлана павшими листьями – кроваво-красными сверху и черными от гнили снизу. Широкие гладкие стволы деревьев были цвета кости, и девять вырезанных на них лиц смотрели в центр круга. Глаза сверкали твердой рубиновой коркой застывшего сока.
Боуэн Марш приказал оставить лошадей за пределами круга.
– Это священное место, и мы не будем его осквернять.
Они вошли внутрь рощи, и Сэмвелл Тарли медленно повернулся вокруг себя, оглядывая каждое лицо по очереди. Одинаковых среди них не было.
– Они смотрят на нас, – прошептал он. – Старые боги.
– Да.
Джон опустился на колени, и рядом с ним то же самое сделал Сэм. 
Когда на западе погас последний луч света, и серый день сменился черной ночью, они произнесли слова клятвы вместе:
– Услышьте мои слова, и засвидетельствуйте мою клятву, – говорили они, наполняя голосами сумрачную рощу. – Приходит ночь, и наступает мой дозор. Он закончится только с моей смертью. Я не возьму себе жены, не буду владеть землями, не оставлю потомства. Я не буду носить корон и добиваться славы. Я буду жить и умру на своем посту. Я меч во тьме. Я дозорный на стенах. Я – огонь, отгоняющий холод; я – свет, несущий зарю; я – рог, пробуждающий спящих; я – щит, охраняющий мир людей. Я отдаю свою жизнь и честь Ночному Дозору – и в эту ночь, и во все грядущие.
В лесу воцарилась тишина.
– На колени вы опустились мальчиками, – торжественно провозгласил Боуэн Марш. – Поднимитесь же теперь воинами Ночного Дозора.
Протянув руку, Джон помог Сэму встать на ноги. Разведчики обступили их с улыбками и поздравлениями. Все, кроме старого скрюченного лесничего Дайвена.
– Лучше поскорее вернуться назад, милорд, – сказал он Боуэну Маршу. – Тьма сгущается, и в запахе ночи появилось нечто такое, что мне совсем не нравится.
Неожиданно появился Призрак, тихо прокравшись промеж двух древесных стволов. «У него белый мех и красные глаза, – с тревогой подумал Джон. – В точности, как у деревьев…»
Волк держал в зубах что-то черное.
– Что у него там? – спросил Боуэн Марш, нахмурившись.
– Ко мне, Призрак, – скомандовал Джон и опустился на колени. – Дай сюда.
Лютоволк подбежал к нему трусцой. Джон услышал, как Сэмвелл Тарли резко втянул воздух.
– Боги милосердные, – пробормотал Дайвен. – Это рука.

Читать главу 47. Эддард... / Читать главу 49. Эддард...

Tags: Джон Сноу, Игра престолов, Мартин, книги, литература, переводы, фэнтези
Subscribe

Posts from This Journal “переводы” Tag

promo nehoroshy february 9, 2018 14:51 75
Buy for 20 tokens
Здесь изготавливается новый, более качественный перевод эпохального произведения. Главы добавляются по мере готовности: "Игра Престолов", Джордж Р.Р. Мартин. (перевод Максима Сороченко) Содержание: Пролог Глава 1. Бран Глава 2. Кейтлин Глава 3. Дэйнерис Глава 4. Эддард Глава…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments