"Игра престолов": сокрытое в листве (nehoroshy) wrote,
"Игра престолов": сокрытое в листве
nehoroshy

"Игра престолов". Глава 53(2). Бран

"Игра престолов"
Джордж Р.Р. Мартин
Перевод Максима Сороченко


Заценить произведение с самого начала: https://nehoroshy.livejournal.com/179856.html
Смотреть содержание: https://nehoroshy.livejournal.com/89558.html

Глава 53. Бран (часть вторая)



Читать главу с начала...

Однако в тот же вечер, уже после того, как в Большом Зале догорели факелы, брат зашел в спальню Брана. Он был бледен и выглядел потрясенным.
– Я думал, он меня убьет, – признался Робб. – Ты видел, как он повалил Хела – легко, словно Рикона? Боги, как я испугался. И Большой Джон еще не самый жуткий из них, просто самый громкий. Лорд Русе все время молчит, но смотрит на меня такими глазами, что я не могу думать ни о чем, кроме их зала в Дредфорте, где Болтоны развешивают кожи, снятые с врагов.
– Это всего лишь одна из страшных сказок Старой Нэн, – возразил Бран, но голос его предательски дрогнул. – Ведь так?
– Не знаю… – Робб устало покачал головой. – Лорд Сервин собирается взять свою дочь на юг. Говорит, что она будет для него готовить. Но Теон уверен, что однажды ночью я обнаружу эту девицу у себя в постели. Как бы я хотел… как бы я хотел, чтобы наш отец был здесь…
Это было единственное, с чем все они были согласны. И Бран, и Рикон, и лорд Робб очень хотели, чтобы отец был здесь. Но лорд Эддард находился за тысячу лиг отсюда. Он был то ли узником в темнице, то ли преследуемым беглецом, спасающим свою жизнь, то ли уже мертвецом… Никто не знал наверняка. Каждый дошедший до Винтерфелла путешественник рассказывал свою историю – и каждая из них была страшнее предыдущей: головы стражников отца, насаженные на пики, гниют на стенах Красного Замка; король Роберт пал от руки отца; Баратеоны осадили Королевскую Гавань; лорд Эддард бежал на юг вместе с братом короля, злодеем Ренли; Арью и Сансу убил Пес; их мать казнила Тириона-Беса и повесила труп карлика на стене Риверрана; войско лорда Тайвина Ланнистера марширует к Орлиному Гнезду, убивая всех и выжигая всё на своем пути. А один упитый вином рассказчик даже утверждал, что Рэйгар Таргариен восстал из мертвых и теперь собирает огромное войско древних героев на Драконьем Камне, чтобы сразиться за трон своего отца.
Но потом, когда прилетел ворон с письмом, запечатанным собственной печатью лорда Эддарда, и написанным рукою Сансы, правда показалась не менее невероятной. Бран никогда не забудет то выражение на лице Робба, с каким он вчитывался в слова сестры.
– Она утверждает, что отец вступил в заговор вместе с братьями короля, – недоуменно сказал он. – Король Роберт умер, и теперь нас с матерью призывают в Красный Замок, чтобы мы приняли присягу на верность Джоффри. Санса просит нас изъявить благонадежность, и тогда она сможет просить Джоффри сохранить жизнь отцу после того, как выйдет за нового короля замуж. – Пальцы Робба сжались в кулак, смяв письмо. – Она ничего не написала об Арье, ни единого слова. Проклятье! Что случилось с этой девчонкой?
Бран ощутил внутри холодок.
– Она потеряла своего волка, – произнес он слабым голосом, вспомнив тот день, когда четыре стражника отца вернулись на север с останками Леди.
Лето, Серый Ветер и Лохматик завыли еще до того, как маленькая колонна проехала по подъемному мосту – и волчьи голоса были полны скорби и отчаяния. Под сенью Старой Цитадели располагался древний погост с покрытыми лишайником надгробиями, где прежние Короли Зимы хоронили своих верных слуг. Здесь же зарыли и Леди, пока ее братья беспокойными тенями бродили среди могил. Волчица отправилась на юг, но домой вернулись только ее бренные кости…
Точно так же их дед, старый лорд Рикард уехал когда-то с сыном Брандоном, братом отца, и двумя сотнями своих лучших людей. Никто из них  не вернулся домой. А потом на юг уехал отец вместе с Арьей, Сансой, Джори, Халленом, Толстым Томом и остальными, а за ними мать с сэром Родриком, и они тоже не вернулись. И вот теперь решил уехать Робб. Не в Королевскую Гавань, не присягать на верность, а в Риверран, с мечом в руке. И если их лорд-отец действительно сидит в заточении, то этот поход почти наверняка будет стоить ему жизни. Мысль об этом пугала Брана больше, чем он мог выразить словами…
– Если Роббу придется уйти, приглядите за ним, пожалуйста, – взмолился Бран старым богам, безмолвно наблюдавшим за ним красными глазами дерева-сердца. – И за его людьми приглядите – Хелом, Квентом и остальными, за лордом Амбером, леди Мормонт и другими лордами. И за Теоном, наверное, тоже. Присмотрите за ними и сберегите их, боги, если вам будет так угодно… Помогите им победить Ланнистеров, спасти отца и вернуть всех домой!
Богороща вздохнула слабым ветерком, красные листья зашевелились и словно зашептали. Лето оскалил зубы.
– Ты слышишь их мальчик? – раздался женский голос.
Бран поднял голову. На противоположной стороне пруда, под древним дубом стояла Оша. Лицо ее было затенено листвой. Даже в железных кандалах одичалая двигалась тихо, как кошка. Лето оббежал вокруг пруда и начал к ней принюхиваться. Высокая женщина вздрогнула.
– Лето, ко мне! – скомандовал Бран. Лютоволк вдохнул воздух в последний раз, развернулся и прыжками отбежал назад. Бран обхватил волка руками. – Что ты здесь делаешь?
Он ни разу не видел Ошу с тех пор, когда ее захватили в плен в Волчьем лесу, но слышал, что ее определили работать на кухню.
– Это и мои боги тоже, – ответила Оша. – Там, за Стеной, других нет. – Отросшие каштановые волосы, несмотря на их косматость, придали ей более женственный вид – равно как и простое платье из коричневой грубой ткани, которое ей выдали вместо кольчуги и кожаной куртки. – Гейдж позволяет мне молиться время от времени, когда я в этом нуждаюсь. А я позволяю ему проделывать все, что угодно, под моей юбкой, когда в этом нуждается он. Для меня это пустяк. Мне даже нравится запах муки на его ладонях, и он не такой грубый, как Стив. – Она сделала неуклюжий поклон. – Оставлю тебя. На кухне еще куча грязных горшков.
– Нет, останься, – приказал ей Бран. – Что ты имела в виду, когда спросила, слышу ли я богов?
Оша внимательно на него посмотрела.
– Ты спрашиваешь, они отвечают. Открой уши и прислушайся. Ты все поймешь сам.
Бран прислушался.
– Здесь только ветер, – неуверенно возразил он спустя несколько мгновений. – И шелест листьев.
– А кто, по-твоему, присылает ветер, если не боги?  – Она присела на противоположном берегу пруда, слегка звякнув железом. Миккен прикрепил к ее лодыжкам массивные кандалы, соединив их тяжелой цепью. С ними Оша имела возможность ходить короткими шагами, но о том, чтобы бежать, взбираться на стену или садиться на лошадь – не могло быть и речи. – Боги видят тебя, мальчик, слышат твои слова. И этим шелестом они тебе отвечают.
– И что они говорят?
– Им грустно. Твой лорд-брат не получит от них помощи в тех местах, куда решил отправиться. Старые боги бессильны на юге. Все тамошние чар-деревья вырубили тысячи лет назад. Как они станут присматривать за твоим братом там, где у них нет глаз?
Бран никогда об этом не задумывался. И теперь ему стало страшно. Если даже боги не смогут помочь его брату, на что тогда надеяться? Может быть, Оша неправильно расслышала? Он склонил голову набок и вновь попытался прислушаться. Ему показалось, что теперь он слышит печаль, но и только.
Шелест усилился. Бран расслышал приглушенные шаги и тихое мычание. Из-за деревьев показался Ходор, голый и улыбающийся.
– Ходор!
– Должно быть, он услышал, как мы разговариваем, – сказал Бран. – Ходор, ты забыл одеться.
– Ходор, – согласился Ходор.
Он был мокрым от шеи до ног, в холодном воздухе от него валил пар. Тело Ходора было сплошь покрыто густым, как мех, коричневым ворсом. Висящее между ног мужское достоинство неторопливо и тяжело раскачивалось.
Посмотрев на него, Оша мрачно ухмыльнулась.
– Большой человек, во всех смыслах, – сказала она. – Либо в нем течет кровь великана, либо я королева.
– Мейстер Лювин говорит, что великанов больше нет. Они все умерли, как и Дети Леса. От них остались только кости, которые иногда находят пашущие землю крестьяне.
– Мейстеру Лювину стоило бы побывать за Стеной, – ответила Оша. – Там он бы точно нашел великанов, или они нашли бы его. Мой брат убил одну из великанш. В ней было десять футов[1] роста, и это еще не предел. Некоторые дорастают до двенадцати-тринадцати футов[2]. Они очень свирепые, зубастые и волосатые, а жены их носят бороды, как мужчины, и их трудно отличить друг от друга. Великанши берут в любовники человеческих мужчин, и рожают от них полукровок. Но когда великан ловит человеческую женщину, ей приходится гораздо хуже. Они такие огромные, что часто разрывают девушку изнутри, прежде чем она успевает забеременеть. – Оша ухмыльнулась. – Но ты ведь не понимаешь, о чем я? Да, мальчик?
– Нет, понимаю, – насупился Бран.
Он уже знал, что такое случка. Он видел собак во дворе, и то, как жеребец покрывает кобылу. Но разговоры об этом вызывали неловкое чувство.
Бран посмотрел на Ходора.
– Сходи за одеждой, Ходор, – сказал он. – И оденься.
– Ходор, – ответил Ходор и ушел обратно тем же путем, каким пришел, поднырнув под низко висящую ветку.
«Он ужасно большой», – думал Бран, глядя ему вслед.
– А что, за Стеной правда есть великаны? – нерешительно спросил он Ошу.
– И великаны, лорденыш, и кое-кто похуже. Я пыталась рассказать твоему брату, когда он задавал мне вопросы; ему, вашему мейстеру и этому насмешливому мальчишке Грейджою. Усиливаются холодные ветры, люди покидают свои становища и никогда не возвращаются… А если приходят обратно, то уже не людьми, а упырями с синими глазами и черными руками. Как думаешь, почему я побежала на юг вместе со Стивом, Хали и прочими придурками? Манс считает, что может сразиться с мертвыми – будто белые ходоки не опаснее дозорных разведчиков. Он добрый, храбрый и упрямый мужчина, но что он об этом может знать? Пусть он сколько угодно зовет себя Королем-за-Стеной, но на самом деле Манс – всего лишь еще одна старая черная ворона, слетевшая с Сумеречной Башни. Он никогда не пробовал зимы на вкус. А я родилась в ней, мальчик – как моя мать, и мать моей матери и все прочие дети Вольного Народа. Мы помним всё. – Оша встала, звякнув цепями. – Я пыталась сказать твоему лорду-брату – вчера, как только увидела его во дворе. «Милорд Старк», обратилась я почтительно, как вы это любите, но он только взглянул на меня, как на пустое место, после чего этот потный болван Большой Джон Амбер оттолкнул меня в сторону. Ну и пусть. Буду носить свои кандалы и держать язык за зубами. Тот, кто не хочет слушать, ничего и не услышит.
– Расскажи мне. Робб выслушает меня, я знаю.
– Теперь-то? Очень в этом сомневаюсь. Но ты расскажи ему всё, мелорд. Скажи, что ему следует идти в другую сторону. Его мечи нужнее на севере. На севере, а не на юге. Ты меня понял?
Бран кивнул.
– Я скажу.
Но вечером, когда в Большом Зале начался пир, Робб туда не пришел. Он остался ужинать в своей светлице вместе с лордом Рикардом, Большим Джоном и другими лордами-знаменосцами, чтобы составить окончательный план предстоящего долгого похода. В отсутствие брата место во главе стола был вынужден занять Бран, чтобы исполнить роль радушного хозяина перед сыновьями лорда Карстарка и его приближенными друзьями. Все уже стояли возле своих мест, когда Ходор внес в зал Брана на спине и опустился на колени перед высоким креслом. Двое слуг помогли мальчику выбраться из корзины. Бран ощущал на себе взгляды всех собравшихся незнакомцев. Стало очень тихо.
– Милорды, – провозгласил Халлис Моллен, – Брандон Старк из Винтерфелла!
– Приветствую вас у наших очагов, – произнес Бран непослушным языком. – Прошу отведать мед и мясо в честь нашей дружбы.
Харрион Карстарк, старший из сыновей лорда Рикарда поклонился. Его примеру последовали остальные братья, после чего все расселись и приступили к трапезе. И все же за стуком винных кубков Бран расслышал, как тихими голосами переговариваются двое самых младших братьев:
– …да лучше умереть, чем так жить, – пробормотал один из них, тезка отца по имени Эддард, а второй брат Торрен ответил, что мальчик, вероятно сломлен не только снаружи, но и внутри, и что он слишком труслив, чтобы покончить с собой.
«Сломлен», – с горечью подумал Бран, сжав рукоять ножа. Так вот, кто он такой теперь – Бран Сломленный?
– Я не хочу быть сломленным, – яростно прошептал он мейстеру Лювину, сидевшему от него по правую руку. – Я хочу стать рыцарем.
– Некоторые называют мой орден братством рыцарей разума, – ответил Лювин. – Ты невероятно способный, Бран, если, конечно, стараешься. Ты когда-нибудь задумывался о том, чтобы надеть цепь мейстера? Нет пределов тому, чему ты сможешь обучиться.
– Я хочу обучиться магии, – сказал Бран. – Ворон обещал мне, что я смогу летать.
Мейстер Лювин вздохнул.
–  Я могу научить тебя истории, целительству и знанию трав. Могу научить обращению с воронами, а также тому, как строить замок и вести корабль по звездам. Могу научить измерять дни и определять времена года, а в Цитадели Старгорода тебя могут научить множеству других вещей. Но, Бран, никто не сможет обучить тебя магии.
– Дети смогли бы, – возразил Бран. – Дети Леса.
Он вспомнил об обещании, которое дал Оше в богороще, и рассказал Лювину все, что от нее услышал.
Мейстер вежливо выслушал.
– Эта одичалая женщина, – сказал он, когда Бран закончил, – может дать фору даже Старой Нэн в сочинении побасенок. Я поговорю с ней еще раз, если хочешь, но будет лучше, если ты не станешь беспокоить своего брата всякими глупостями. Сейчас у него и так полно забот, чтобы начать еще задумываться о великанах и лесных мертвецах. Твоего лорда-отца захватили Ланнистеры, Бран, а не Дети Леса. – Лювин ласково потрепал Брана за плечо. – Подумай об этом, мальчик.
Два дня спустя, когда алый рассвет забрезжил на продуваемом всеми ветрами небе, Бран сидел во дворе под надвратной башней, надежно пристегнутый к Плясунье, и прощался с братом.
– Теперь ты лорд Винтерфелла, – сказал ему Робб, восседавший на косматом сером жеребце.
С бока боевого коня свисал деревянный щит, окованный железом и окрашенный в белый и серый цвета – с изображением оскаленной морды лютоволка. На брате была серая кольчуга поверх выбеленной кожи, на поясе висел меч и кинжал, а на плечах – отороченный мехом плащ.
– Ты должен занять мое место, как я занял место отца, пока мы не вернемся из похода.
– Знаю, – с несчастным видом ответил Бран.
Еще никогда в жизни он не чувствовал себя таким маленьким, одиноким и напуганным. Он не знал, как это – быть лордом.
– Слушай советы мейстера Лювина и заботься о Риконе. Скажи ему, что я вернусь, как только закончится война.
...Рикон отказался спускаться вниз. Он остался сидеть в своей комнате – заплаканный и насупленный.
«Нет! – закричал он, когда Бран спросил, не хочет ли он попрощаться с Роббом. – Я НЕ БУДУ с ним прощаться!..»
– Я ему сказал, – объяснил Бран. – Но он ответил, что оттуда никто никогда не возвращается…
– Он не сможет оставаться ребенком вечно, – вздохнул Робб. – Он Старк, и ему уже почти четыре года. Мать скоро приедет. А я вернусь домой с отцом, обещаю.
Он развернул жеребца и пустил его рысью. Серый Ветер – стройный и стремительный – затрусил возле боевого коня. Первым из ворот выехал Халлис Моллен, с трепещущим белым знаменем Дома Старков на высоком древке из серого ясеня. Теон Грейджой и Большой Джон заняли места по обеим сторонам от Робба, а их рыцари выстроились в двойную колонну позади, сверкая на солнце стальными наконечниками копий.
Брану вспомнились слова Оши. «Он идет не в ту сторону», – с тревогой подумал он. На мгновение ему захотелось поскакать следом за братом и выкрикнуть предупреждение, но Робб уже проехал под решеткой и пропал из виду. Момент был упущен.
За стенами замка раздался громкий рев. Бран понял, что пехотинцы и жители Зимнего городка приветствуют проезжающего мимо них Робба; они приветствуют лорда Старка, лорда Винтерфелла, скачущего на огромном боевом коне, с развевающимся за спиной плащом, в компании с мчащимся рядом Серым Ветром.
Но ему так радоваться не будут никогда, подумал Бран с глухой болью. Его могут звать лордом Винтерфелла в отсутствие брата и отца, но он так и останется Браном Сломленным. Он даже с лошади не может слезть самостоятельно, разве что упасть.
Когда далекие приветственные крики стихли, и со двора выехали последние всадники, Винтерфелл показался ему покинутым и мертвым. Бран оглядел лица тех, кто остался: женщин, детей, стариков и… Ходора. Огромный конюх выглядел испуганным и растерянным.
– Ходор? – печально спросил он.
– Ходор, – кивнул Бран, гадая, что это может значить…


[1] Чуть больше 3 метров (прим. пер.)
[2] Примерно 3,5 – 4 метра (прим. пер.)

Читать главу 53. Бран (часть 1)... / Читать главу 54. Дэйнерис...

Узнать про другие переводы.

Tags: Бран, Игра престолов, Мартин, книги, литература, переводы, фэнтези
Subscribe

Posts from This Journal “переводы” Tag

promo nehoroshy february 9, 2018 14:51 75
Buy for 20 tokens
Здесь изготавливается новый, более качественный перевод эпохального произведения. Главы добавляются по мере готовности: "Игра Престолов", Джордж Р.Р. Мартин. (перевод Максима Сороченко) Содержание: Пролог Глава 1. Бран Глава 2. Кейтлин Глава 3. Дэйнерис Глава 4. Эддард Глава…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments