"Игра престолов": сокрытое в листве (nehoroshy) wrote,
"Игра престолов": сокрытое в листве
nehoroshy

"Игра престолов". Глава 56. Тирион

"Игра престолов"
Джордж Р.Р. Мартин
Перевод Максима Сороченко


Заценить произведение с самого начала: https://nehoroshy.livejournal.com/179856.html
Смотреть содержание: https://nehoroshy.livejournal.com/89558.html

Глава 56. Тирион



Челла, дочь Чейка из клана Черноухих вернулась из разведки с вестью о войске, расположившемся на перекрестке дорог.
– Судя по кострам, их там тысяч двадцать, – сказала она. – Знамена красные, с золотым львом.
– Твой отец? – спросил Бронн.
– Или брат Джейме, – ответил Тирион. – Скоро узнаем.
Он оглядел свою банду критическим взором. Триста оборвышей – Каменные Вороны, Лунные Братья, Черноухие и Обгорелые – составляли лишь семена той армии, которую он надеялся вырастить. Гунтор, сын Гурна отправился поднимать остальные кланы. Тирион гадал, как бы воспользовался его отец этими голодранцами в грязных шкурах с кусками краденого ржавого железа в руках. Говоря откровенно, он и сам не знал, что с ними делать. Кто он для них – предводитель или пленник? Большую часть времени казалось, что и то, и другое. 
– Будет лучше, если я поеду один, – сказал он.
– Лучше для Тириона, сына Тайвина, – заметил Ульф, говоривший от имени Лунных Братьев.
Шагга зыркнул очень страшным взглядом.
– Шагге, сыну Дольфа это не нравится. Шагга пойдет вместе с недоросликом, и если недорослик лжет, Шагга отрубит его мужество...
– …и скормит его козлам, – устало перебил Тирион. – Да-да, я уже слышал. Шагга, даю тебе слово Ланнистера, я вернусь.
– А почему мы должны верить твоему слову? – спросила Челла, маленькая жесткая женщина, плоскогрудая как мальчик и далеко не дура. – Низинные лорды всегда обманывают кланы.
– Ты ранишь меня в самое сердце, Челла, – ответил Тирион. – А я думал, мы уже стали друзьями. Впрочем, как угодно. Поедешь со мной ты, Шагга и Конн от Каменных Ворон, Ульф от Лунных Братьев, а также Тиметт, сын Тиметта от Обгорелых. – Услышав свои имена, горцы обменялись настороженными взглядами. – Остальные будут ждать здесь, пока я за вами не пришлю. В мое отсутствие постарайтесь не поубивать друг друга и не покалечить.
Он пнул коня пятками и поскакал прочь, не оставив им иного выбора, кроме как последовать за ним или остаться на месте. И то, и другое его вполне устроит – главное не дать им усесться на землю и затеять обсуждения на целый день и следующую ночь. Вот в чем беда кланов: отчего-то они убеждены, что голос каждого человека должен быть услышан. Эта абсурдная идея заставляла их спорить обо всем подряд – до бесконечности. Более того, они разрешали говорить даже женщинам. Неудивительно, что многие сотни лет они не могли угрожать Долине ничем, кроме случайных набегов. Тирион намеревался это исправить.
Бронн поехал за ним. После него, глухо поворчав, тронулись с места пятеро представителей кланов на своих низкорослых лошадках. Худые животные, похожие на пони, были способны карабкаться по каменным склонам подобно горным козам.
Каменные Вороны ехали рядом. Челла с Ульфом тоже держались вместе, поскольку Лунных Братьев и Черноухих издавна связывали крепкие узы. Тиметт, сын Тиметта держался особняком. Обгорелых боялись все кланы Лунных гор. Они палили свою плоть огнем, чтобы доказать храбрость, а также (как утверждали некоторые) жарили младенцев на вертелах. Но Тиметт пугал даже других Обгорелых. Едва достигнув зрелости, он выколол себе левый глаз раскаленным добела ножом. Мальчики Обгорелых, как успел понять Тирион, в основном, жгли себе сосок, палец или (если были особенно храбры или безумны) ухо. Соплеменников настолько поразил поступок Тиметта, что они немедленно нарекли его Красной Рукой, что, по всей видимости, означало нечто вроде военного вождя.
– Интересно, что отжег себе их король? – сказал Тирион Бронну, когда впервые услышал эту историю.
Ухмыльнувшись, наемник схватил себя за пах… но даже Бронн старался помалкивать в присутствии Тиметта. Если человек настолько безумен, что смог выколоть себе глаз, то с обидчиками он явно церемониться не будет.
С далеких башен, сложенных из камня, за группой спускавшихся с предгорий всадников наблюдали дозорные. В какой-то момент Тирион заметил взлетевшего с одной из башен ворона. В месте изгиба горной дороги между двумя скальными выступами они наткнулись на первое опорное укрепление. Невысокий земляной вал высотой около четырех футов[1] был насыпан поперек дороги. Сверху дежурила дюжина арбалетчиков. Оставив спутников за пределами зоны обстрела, Тирион один подъехал к валу.
– Кто здесь командует? – крикнул он.
Капитан появился мгновенно и еще быстрее выделил им эскорт, узнав сына своего лорда. Они поехали дальше – мимо сожженных полей и сгоревших крепостей, – постепенно спускаясь к Речным землям и Зеленому рукаву Трезубца. Несмотря на то, что Тирион не видел мертвых тел, воздух кишел черным вороньем – верное свидетельство недавно прошедших здесь боев.
В полулиге от перекрестка дорог было воздвигнуто укрепление из заостренных кольев, охраняемое лучниками и пикинерами. Под защитой непроходимой баррикады раскинулся обширный военный лагерь. Тонкие столбы дыма тянулись вверх от сотен костров. Под деревьями сидели одетые в кольчуги воины и точили свои клинки. На древках, воткнутых в землю, развевались знакомые знамена.
Как только они приблизились к частоколу, навстречу выехал небольшой отряд всадников. Командовавший ими рыцарь был облачен в полосатый пурпурно-серебряный плащ поверх серебристых доспехов, инкрустированных аметистами. На щите рыцаря был изображен единорог, а изо лба шлема в форме лошадиной головы торчал витой двухфутовый рог.
– Сэр Флемент, – поприветствовал его Тирион, натянув поводья.
Сэр Флемент Бракс поднял забрало.
– Тирион? – удивленно произнес он. – Милорд, мы все боялись, что вы мертвы или… – Рыцарь удивленно уставился на горцев. – Это что… ваши спутники?
– Мои закадычные друзья и верные слуги, – пояснил Тирион. – Где я могу найти своего лорда-отца?
– Он занял постоялый двор на перекрестке дорог.
Тирион рассмеялся. Постоялый двор на перекрестке дорог! Наверное, боги все-таки справедливы…
– Я хочу немедленно с ним увидеться.
– Как скажете, милорд.
Сэр Флемент развернул коня и выкрикнул приказ. Солдаты быстро выдернули из земли три ряда кольев, чтобы образовался проход, в который тут же проехал Тирион вместе со своим отрядом.
Лагерь войска лорда Тайвина раскинулся на несколько лиг. Похоже, Челла, оценившая численность в двадцать тысяч человек, не слишком-то ошиблась. Простые воины отдыхали под открытым небом, в то время как рыцари поставили палатки, а некоторые из высоких лордов возвели для себя шатры размером с дом. Среди изображений на знаменах Тирион разглядел красного быка Престеров, пестрого вепря лорда Крейкхолла, горящее дерево Марбрандов, барсука Лидденов. Рыцари приветствовали проезжавшего мимо Тириона. Тяжелые пехотинцы таращились на горцев с нескрываемым изумлением.
Шагга и сам озирался с раскрытым ртом, что, впрочем, неудивительно – за всю свою жизнь он никогда не видел столько людей, коней и оружия. Остальные горные разбойники старательно делали равнодушный вид, но Тирион нисколько не сомневался, что и на них это зрелище произвело самое глубокое впечатление. Что ж, оно и к лучшему – чем сильнее они будут потрясены мощью Ланнистеров, тем легче будет ими командовать.
Постоялый двор и конюшни остались такими же, какими он их помнил, хотя на месте близлежащей деревушки теперь торчали лишь груды обвалившихся камней и почерневшие фундаменты. Во дворе стояла воздвигнутая на скорую руку виселица, в петле которой раскачивалось облепленное воронами тело. Вспугнутые приближением Тириона птицы взмыли в воздух, каркая и хлопая черными крыльями. Спешившись, Тирион  пригляделся к тому, что осталось от трупа. Птицы объели губы, глаза и большую часть щек, обнажив красные зубы в омерзительной ухмылке.
– А ведь я просил всего лишь комнату, еды и кувшин вина, – печально вздохнув, сказал он с упреком Маше Хеддл. 
Мальчики-конюхи вышли из конюшен и нерешительно приблизились, чтобы позаботиться об их лошадях. Шагга крепко вцепился в поводья.
– Не украдет он твою кобылу, – заверил его Тирион. – Просто накормит овсом, напоит и почистит шкуру. – В хорошей чистке нуждалась шкура и самого Шагги, но говорить об этом вслух было бы не очень тактично. – Даю слово, твоя лошадь не пострадает.
Бросив на Тириона свирепый взгляд, Шагга выпустил, наконец, поводья из рук.
– Эта лошадь Шагги, сына Дольфа! – рявкнул он испуганному конюху.
– Если он не вернет тебе лошадь, можешь отрубить его мужество и скормить  козлам, – пообещал Тирион. – Если, конечно, ты его найдешь.
Двое стражников в алых плащах и шлемах с львиными гребнями стояли под вывеской постоялого двора по обе стороны от входа. Тирион узнал капитана.
– Мой отец?
– В общем зале, мелорд.
– Мои люди хотят есть, – сказал Тирион. – Проследи, чтобы их накормили.
Затем он вошел внутрь и увидел отца.
Несмотря на то, что Тайвин Ланнистер, лорд Утеса Кастерли и Хранитель Запада, уже разменял шестой десяток лет, он по-прежнему был крепок, как двадцатилетний мужчина. Даже сидя он поражал своим ростом – длинные ноги, широкие плечи и плоский живот было невозможно скрыть. Тонкие руки оплетали крепкие мышцы. А еще лорд Тайвин не признавал полумер: как только его некогда густые золотистые волосы начали редеть, он приказал своему цирюльнику обрить его голову наголо. Кроме того, он выбривал верхнюю губу и подбородок, но сохранил бакенбарды – два огромных куста жестких золотистых волос покрывали большую часть щек от ушей до подбородка. Глаза его были бледно-зеленые, с ярко-желтыми вкраплениями. Какой-то шут, будучи глупым даже для шута, ляпнул однажды, что и дерьмо лорда Ланнистера блистает золотом. Некоторые утверждают, что он еще жив и томится где-то в недрах подземелий Утеса Кастерли.
Сэр Кеван Ланнистер, единственный оставшийся в живых брат отца, распивал эль вместе в лордом Тайвином, когда Тирион вошел в общий зал. Дядя был дородным, лысеющим мужчиной с коротко подстриженной желтой бородой, повторявшей очертания массивной челюсти. Сэр Кеван заметил племянника первым.
– Тирион? – удивленно произнес он.
– Дядя, – ответил Тирион с легким поклоном, – и лорд-отец. Как приятно вас здесь встретить!
Лорд Тайвин не сдвинулся с места, только посмотрел на сына-карлика долгим испытующим взглядом.
– Вижу, слухи о твоей кончине были преувеличены.
– Прости, что разочаровал, отец, – ответил Тирион. – Не надо вскакивать и заключать меня в объятья. Я не хочу, чтобы ты напрягался.
Он пересек всю комнату и подошел к их столу, остро ощущая, как короткие кривые ноги заставляют его ковылять при каждом шаге. Всякий раз, когда отец смотрел на него, он с беспокойством осознавал свое уродство и недостатки.
– Очень мило, что начали из-за меня войну, – сказал он, усаживаясь в кресло и наливая себе из кувшина отцовский эль.
– По мне, это ты ее начал, – ответил лорд Тайвин. – Твой брат Джейме ни за что не сдался бы в плен женщине.
– Это не единственное отличие между нами с Джейме. Возможно, ты успел заметить, что он еще и выше ростом.
Отец проигнорировал колкость.
– На кону стояла честь нашего Дома. У меня не было другого выбора, кроме как отправиться в поход. Никто не смеет безнаказанно проливать кровь Ланнистеров.
«Услышь мой рев», – с ухмылкой процитировал Тирион девиз Ланнистеров. – По правде говоря, крови я так и не пролил, хотя пару раз был на грани. Зато убиты Моррек и Джик.
– Полагаю, тебе понадобятся новые телохранители.
– Не утруждай себя отец. Я уже разжился несколькими. – Тирион глотнул эль. Дрожжевой коричневый напиток был таким густым, что его почти приходилось жевать. Весьма недурный, скажем прямо. Жаль, что отец повесил трактирщицу. – Как идет твоя война?
Вместо отца ответил дядя.
– Пока что неплохо. Сэр Эдмар раскидал небольшие вооруженные отряды вдоль своих границ, чтобы пресечь наши набеги. Мы с твоим лордом-отцом сумели уничтожить большинство из них по очереди, прежде чем они успели перегруппироваться.
– Твой брат покрыл себя славой, – сказал отец. – Он разбил лордов Вэнса и Пайпера у Золотого Зуба и столкнулся с основными силами Талли у стен Риверрана. Лорды Трезубца потерпели поражение. Сэр Эдмар Талли попал в плен вместе с немалой частью своих рыцарей и знаменосцев. Лорд Блэквуд с немногими выжившими отступил в Риверран, и Джейме взял их в осаду. Остальные разбежались по своим крепостям.
– Мы с твоим отцом наступали по очереди, – продолжил сэр Кеван. – Без лорда Блэквуда Рейвентри пал сразу, а леди Уэнт уступила нам Харренхол из-за недостатка людей для его защиты. Сэр Грегор выжег Пайперов и Бракенов…
– Лишив вас противников? – вставил Тирион.
– Не совсем, – ответил сэр Кеван. – Маллистеры по-прежнему удерживают Сигард, а лорд Фрей собирает свое войско у Близнецов.
– Это не страшно, – заметил лорд Тайвин. – Фрей выйдет на поле боя, если только почует запах победы, но сейчас пахнет лишь разорением. А Джейсону Маллистеру не хватит сил сражаться в одиночку. Как только Джейме возьмет Риверран, они наперегонки побегут преклонять колени. Если Старки и Аррены не выступят против нас, война будет выиграна.
– На твоем месте я бы не беспокоился насчет Арренов, – ответил Тирион. – Но Старки – совсем другое дело. Лорд Эддард…
– …У нас в плену, – перебил отец. – Он не сможет командовать войском, пока гниет в темнице под Красным Замком.
– Именно так, – кивнул сэр Кеван. – Но его сын созвал знамена и теперь стоит у Рва Кайлин, окруженный сильным войском.
– Ни один меч не становится крепким, пока не получит закалку, – заметил лорд Тайвин. – Мальчик Старков еще дитя. Уверен, ему очень нравятся звуки боевых рогов и вид знамен, трепещущих на ветру. Но любая война в конце концов сводится к кровавой бойне. Не уверен, что у него хватит на это духу.
«Как интересно сложились дела, пока меня не было», – подумал Тирион.
– А чем занят наш бесстрашный монарх, пока кипит вся эта «кровавая бойня»? – спросил Тирион, задумавшись. – И как моя очаровательная красноречивая сестричка сумела убедить Роберта заточить его дорогого друга Неда в узилище?
– Роберт Баратеон мертв, – ответил отец. – Теперь в Королевской Гавани правит твой племянник.
Новость застала Тириона врасплох.
– Моя сестра, ты хотел сказать? – пробормотал он, сделав еще один глоток эля.
Государство станет совсем иным, если править начнет Серсея вместо своего мужа.
– Если хочешь принести пользу, я выделю тебе отряд, – сказал отец. – Марк Пайпер и Карел Вэнс все еще рыщут у нас в тылу, разоряя наши земли за Красным рукавом.
Тирион цыкнул зубом.
– Они смеют сопротивляться? Какая наглость! В обычных обстоятельствах я бы с удовольствием наказал их за эту дерзость, отец, но, честно говоря, меня ждут неотложные дела в другом месте.
– Неужели? – лорд Тайвин, казалось, совершенно не удивился. – А еще нам досаждает пара запоздалых решений Неда Старка. Берик Дондаррион – какой-то юный лорденыш с манией доблести – беспокоит моих фуражиров. С ним толстая пародия на священника – тот самый, который любит поджигать свой меч. Тебя не затруднит разогнать их по дороге? Между своими неотложными делами?
Тирион вытер рот тыльной стороной ладони и улыбнулся.
– Отец, мое сердце поет от мысли о том, что ты готов доверить мне… двадцать человек? Пятьдесят? А ты точно сможешь оторвать от себя такое огромное войско? Впрочем, неважно. Если я наткнусь на Тороса или лорда Берика, то отшлепаю их обоих. – Тирион слез с кресла и вразвалку проковылял к буфету, где в окружении фруктов лежал круг белого сыра с прожилками. – Однако сперва я должен сдержать кое-какие обещания, – сказал он, отрезая себе сырный клинышек. – Мне нужны три тысячи шлемов, столько же хауберков, мечи, алебарды, стальные наконечники для копий, палицы, боевые топоры, кольчужные рукавицы, латные воротники, поножи, нагрудники и телеги, чтобы все это перевезти…
Вдруг дверь за спиной распахнулась с таким грохотом, что Тирион чуть не выронил сыр. Сэр Кевин вскочил с руганью, когда капитан стражи пролетел через весь зал и рухнул на очаг, угодив перекошенным «львиным» шлемом прямо в холодный пепел. Шагга переломил меч стражника о колено толщиной в древесный ствол, бросил обломки на пол и вступил в общий зал. Помещение тут же заполнилось вонью – значительно более крепкой, чем запах сыра.
– Дохляк в красной тряпочке! – взревел он. – Еще раз обнажишь сталь против Шагги, сына Дольфа, и я отрублю твое мужество и поджарю его на огне!
– Что? А как же козлы? – спросил Тирион, откусывая сыр.
Остальные горцы проследовали за Шаггой в общий зал. Последним вошел Бронн. Наемник печально пожал плечами в ответ на вопросительный взгляд Тириона.
– Кто вы такие? – голос лорда Тайвина сделался холоднее снега.
– Они проводили меня до дому, отец, – объяснил Тирон. – Можно я их оставлю? Они почти ничего не едят.
Никто не улыбнулся.
– По какому праву вы, дикари, вторглись на наш совет? – вопросил сэр Кеван.
– Дикари, житель низин? – Конн мог даже показаться привлекательным, если его как следует отмыть. – Мы свободные люди, а свободные люди имеют право заседать на любых военных советах.
– Кто из них львиный лорд? – спросила Челла.
– Да они оба старики! – изумился Тиметт, сын Тиметта, которому не исполнилось еще и двадцати.
Рука сэра Кевана потянулась к рукояти меча, но брат положил два пальца на его запястье и крепко сжал. Лорд Тайвин казался совершенно невозмутимым.
– Тирион, ты забыл о хороших манерах? Будь так любезен, познакомь нас… с уважаемыми гостями.
Тирион облизал пальцы.
– С удовольствием, – сказал он. – Эта прекрасная дева – Челла, дочь Чейка из клана Черноухих.
– Я не дева! – возмутилась Челла. – Мои сыновья уже отрезали пятьдесят ушей!
– Желаю им отрезать еще столько же. – Тирион отошел от нее вразвалку. – Это Конн, сын Коратта. Шагга, сын Дольфа – это тот, который похож на Утес Кастерли, обросший волосами. Это Каменные Вороны, вот Ульф, сын Умара из Лунных Братьев, а это Тиметт, сын Тиметта, Красная Рука из клана Обгорелых. И, наконец, Бронн – наемник, не отличающийся преданностью. За то короткое время, что я его знаю, он уже дважды переметнулся на противоположную сторону. Думаю, ты отлично поладишь с ним, отец. – Обратившись к Бронну и горцам, он произнес: – Позвольте представить вам своего лорда-отца – Тайвина, сына Титоса из Дома Ланнистеров, лорда Утеса Кастерли, Хранителя Запада, защитника Ланниспорта, а также бывшего и будущего Десницу Короля.
Лорд Тайвин встал, явив собой достоинство и образцовую учтивость.
– Даже на Западе наслышаны о невероятной доблести воинских кланов Лунных гор. Чем мы обязаны тому, что вы покинули ваши твердыни, милорды?
– Лошадям, – немедленно ответил Шагга.
– Обещанию шелков и стали, – пояснил более сообразительный Тиметт, сын Тиметта.
Тирион уже собрался рассказать лорду-отцу о своих планах по превращению долины Арренов в дымящуюся пустошь, но… ничего не вышло. Дверь снова распахнулась, и в общий зал зашел грязный с дороги стражник. Бросив на горцев Тириона быстрый удивленный взгляд, гонец опустился перед лордом Тайвином на одно колено.
– Милорд, – проговорил он. – Сэр Аддам велел передать вам, что войско Старка движется по гати на юг.
Лорд Тайвин Ланнистер не улыбнулся.
Лорд Тайвин никогда не улыбался, но Тирион научился видеть радость отца, и она теперь явственно читалась на его лице.
– Итак, волчонок покинул свое логово, чтобы поиграть со львами, – сказал он со спокойным удовлетворением в голосе. – Великолепно! Возвращайся к сэру Аддаму, скажи ему, чтобы отступал. Пусть избегает сражения с северянами до нашего прибытия, но я хочу, чтобы он постоянно «кусал» их с флангов, заманивая подальше на юг. 
– Все будет в точности исполнено.
Всадник поклонился и вышел.
– Мы хорошо устроились здесь, – заметил сэр Кеван. – Возле брода, под защитой рвов и частоколов. Если им надо на юг, пусть придут и разобьются о нас сами.
– Мальчик может замешкаться или утратить мужество, увидев наши силы, – ответил лорд Тайвин. – Чем быстрее будут разбиты Старки, тем скорее я освобожусь, чтобы разобраться со Станнисом Баратеоном. Вели барабанщикам бить общий сбор и отправь письмо Джейме, что я выступаю против Робба Старка.
– Как скажешь, – проговорил сэр Кеван.
С мрачным восхищением Тирион наблюдал, как лорд-отец вновь обратил свое внимание на полудиких горцев.
– Говорят, мужчины горных кланов – это воины, не ведающие страха.
– Верно говорят, – согласился Конн из Каменных Ворон.
– И женщины тоже, – добавила Челла.
– Выступите со мной против моих врагов, и вы получите все, что обещал  мой сын, и даже больше, – сказал им лорд Тайвин.
– Хочешь заплатить нам нашей собственной монетой? – спросил Ульф, сын Умара. – К чему нам обещания отца, если у нас уже есть обещания сына?
– Ни к чему, – кивнул лорд Тайвин. – Мои слова – лишь дань вежливости, не более того. Вы не обязаны к нам присоединяться. Воины Зимних земель выкованы из железа и льда, поэтому даже отважнейшие из моих рыцарей боятся встретиться с ними лицом к лицу.
«Ловкий ход», – подумал Тирион, криво ухмыльнувшись.
– Обгорелые ничего не боятся! Тиметт, сын Тиметта отправится со львами.
– Куда бы ни собрались Обгорелые, Каменные Вороны окажутся там первее! – рявкнул Конн. – Мы тоже выступим.
– Шагга, сын Дольфа отрубит северянам мужество и скормит его воронам.                 
– Мы отправимся с тобой, львиный лорд, – согласилась Челла, дочь Чейка. – Но только если твой сын-обрубок будет с нами. Он выкупил свое дыхание посулами, и пока нам не достанется обещанная сталь, его жизнь принадлежит нам!
Лорд Тайвин перевел взгляд золотистых глаз на сына.
– Смешно... – пробормотал Тирион с кислой улыбкой.


[1] Примерно 120 см (прим. пер.)


Читать главу 55. Кейтлин... / Читать главу 57. Санса...

Узнать про другие отличные переводы.

Tags: Игра престолов, Мартин, Тирион, книги, литература, переводы, фэнтези
Subscribe

Posts from This Journal “Игра престолов” Tag

promo nehoroshy february 9, 2018 14:51 75
Buy for 20 tokens
Здесь изготавливается новый, более качественный перевод эпохального произведения. Главы добавляются по мере готовности: "Игра Престолов", Джордж Р.Р. Мартин. (перевод Максима Сороченко) Содержание: Пролог Глава 1. Бран Глава 2. Кейтлин Глава 3. Дэйнерис Глава 4. Эддард Глава…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments