"Игра престолов": сокрытое в листве (nehoroshy) wrote,
"Игра престолов": сокрытое в листве
nehoroshy

"Игра престолов". Глава 54(1). Дэйнерис

"Игра престолов"
Джордж Р.Р. Мартин
Перевод Максима Сороченко


Заценить произведение с самого начала: https://nehoroshy.livejournal.com/179856.html
Смотреть содержание: https://nehoroshy.livejournal.com/89558.html

Глава 54. Дэйнерис (часть первая)



Получив удовольствие, Кхал Дрого поднялся со спальных циновок и встал над Дэни. В красноватом свете жаровни темная кожа его казалась бронзовой, на широкой груди виднелись едва заметные полосы старых шрамов. Черные как смоль волосы были расплетены и теперь свободным каскадом ниспадали на плечи, поясницу и ниже. Его мужское достоинство влажно блестело. Рот Кхала хмуро кривился под обвисшими длинными усами.
– Жеребцу, который покроет мир, не нужны железные стулья.
Дэни приподнялась на локте, чтобы взглянуть на него – такого высокого и прекрасного. Особенно ей нравились его волосы. Их ни разу в жизни не подстригали, поскольку этот человек не знал поражений.
– Предсказано, что жеребец доскачет до самого края земли, – напомнила она.
– Земля заканчивается у черного соленого моря, – немедленно ответил Дрого. Он намочил тряпку в тазу с теплой водой и принялся вытирать пот и масло с кожи. – Ни одна лошадь не может пересечь отравленную воду.
– В Вольных Городах есть тысячи кораблей, – сказала Дэни то же самое, что уже говорила раньше. – Эти деревянные кони с тысячью ног способны перелететь море на крыльях, полных ветра.
Кхал Дрого ничего не хотел об этом слышать.
– Мы больше не будем говорить о деревянных кораблях и железных стульях, – отрезал он, бросив тряпку и принявшись одеваться. – Сегодня я пойду в траву охотиться, женщина-жена, – объявил он, надевая раскрашенный жилет и застегивая широкий пояс с тяжелыми медальонами из серебра, золота и бронзы.
– Да, мое солнце-и-звезды, – ответила Дэни.
Дрого возьмет своих кровных всадников и отправится с ними на поиски храккара – великого белого льва равнин. Если они вернутся с триумфом, радость ее мужа и повелителя будет настолько неистовой, что он, возможно, захочет ее выслушать.
Он не боялся ни диких зверей, ни людей, которые когда-либо дышали на земле, но море – это совсем другое дело. Для дотракийцев вода, которую не могли пить лошади, представляла собой нечто омерзительное. Вздымающиеся серо-зеленые равнины океана наполняли их суеверным отвращением. Дрого был отважнее всех остальных степных вождей вместе взятых, но… только не в этом. Ах, если бы она могла убедить его взойти на корабль…  
После того, как кхал и его кровные всадники ускакали в степь с луками, Дэни призвала к себе служанок. Ее тело стало таким толстым и неуклюжим, что теперь она с благодарностью принимала помощь их сильных и ловких рук, тогда как раньше ей часто становилось не по себе от их суетливой назойливой заботы. Служанки вымыли ее начисто и одели в свободный струящийся песочный шелк. Пока Дореа расчесывала ей волосы, Дэни послала Чикви разыскать сэра Джораха Мормонта.
Рыцарь явился немедленно. Он был одет, как дотракийский всадник – в штаны из конского волоса и раскрашенный жилет. Мускулистые руки и могучую грудь покрывали жесткие черные волосы.
– Моя принцесса? Чем могу служить?
– Ты должен поговорить с моим повелителем-мужем, – сказала Дэни. – Дрого говорит, что жеребец, который покроет весь мир, все равно будет править всеми землями, и ему нет нужды пересекать ядовитую воду. Он говорит, что поведет кхаласар на восток после рождения Рэйго, чтобы разграбить земли вокруг Нефритового моря.
Рыцарь сделался задумчивым.
– Кхал никогда не видел Семи Королевств, – сказал он. – Они для него ничего не значат. Должно быть, он считает их – если вообще о них думает – чем-то вроде нескольких островов в бурном море с прилепившимися к скалам маленькими городками – наподобие Лората или Лиса. Богатства востока должны казаться ему более привлекательными.
– Но он должен отправиться на запад! – проговорила Дэни с отчаянием. – Пожалуйста, помоги мне его убедить.
Она так же, как Дрого, никогда не видела Семи Королевств, но ей казалось, что она хорошо знает их по рассказам брата. Визерис тысячу раз обещал ей, что отвезет ее обратно, но теперь он мертв, и его обещания погибли вместе с ним.
– Дотракийцы делают все в свое время, и только по своим собственным причинам, – ответил рыцарь. – Наберитесь терпения, принцесса. Не повторяйте ошибок брата. Когда-нибудь мы вернемся домой, обещаю.
Домой? От этого слова ей вновь стало грустно. Сэр Джорах скучал по своему Медвежьему острову, но что такое дом для нее? Несколько историй, имена, произносимые торжественно как слова молитвы, угасающее воспоминание о красной двери… Неужели ее домом навсегда останется Ваес Дотрак? Неужели глядя на старух дош кхалин, она видела в них собственное будущее?
Сэр Джорах, должно быть, заметил печаль на ее лице.
– Ночью прибыл большой караван, кхалиси. Четыреста лошадей добрались из Пентоса через Норвос и Кохор под началом капитана-негоцианта Байна Вотириса. Возможно, Иллирио прислал письмо. Не хотели бы вы посетить Западный Рынок?
Сердце Дэни забилось сильнее.
– Да, – ответила она. – Я бы хотела.
Рынки оживали, когда приходил караван. Никогда нельзя было предугадать, какие сокровища привезли купцы в этот раз. К тому же приятно было вновь услышать валирийскую речь, распространенную в Вольных Городах.
– Ирри, пусть для меня подготовят паланкин.
– Я сам распоряжусь, – сказал сэр Джорах и, поклонившись, вышел.
Если бы с ней сегодня был Кхал Дрого, она оседлала бы Серебрянку. Дотракийские матери ездили на лошадях почти до самых родов, а Дэни ни за что не хотела бы показаться слабой в глазах мужа. Но теперь, когда кхал уехал на охоту, она с удовольствием лежала на мягких подушках, закрытая от солнца красными шелковыми занавесками, пока паланкин нес ее через весь Ваес Дотрак. Сэр Джорах ехал рядом верхом вместе со служанками и четырьмя молодыми людьми из ее кхаса.
День был теплым и безоблачным, небо – глубокого синего цвета. Ветерок дышал насыщенным ароматом земли и трав. Когда паланкин понес ее вдоль украденных монументов, солнечный свет стал сменяться тенью и наоборот. Дэни покачивалась на подушках, разглядывая лица мертвых героев и забытых королей. Она гадала, могут ли боги сожженных городов по-прежнему отвечать на молитвы.
«Если бы я не была от крови дракона, – с тоской думала Дэни, – это место могло бы стать моим домом».
Она теперь кхалиси, у нее есть могучий мужчина и быстроногая Серебрянка; к ее услугам служанки, ее охраняют бесстрашные воины. Когда она состарится, в дош кхалин ее будет ждать почетное место… а в утробе у нее подрастает сын, который однажды покроет мир. Этого должно быть достаточно для любой женщины, но… только не для дракона. Теперь, когда больше нет Визериса, Дэйнерис осталась последней… самой последней. Она от семени королей и завоевателей – точно так же, как и дитя внутри нее. И никогда не должна об этом забывать.
Западный Рынок представлял собой огромную утоптанную площадь, окруженную хижинами, сложенными из обожженного глиняного кирпича, загонами для скота и выбеленными питейными заведениями. Из земли, подобно спинам огромных зверей поднимались горбы с зияющими черными зевами, ведущими в прохладные, похожие на пещеры, кладовые. Внутренняя часть площади представляла собой лабиринт из прилавков с кривыми проходами между ними, затененными навесами из плетеной травы.
Когда они прибыли, сотни купцов и мелких торговцев расставляли свои товары на прилавках, но даже сейчас огромный рынок казался тихим и пустынным по сравнению с теми многолюдными базарами, которые Дэни помнила по Пентосу и другим Вольным Городам. Как объяснил ей сэр Джорах, караваны прибывали в Ваес Дотрак с востока и запада не столько для того, чтобы продать что-то дотракийцам, а, скорее, для того, чтобы торговать друг с другом. Степные всадники позволяли купцам свободно приходить сюда и беспрепятственно уходить до тех пор, пока те не нарушали мир священного города, не оскверняли Матерь Гор или Чрево Мира и не забывали подносить старухам дош кхалин соль, серебро и зерно, то есть, традиционные с незапамятных времен дары. К самому же процессу купли-продажи дотракийцы всегда относились с подозрением.
Нравилось Дэни и своеобразие Восточного Базара – со всеми его запахами, звуками и странно выглядящими торговцами. Нередко она проводила там целое утро, пробуя древесные яйца, пироги с саранчой или зеленую лапшу, прислушиваясь к пронзительному улюлюканью заклинателей, разглядывая мантикор в серебряных клетках, огромных серых слонов или полосатых черно-белых лошадей из Джогос Най.
Ей нравилось наблюдать и за людьми, коих здесь собиралось великое множество: и смуглые суровые ашайцы, и высокие бледные карфийцы; и светлоглазые мужчины И-Ти в шапках с обезьяньими хвостами; и женщины-воительницы из Баясабада, Шамириана и Каякаянайи с железными кольцами в сосках и рубинами на щеках; и даже мрачные и жуткие люди из Теней, покрывавшие руки, ноги и грудь татуировками, а лица прятавшие под масками.
Восточный Базар стал для Дэни местом чудес и волшебства.
Но на Западном Рынке пахло домом.
Выбравшись из паланкина с помощью Ирри и Чикви, Дэни немедленно принюхалась. Резкие запахи чеснока и перца напомнили ей о давно минувших днях, проведенных в переулках Тироша и Мира. Теплые воспоминания заставили ее улыбнуться. Потом до нее донеслись пьянящие и сладкие ароматы благовоний Лиса. Она увидела рабов, тащивших свертки с затейливыми мирийскими кружевами и тонкими шерстяными тканями разнообразных ярких расцветок. В проходах расхаживали караванные охранники в бронзовых шлемах и длинных – до колен – стеганых туниках из желтого хлопка. На их плетеных кожаных поясах болтались пустые ножны. Расположившийся за одним из прилавков торговец выставил стальные нагрудники, украшенные золотом и серебром, а также шлемы, выкованные в форме голов причудливых зверей. Рядом с ним стояла симпатичная молодая женщина, торговавшая золотым шитьем из Ланниспорта, кольцами, брошами, шейными обручами и изысканными коваными медальонами для украшения поясов. Женщину охранял огромный евнух в пропотевшем бархате – безмолвный и безволосый. Он хмуро взирал на каждого, кто приближался к прилавку, чтобы поближе рассмотреть товары. По другую сторону прохода толстый торговец тканями из И-Ти увлеченно торговался с пентосийцем за цену на какую-то зеленую краску. Обезьяний хвост на его шапке раскачивался туда-сюда в особо горячие моменты спора.
– Когда я была маленькой, я любила играть на базаре, – рассказывала Дэни сэру Джораху, пока они неспешно шествовали в тенистом проходе между прилавками. – Там было так оживленно, все вокруг кричали и смеялись, столько удивительных вещей, на которые можно полюбоваться… Правда у нас редко хватало денег, чтобы купить что-нибудь… Разве что, время от времени, сосиску или медовые пальчики… А в Семи Королевствах пекут такие же медовые пальчики, как в Тироше?
– Это пирожные такие? Не могу сказать, принцесса, – ответил рыцарь с поклоном. – Если позволите, я отлучусь на некоторое время. Надо разыскать капитана и узнать, есть ли у него для нас письма.
– Очень хорошо. Я помогу в поисках.
– Не стоит беспокоиться. – Сэр Джорах бросил в сторону нетерпеливый взгляд. – Наслаждайтесь рынком. Я присоединюсь к вам позже – когда закончу дела.
«Любопытно», – подумала Дэни, глядя в спину рыцарю, зашагавшему сквозь толпу. Она не поняла, почему он отказался от ее помощи. Возможно, сэр Джорах хочет встретиться с продажной женщиной после разговора с капитаном. Дэни знала, что с караванами часто путешествуют шлюхи, а некоторые мужчины странно застенчивы во всем, что касается совокуплений.
В конце концов, Дэни пожала плечами и решила об этом не думать.
– Пойдемте, – велела она остальным.
Окруженная служанками, Дэни возобновила свою прогулку по базару.
– О, глядите, – воскликнула она, обращаясь больше к Дореа, – те самые сосиски, о которых я рассказывала! – Дэни указала на прилавок, за которым маленькая морщинистая женщина жарила мясо и лук на раскаленном камне. – В них добавляют много чеснока и жгучего перца.
Обрадованная своим открытием, Дэни настояла, чтобы каждый из ее свиты отведал по сосиске. Служанки стали поедать с большим удовольствием, непрерывно хихикая и ухмыляясь, но мужчины ее кхаса принюхивались к мясу с недоверием.
– Странно. Вкус не совсем такой, каким я его помню, – сказала Дэни после первых съеденных кусочков.
– В Пентосе я их делаю из свинины, – пояснила старуха, – но все мои свиньи сдохли в Дотракийском море. Эти приготовлены из конины, кхалиси, но специи в них точно такие же.
– Ох.
Дэни ощутила разочарование, но Кваро сосиска так понравилась, что он решил съесть еще одну, и тогда Рахаро, чтобы превзойти его, пришлось съесть три. Покончив с трапезой, он громко отрыгнул. Дэни хихикнула.
– Ты ни разу не смеялась с тех пор, как Дрого короновал твоего брата Кхала Раггата, – заметила Ирри. – Приятно снова видеть тебя веселой, кхалиси.
Дэни застенчиво улыбнулась. Смеяться было действительно приятно. Она словно вновь превратилась в беззаботную девчонку.

Читать главу 53. Бран... / Читать главу 54. Дэйнерис (часть 2)...

Узнать про другие переводы.

Tags: Дэйнерис, Игра престолов, Мартин, книги, литература, переводы, фэнтези
Subscribe

Posts from This Journal “переводы” Tag

promo nehoroshy february 9, 2018 14:51 75
Buy for 20 tokens
Здесь изготавливается новый, более качественный перевод эпохального произведения. Главы добавляются по мере готовности: "Игра Престолов", Джордж Р.Р. Мартин. (перевод Максима Сороченко) Содержание: Пролог Глава 1. Бран Глава 2. Кейтлин Глава 3. Дэйнерис Глава 4. Эддард Глава…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments