"Игра престолов": сокрытое в листве (nehoroshy) wrote,
"Игра престолов": сокрытое в листве
nehoroshy

Categories:

"Игра престолов". Глава 52(2). Джон

"Игра престолов"
Джордж Р.Р. Мартин
Перевод Максима Сороченко


Заценить произведение с самого начала: https://nehoroshy.livejournal.com/179856.html
Смотреть содержание: https://nehoroshy.livejournal.com/89558.html

Глава 52. Джон (часть вторая)



Читать главу с начала...

Мертвецов затащили в одну из кладовых, оборудованных у основания Стены – в темную холодную камеру, вырубленную во льду для хранения мяса, зерна, а иногда и пива. Прежде всего Джон позаботился о том, чтобы накормили, напоили и почистили лошадь Мормонта, и лишь потом занялся своей собственной. Закончив дела, он отправился на поиски друзей. Гренн с Тодом несли вахту, но Пип оказался в общем зале.
– Что случилось? – спросил Джон.
– Король умер, – ответил Пип, понизив голос.
Новость Джона ошеломила. Роберт Баратеон в Винтерфелле показался ему старым и толстым, но все же достаточно здоровым. Ни о какой болезни в то время речи даже не заходило.
– Откуда ты знаешь?
– Один из караульных подслушал Клидаса, читавшего письмо мейстеру Эймону. – Пип наклонился поближе. – Мне очень жаль, Джон. Ведь он был другом твоего отца, не так ли?
– Когда-то они были как братья.
Джон задумался, оставит ли Джоффри его отца на должности Королевской Десницы. Это казалось маловероятным. Возможно, лорд Эддард вернется теперь в Винтерфелл, вместе с сестрами Джона. Возможно, он даже сможет навестить их – с разрешения лорда Мормонта. Хорошо было бы вновь увидеть улыбку Арьи и поговорить с отцом.
«Я расспрошу его о моей матери, – решил он. – Теперь я мужчина, и ему давно пора рассказать мне обо всем. Даже если она была простой шлюхой – это уже не важно. Я все равно должен знать».
– Я слышал Хейка. Он сказал, что мертвецы – из отряда твоего дяди.
– Да, – ответил Джон. – Двое из шестерых, которые уехали с ним. Они мертвы уже давно, только… тела очень странные.
– Странные? – Пип обратился в само любопытство. – В смысле, странные?
– Сэм расскажет, – Джону не хотелось обсуждать эту тему. – Мне пора идти. Вдруг меня ищет Старый Медведь.
К башне лорда-командующего он пошел один, со странным чувством тревоги. Братья, стоявшие на карауле, встретили его обеспокоенно-мрачными взглядами.
– Старый Медведь у себя в светлице, – объявил один из них. – Он спрашивал про тебя.
Джон кивнул. Надо было идти к нему прямо из конюшни. Быстрым шагом Джон поднялся по лестнице.
«Наверное, хочет вина или разжечь огонь в очаге – только и всего», – сказал он себе.
Первое, что он услышал, войдя в светлицу Мормонта – его ручного ворона.
Корм! – пронзительно закричала птица. – Корм! Корм! Корм!
– Представь себе, я его только что накормил, – недовольно пробурчал Старый Медведь. Он сидел у окна и читал письмо. – Принеси мне вина, и налей себе.
– Себе, милорд?
Мормонт оторвался от письма и посмотрел на Джона. Во взгляде отчетливо читалась жалость.
– Я должен повторять?
Джон наливал вино с преувеличенной осторожностью, смутно осознавая, что намеренно тянет время. Ведь когда кубки наполнятся, у него не останется иного выбора, кроме как встретиться лицом к лицу с тем, что написано в том письме. И все же – слишком скоро – кубки наполнились.
– Сядь, мальчик, – приказал Мормонт. – Пей.
Джон остался стоять.
– Там что-то про моего отца, да?
Старый Медведь постучал пальцем по письму.
– Про твоего отца и короля, – пророкотал он. – Не буду лгать, новости печальные. Никогда не думал, что застану в своем возрасте другого короля. Ведь Роберт вдвое меня младше, и был силен, как бык. – Мормонт сделал большой глоток вина. – Говорят, король обожал охоту. То, что мы любим, в итоге нас и губит, парень. Помни это. Мой сын страстно любил свою молодую жену – пустую, тщеславную женщину. Если бы не она, ему бы в голову не пришло продавать тех браконьеров.
Джон с трудом осознавал, о чем говорит Мормонт.
– Милорд, я ничего не понимаю. Что случилось с моим отцом?
– Я велел тебе сесть, – проворчал Мормонт.
«Сесть!» – проорал ворон.
– И выпей уже, семь преисподен! Это приказ, Сноу.
Джон присел и сделал глоток вина.
– Лорд Эддард заключен в темницу. Он обвиняется в государственной измене. Пишут, что он вступил в сговор с братьями Роберта, чтобы отобрать трон у принца Джоффри.
– Нет, – немедленно ответил Джон. – Этого не может быть. Мой отец никогда бы не предал короля!
– Как бы то ни было, – сказал Моромонт, – не мне об этом судить. И не тебе тоже.
– Но это же ложь! – упорствовал Джон. 
Как кто-то мог решить, что его отец – изменник? Неужели все они сошли с ума? Лорд Эддард Старк ни за что не мог обесчестить себя… или все-таки мог?
«Он прижил бастарда, – прошептал внутри тоненький противный голос. – Где тут честь? А твоя мать, что с ней случилось? Он даже не назвал тебе ее имени…»
– Милорд, что теперь с ним будет? Его казнят?
– Не могу сказать, парень. Но я собираюсь послать письмо. В юности я знавал некоторых советников короля – старого Пицеля, лорда Станниса, сэра Барристана… Что бы ни совершил твой отец… или не совершил, но он все еще великий лорд. Ему должны позволить надеть черное и присоединиться к нам. Видят боги, нам очень нужны люди с такими умениями, как у лорда Старка. 
Джон знал, что в прошлые времена людям, обвиненным в измене, предоставляли возможность искупить свою вину на Стене. Почему бы не позволить то же самое лорду Эддарду? Его отец окажется здесь… Это была странная мысль, и странно неприятная. Было бы чудовищной несправедливостью лишить его Винтерфелла и заставить надеть черное, однако… если это будет единственной возможностью сохранить ему жизнь…
Но пойдет ли на это Джоффри? Джон вспомнил принца в Винтерфелле. То, как он издевался над Роббом и сэром Родриком во дворе. Самого Джона принц едва замечал – бастарды были не достойны даже его презрения.
– Но, милорд, прислушается ли к вам король?
Старый Медведь пожал плечами.
– Король еще мальчик… Полагаю, он прислушается к матери. Жаль, что с ними нет карлика. Он приходится королю дядей, и хорошо понял наши нужды, когда гостил здесь. Скверно, что твоя леди-мать захватила его в плен…
– Леди Старк не моя мать, – резко напомнил ему Джон.
Тирион Ланнистер стал ему другом. Если лорд Эддард погибнет, вина ляжет не только на королеву, но и на Кейтлин Старк.
– Милорд, а как насчет моих сестер – Арьи и Сансы? Они же были с моим отцом, вы ведь знаете… 
– Пицель не упоминал о них, но я уверен, что с ними обойдутся мягко. Я спрошу о них отдельно, когда буду писать письмо. – Мормонт покачал головой. – Хуже всего, что это произошло именно сейчас. Государство как никогда нуждается в сильном короле… Темные дни и холодные ночи уже близко, я чувствую это всеми своими костями. – Старый Медведь посмотрел на Джона долгим проницательным взглядом. – Надеюсь, ты не понаделаешь глупостей, мальчик…
«Он мой отец!» – хотелось сказать Джону, но он понимал, что Мормонт не захочет этого слышать. В горле у него пересохло. Джон заставил себя сделать еще один глоток вина.
– Твой долг – служить здесь, – напомнил лорд-командующий. – Твоя прежняя жизнь закончилась, когда ты надел черное.
«Черное!» – хрипло подтвердила птица. Мормонт не обратил на нее никакого внимания.
– Что бы ни происходило в Королевской Гавани, нас это не касается. – Джон ничего не ответил. Старик допил вино, после чего сказал: – Сегодня ты мне больше не понадобишься. Завтра будешь помогать писать письмо.
Не помня себя, Джон встал и вышел из светлицы лорда-командующего. В следующую минуту он спускался по лестнице башни и думал: «Это же мой отец, мои сестры. Как это может меня не касаться?»
Один из караульных, стоявших снаружи, посмотрел на него и сказал:
– Будь сильным, мальчик. Боги очень жестоки.
«Они все знают», – понял Джон.
– Мой отец не изменник! – хрипло ответил он.
Слова застревали у него в горле, словно пытаясь его задушить. Поднялся ветер, и на дворе ощутимо похолодало за то время, пока он находился в башне. «Летний выдох» подходил к концу.
Весь остаток дня прошел как во сне. Джон не смог бы вспомнить потом, где ходил, что делал, с кем разговаривал. Он был уверен только в том, что Призрак все время находился рядом. Молчаливое присутствие лютоволка немного успокаивало.
«У девочек даже этого нет, – думал он. – Волчицы могли бы защитить их, но Леди убита, Нимерия пропала, и теперь они совсем одни…»
Когда солнце закатилось за горизонт, северный ветер усилился. Джон слышал его завывание над ледяным зубчатым краем Стены, когда шел в общий зал на вечернюю трапезу. Сегодня Хобб приготовил тушеную оленину с ячменем, луком и морковью. Когда повар навалил в миску больше обычного и выдал хрустящую горбушку хлеба, Джон сразу понял, что это значит. Он знает. Оглядев зал, Джон заметил, что все тут же отворачивают головы и деликатно отводят глаза. Они все знают.
К нему подсели его друзья.
– Мы попросили септона зажечь свечу за твоего отца, – сказал Маттар.
– Его оболгали. Мы все понимаем, что это не правда, даже Гренн! – вмешался Пип.
Гренн кивнул, а Сэм сжал руку Джона.
– Ты стал мне братом, значит, теперь он и мой отец тоже, – сказал толстяк. – Если хочешь съездить к чардеревьям помолиться старым богам, я отправлюсь с тобой.
Чардрева росли за Стеной, однако Джон понимал, что Сэм обязательно сдержит обещание.
«Они действительно мои братья, – подумал он, – как Робб, Бран и Рикон».
А потом раздался смех – резкий и жестокий, как удар кнута, – и он услышал голос сэра Аллисера Торна:
– …Не просто бастард, а бастард изменника, – говорил он тем, кто сидел с ним рядом.
В одно мгновение ока Джон вскочил на стол с кинжалом в руке. Пип попытался схватить его за ногу, но Джон вывернулся, пробежал вперед по столу и выпнул миску из рук сэра Аллисера. Тушеное мясо разлетелось во все стороны, забрызгав братьев. Торн отпрянул. Вокруг закричали, но Джон никого не слышал. Он замахнулся на сэра Аллисера, попытавшись полоснуть его по лицу кинжалом, целясь прямо в холодные ониксовые глаза, но Сэм бросился между ними, и прежде, чем Джон успел его отодвинуть, сзади уже повис Пип, вцепившись в спину как обезьяна, Гренн крепко схватил его за руку, а Жаба выкрутил кинжал из пальцев.
Позже – много позже, – после того, как Джона отвели под конвоем в его келью, к нему зашел Мормонт с вороном на плече.
– Я же просил тебя не делать глупостей, парень, – сказал Старый Медведь.
«Парень!» – каркнула птица.
Мормонт сокрушенно покачал головой.
– Подумать только, я возлагал на тебя такие надежды…
…У Джона забрали нож и меч, после чего велели оставаться в келье, пока высшие командиры не соберутся, чтобы решить его судьбу. Поскольку доверия к нему больше не было, с той стороны двери выставили охрану. Друзьям с ним видеться не разрешалось. Тем не менее, слегка смилостившись, Старый Медведь позволил впустить к нему Призрака, так что Джон был не вполне одинок.
– Мой отец не изменник, – сказал Джон лютоволку, когда все его покинули.
Призрак молча посмотрел на него. Джон прислонился спиной к стене, обхватил руками колени и уставился на свечу, стоявшую на маленьком столике возле узкой кровати. Пламя мерцало и колыхалось, вокруг двигались тени. С каждой секундой комната, казалось, становилась холоднее и темнее. 
«Сегодня я не усну», – подумал Джон.
И все же он, должно быть, задремал.
Проснувшись, Джон почувствовал, что ноги его свело судорогой. Свеча на столике давно догорела. Призрак стоял на задних лапах и скребся в дверь. Джон удивился, впервые обратив внимание, насколько вырос его лютоволк.
– Призрак, в чем дело? – позвал он вполголоса. Пригнув голову, лютоволк обернулся и обнажил клыки в безмолвном рычании.
«Он что, сошел с ума?» – со страхом подумал Джон.
– Это я, Призрак, – пробормотал он, старясь не выдать голосом своего волнения.
И все же тело била дрожь. Когда здесь успело так похолодать?
Призрак попятился. На двери от его когтей остались глубокие борозды. Джон наблюдал за ним с нарастающим беспокойством.
– Там кто-то есть, да? – прошептал он.
Лютоволк пригнулся и стал, крадучись, отходить назад. Белая шерсть на затылке зверя стояла дыбом.
«Там охранник, – подумал Джон. – Просто сменили охранника за дверью, и призрак почуял новый запах – вот и все».
Очень медленно Джон встал с кровати. Его трясло неудержимо, он жалел, что с ним больше нет меча. Три быстрых шага привели его к двери. Джон взялся за ручку и потянул ее на себя. От громкого скрипа петель он чуть было не подпрыгнул.
Охранник растянулся на узких ступенях, безжизненно глядя на него снизу вверх. Он смотрел прямо на Джона, хотя лежал на животе. Голова его была полностью развернута назад.
«Этого не может быть, – подумал Джон. – Это же башня лорда-командующего, она охраняется и днем, и ночью. Этого не может быть, это сон. Я сплю, и мне снится кошмар».
Безмолвно скользнув мимо него, Призрак высунул морду за дверь. Затем стал подниматься по ступенькам, но остановился и оглянулся на Джона. Вот тогда он и услышал эти звуки: мягкий шелест сапог по камню, скрип поворачивающейся ручки двери.  Звуки донеслись откуда-то сверху. С той стороны, где находились покои лорда-командующего.
Возможно это и кошмар, но точно не сон.
Охранник не успел достать оружие. Джон наклонился к мертвецу и вытянул оружие из его ножен. Стальная тяжесть в руке придала ему отваги. Он двинулся вверх по лестнице – вслед за Призраком, бесшумно шагавшим впереди. За каждым поворотом лестницы крылись густые тени. Джон крался вперед осторожно, прощупывая острием меча любой подозрительный сгусток тьмы.
Внезапно раздался крик ворона Мормонта.
«Корм! – заорала птица, – Корм, корм, корм, корм, корм, корм!»
Призрак рванул вперед, и Джон бросился за ним следом. Дверь светлицы Мормонта была распахнута настежь. Лютоволк нырнул внутрь. Джон остановился на пороге с клинком в руке, давая возможность глазам немного привыкнуть к темноте. Окна покоев Мормонта были завешаны тяжелыми шторами, и тьма стояла непроглядная, словно чернила.
– Кто здесь? – осторожно окликнул он.
Но затем он увидел сам – тень, прячущуюся внутри тени. Она скользнула к внутренней двери, ведущей в спальню Мормонта – эта человеческая фигура в черном, с покрытой капюшоном головой… но ледяные глаза ее светились мертвенным голубым сиянием…
Призрак прыгнул. Человек и волк упали вместе, не издав ни крика, ни рычания. Они перекатились, врезались в стол, опрокинули заваленный бумагами стол. Ворон Мормонта захлопал крыльями над головой, истошно вопя:
«Корм, корм, корм, корм!»
Джон ощущал себя таким же слепым, как мейстер Эймон. Прижавшись спиной к стене, он проскользнул к окну и сорвал штору. Лунный свет залил светлицу. Джон мельком увидел черные руки, утонувшие в белом меху. Распухшие темные пальцы сдавливали горло лютоволка. Призрак извивался и щелкал зубами, бил лапами воздух, но вырваться не мог.
Пугаться было некогда. Заорав, Джон бросился вперед и, вложив в удар весь свой вес, обрушил на темную тварь длинный меч. Сталь разрубила рукав, кожу и кость, но с каким-то непонятным звуком. Джон немедленно ощутил вонь – настолько странную и холодную, что чуть не задохнулся. Он увидел отсеченную руку на полу, в луже лунного света. Черные пальцы продолжали шевелиться. Призрак вырвался из хвата второй руки и отполз в сторону, высунув красный язык из пасти.
Человек в капюшоне повернул бледное, освещенное луной лицо, и Джон без колебаний нанес по нему удар. Разрубив кожу до кости и отрезав половину носа, меч рассек глубокую рану от щеки до щеки – прямо под горящими голубым огнем глазами. Джон узнал это лицо.
«Отор, – подумал он, отшатнувшись назад, – Боги, он же мертв! Он мертв, я видел его тело!»
Он почувствовал, как что-то прикоснулось к его лодыжке. Черные пальцы вцепились в ногу. Рука поползла вверх по ноге, раздирая шерстяные штаны и плоть. Вскрикнув от омерзения, Джон острием меча оторвал пальцы от ноги и отшвырнул руку прочь. Отрубленная конечность принялась извиваться на полу, сжимая и разжимая пальцы.
Качнувшись, труп шагнул вперед. Крови видно не было. Однорукий, с разрубленным напополам лицом, он, казалось, ничего не чувствовал. Джон вытянул длинный меч перед собой.
– Не подходи! – закричал он пронзительным от страха голосом.
«Корм! – вновь заорал ворон, – корм, корм!»
Извивающаяся рука вылезла из отрубленного рукава, подобно бледной змее с черной пятипалой головой. Призрак бросился на нее и схватил зубами. Кости пальцев хрустнули. Джон рубанул мертвеца по шее, ощутив, как глубоко и сильно сталь вошла в тело.
Мертвый Отор качнулся вперед и упал прямо на него, сбив с ног.
У Джона перехватило дыхание, когда лежавший боком стол ткнулся между его лопаток. Меч… где же меч? Он выронил этот проклятый меч! Джон попытался закричать, но мертвец тут же сунул свои черные пальцы ему в рот. Задыхаясь, он стал отпихивать труп от себя, но тот был слишком тяжелым. Ледяные пальцы проникали все глубже в глотку, не давая Джону дышать. Лицо мертвеца оказалось возле его собственного, заполнив собой весь мир. Сверкающие голубизной глаза были покрыты инеем. Джон впился в холодную плоть ногтями, стал пинать труп ногами. Он пытался кусаться, пытался бить, пытался дышать…
И вдруг груз мертвого тела исчез, черные пальцы выскользнули из горла. Сил Джона хватило только на то, чтобы перевернуться на бок, и его тут же стошнило. Тело била крупная дрожь. Ему снова помог Призрак. Джон смотрел, как лютоволк вонзил зубы в живот мертвяка и принялся терзать его нутро, выдирая содержимое наружу. Впав в полузабытье, он наблюдал за происходящим довольно долго, пока не вспомнил, наконец, что нужно искать потерянный меч…
…и тут он увидел лорда Мормонта – нагого и не вполне проснувшегося. Старый Медведь стоял в дверях с масляной лампой в руке. Обглоданная, лишенная пальцев рука билась на полу, пытаясь ползти в его сторону.
Джон попытался крикнуть, но сумел выдавить из себя лишь хрип. Шатаясь, он поднялся на ноги, отбросил руку пинком в сторону и выхватил лампу из пальцев Старого Медведя. Пламя затрепетало, чуть не погаснув.
«Жарь! – закричал ворон. – Жарь, жарь, жарь!»
Повернувшись, Джон увидел штору, сорванную им с окна. Обеими руками он швырнул лампу прямо в ком. Металл звякнул, брызнули осколки стекла. Масло вылилось прямо на ткань, и тут же вспыхнуло сильное пламя. Коснувшийся лица жар был слаще любого поцелуя, который когда-либо приходилось ощущать Джону.  
– Призрак! – крикнул он.
Лютоволк оторвался от своего занятия и приблизился к нему. Мертвяк стал вновь подниматься, не обращая внимания на темных змей, вываливающихся из огромной раны на его животе. Джон сунул руку прямо в огонь, схватил в горсть горящую ткань и швырнул ее в мертвеца.
«Пусть он сгорит, – взмолился он, глядя на охватившее труп пламя. – Боги, прошу вас, умоляю, пусть он сгорит!»

Читать главу 52. Джон (часть 1)... / Читать главу 53. Бран...

Узнать про другие переводы.

Tags: Джон Сноу, Игра престолов, Мартин, книги, литература, переводы, фэнтези
Subscribe

Posts from This Journal “переводы” Tag

promo nehoroshy february 9, 2018 14:51 75
Buy for 20 tokens
Здесь изготавливается новый, более качественный перевод эпохального произведения. Главы добавляются по мере готовности: "Игра Престолов", Джордж Р.Р. Мартин. (перевод Максима Сороченко) Содержание: Пролог Глава 1. Бран Глава 2. Кейтлин Глава 3. Дэйнерис Глава 4. Эддард Глава…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments