"Игра престолов": сокрытое в листве (nehoroshy) wrote,
"Игра престолов": сокрытое в листве
nehoroshy

Categories:

"Игра престолов". Глава 60(1). Джон

"Игра престолов"
Джордж Р.Р. Мартин
Перевод Максима Сороченко


Заценить произведение с самого начала: https://nehoroshy.livejournal.com/179856.html
Смотреть содержание: https://nehoroshy.livejournal.com/89558.html

Глава 60. Джон (часть первая)



– Как себя чувствуешь, Сноу? – хмуро спросил лорд Мормонт.
Карк! – прокричал его ворон. – Карк!
– Нормально, милорд, – солгал Джон… как можно громче, словно от этого ответ мог стать правдивее. – А вы?
Мормонт нахмурился еще сильнее.
– Меня пытался убить мертвец. Сам-то как думаешь? – Он мрачно почесал подбородок. Косматую седую бороду опалило огнем, и ее пришлось срезать. С новыми короткими бледными усами он стал похож на сварливого неопрятного старика. – Выглядишь неважно. Как рука?
– Заживает.
Согнув забинтованные пальцы, Джон показал Мормонту руку. Он обжегся сильнее, чем показалось в тот момент, когда он срывал и бросал на пол горящие шторы. Теперь правая рука до локтя была обмотана шелком. В пылу схватки он ничего не почувствовал, боль пришла позже. Сейчас из потрескавшейся красной кожи сочилась жидкость, а между пальцев вздулись ужасные кровавые пузыри размером с больших тараканов.
– Мейстер сказал, что останутся шрамы, но в остальном рука должна восстановиться.
– Шрамы – ерунда. На Стене чаще ходят в перчатках, чем без.
– Как скажете, милорд.
Джона беспокоили отнюдь не шрамы, но все остальное. Несмотря на то, что мейстер Эймон давал ему маковое молочко, боль все равно мучила ужасно. Рука будто горела до сих пор, пылая и днем, и ночью. Лишь погружение ее в бадью со снегом и колотым льдом дарило временное облегчениеие. Джон благодарил богов, что никто, кроме Призрака, не видит, как он корчится на кровати и скулит от боли. А если удавалось наконец заснуть, то приходили сны, от которых становилось еще хуже. Во сне у трупа, с которым он сражался, были голубые глаза, черные руки и лицо отца, однако Джон не осмелился рассказать об этом Мормонту.
– Дайвен и Хейк вернулись вчера вечером, – поведал Старый Медведь. – Они не нашли никаких следов твоего дяди – как и прочие до них.
– Я знаю.
Джон заставил себя прийти в общий зал, чтобы поужинать с друзьями, и все вокруг только и говорили, что об очередной неудаче разведчиков.
– Знает он… – проворчал Мормонт. – Как так выходит, что все вокруг знают всё? – Похоже, он не ждал ответа на свой вопрос. – Кажется, их было всего двое… этих тварей. Кем бы они ни являлись, но людьми я их назвать не могу. И спасибо за это богам. Будь их побольше и… А, даже думать об этом не хочется! Но придут и другие. Я чувствую это своими старыми костями, и мейстер Эймон со мною согласен. Усиливаются холодные ветры. Лето заканчивается, и зима уже близко, подобной которой мир еще не видывал.
Зима близко. Никогда еще девиз Старков не звучал так мрачно и зловеще для Джона, как сейчас.
– Милорд, – нерешительно произнес он, – говорят, прошлой ночью прилетела птица…
– Да. И что?                                                                  
– Я надеялся, что будет весточка от отца.
Отца! – передразнил старый ворон, покачав головой и переступив по плечам Мормонта. – Отца!
Лорд-командующий поднял руку и попытался зажать птице клюв, но ворон вскочил ему на голову, взмахнул крыльями и, перелетев через комнату, сел над окном.
– Одни тоскливые вопли, – проворчал Мормонт. – Больше эти вороны ни на что не годны. Сам не знаю, зачем я терплю эту мерзкую птицу… Думаешь, я не послал бы за тобой, будь в письме новости о лорде Старке? Бастард ты или нет, но в тебе по-прежнему его кровь. В письме говорится о сэре Барристане Селми. Похоже, его исключили из Королевской Гвардии. Освободившееся место занял этот черный пес Клиган, и теперь Селми разыскивается за измену. Дураки послали нескольких стражников арестовать его, но сэр Барристан убил двоих и сбежал. – Мормонт презрительно фыркнул, не скрывая свое отношение к тем, кто догадался отправить Золотых Плащей к столь прославленному рыцарю, как Барристан Храбрый. – Теперь по лесам бродят белые тени, в наших покоях крадутся беспокойные мертвецы, а на Железный Трон уселся зеленый пацан, – недовольно проговорил он.
Пацан, пацан, пацан, пацан! – пронзительно расхохотался ворон.
Джон вспомнил, какие надежды Старый Медведь возлагал на сэра Барристана. И если он пал, то кто теперь прислушается к просьбам Мормонта? Джон сжал руку в кулак. Обожженные пальцы пронзила боль.
– Что пишут о моих сестрах?
– В свитке нет ни слова о лорде Эддарде и его дочерях, – раздраженно пожал плечами Мормонт. – Возможно, они так и не получили моего письма. Эймон отправил две копии с лучшими птицами, но разве можно быть в чем-то уверенным? Скорее всего, Пицель не стал снисходить до ответа. Что ж, не в первый и не в последний раз. Боюсь, в Королевской Гавани к нам относятся, как к пустому месту. Они пишут только то, что считают нужным, а этого, увы, недостаточно.
«И вы тоже говорите мне только то, что считаете нужным, а этого еще меньше», – с обидой подумал Джон.
Его брат Робб призвал знамена и уехал на юг воевать, а он не знал об этом ровным счетом ничего… пока Сэмвелл Тарли, читавший письмо вслух для мейстера Эймона, не пересказал Джону его содержание. Он сделал это втайне, под покровом ночи и шепотом, постоянно повторяя, что не должен этого делать. Несомненно, они считали, что война брата не касается Джона, но узнав о ней, он стал переживать больше, чем мог выразить словами. Робб отправился в поход, а он нет. И сколько бы Джон не твердил себе, что его место здесь, с новыми братьями, но он все равно ощущал себя трусом.
Корм! – проорал ворон. – Корм, корм!
– Угомонись! – прикрикнул на него Старый Медведь. – Ну и скоро ли, по мнению Эймона, восстановится твоя рука, Сноу?
– Скоро, – ответил Джон.
– Хорошо. – На разделявший их стол лорд Мормонт положил большой меч в ножнах из вороненой, окованной серебром стали. – Тогда сумеешь  справиться с этим.
Слетев вниз, ворон опустился на стол и принялся расхаживать вокруг меча с важным видом, любознательно склонив голову набок. Джон помедлил с ответом, пытаясь понять, что всё это значит.
– Милорд?
– Огонь расплавил серебро навершия, испортил гарду и выжег рукоять. Что ж… сухая кожа и старое дерево, чего от них ждать? Но клинок… Чтобы повредить такой клинок, нужен огонь в тысячу раз сильнее. – Мормонт толкнул меч в ножнах по грубым дубовым доскам стола. – Все остальные части я приказал сделать заново. Забери его себе.
Бери, – немедленно отозвался чистивший перья ворон. – Бери, бери!
Джон неловко взял меч левой рукой. Забинтованная правая по-прежнему сильно болела и слушалась с трудом. Он осторожно вытянул меч из ножен и поднял его до уровня глаз.
Навершие представляло собой светлый камень, отягощенный свинцом, для уравновешивания длинного клинка. Ему придали форму рычащей волчьей головы, вставив вместо глаз зернышки граната. Рукоять была обтянута девственно чистой кожей – мягкой и черной, еще не запятнанной кровью или потом. Сам клинок оказался на добрых полфута[1] длиннее тех, к которым привык Джон. Он сужался к концу, что делало его одинаково удобным как для колющих, так и режущих ударов, сразу с тремя параллельными долами[2], глубоко прокованными в металле. Но если отцовский меч по имени Лёд был настоящим двуручником, то этот – скорее «длинным», то есть полуторным, который иногда называют «мечом-бастардом». И все же волчий меч оказался легче тех, которыми ему доводилось пользоваться раньше. Повернув клинок боком, Джон разглядел волнистую рябь на темной поверхности, свидетельствующую о проковке многочисленных слоев стали.
– Это же валирийская сталь, милорд, – изумленно произнес он.
Отец довольно часто разрешал ему брать в руки Лёд, так что Джону хорошо были знакомы и вид, и ощущения от клинка.
– Именно так, – кивнул Старый Медведь. – Этот меч принадлежал моему отцу, а до него – деду. Мормонты владели им на протяжении пяти столетий. Потом он перешел ко мне, и я передал его сыну, когда надел черное.
«Он дарит мне меч своего сына», – подумал Джон, не веря своим ушам.
Клинок был прекрасно сбалансирован. Лезвия слабо мерцали, когда к ним прикасался свет.
– Но ваш сын…
– Мой сын навлек бесчестие на Дом Мормонтов, – раздраженно перебил Старый Медведь, – но, по крайней мере, у него хватило достоинства оставить меч, когда он подался в бега. Моя сестра вернула его мне, но сам вид оружия напоминал о позоре Джораха, поэтому я спрятал его и забыл, пока он не обнаружился в пепле, оставшемся от моей спальни. Изначальное навершие было в виде медвежьей головы. Оно было серебряным, но за годы износилось так, что черты медведя стали почти неразличимы. Я подумал, что тебе больше подойдет белый волк. Один из наших строителей прекрасно вырезает по камню.
Будучи в возрасте Брана, Джон, подобно всем мальчишкам, мечтал о подвигах. Подробности великих деяний менялись с каждой грезой, но довольно часто он представлял себе, как спасает жизнь отцу, не оставляя лорду Эддарду иного выбора, кроме как объявить Джона настоящим Старком и вложить ему в руку Лёд. Но даже тогда он понимал, что это не более, чем глупая фантазия: ни один бастард не смеет надеяться, что когда-нибудь овладеет отцовским мечом. Теперь воспоминание о детских мечтах вызвало в нем жгучий стыд. Кем надо быть, чтобы пытаться выкрасть право первородства у собственного брата?
«У меня нет на него права, – подумал он, – так же, как и на Лёд».
Он пошевелил обожженными пальцами, ощутив глубоко под кожей  пульсирующую боль.
– Милорд, вы оказываете мне честь, но…
– Избавь меня от своих «но», мальчишка, – перебил лорд Моромонт. – Я бы не сидел сейчас здесь, если бы не ты и твой зверь. Ты сражался храбро и… что еще важнее, быстро соображал. Огонь! Проклятье… мы должны были догадаться. Мы должны были вспомнить. Долгая Ночь уже приходила когда-то. Восемь тысяч лет – это огромный срок, но… если Ночной Дозор не будет помнить, то кто же?
Кто же! – подхватил разговорчивый ворон. – Кто же!
…Воистину, в ту ночь боги услышали молитвы Джона. Огонь объял одежду мертвеца и охватил его целиком, словно плоть покойника была свечным воском, а кости – старым сухим деревом. Даже теперь Джону достаточно было закрыть глаза, чтобы увидеть, как шатающаяся тварь бредет по светлице Мормонта, натыкаясь на мебель и пытаясь руками сбить с себя пламя. Обрамленное огнем лицо преследовало его как наваждение. Волосы пылали подобно соломе, мертвая плоть таяла и слезала с черепа, обнажая белую кость.
Чем бы ни была демоническая сила, овладевшая Отором, но огонь ее изгнал. Скрюченные останки, обнаруженные в пепле, оказались не более чем обугленными костями и сварившимся мясом. И все же в ночных кошмарах существо являлось снова… и горящий труп почему-то носил черты лорда Эддарда. Кожа отца лопалась и чернела, глаза стекали по щекам, как загустевшие слезы. Джон не понимал, что могут означать эти сны, но они пугали его больше, чем можно было выразить словами.
– Меч – невысокая плата за жизнь, – заключил Мормонт. – Бери, я не хочу слушать возражений, понятно?
– Да, милорд.
Мягкая кожа подалась под пальцами Джона. Меч словно сам приспосабливался к его руке. Он понимал, что ему оказали честь, причем вполне заслуженно, но…
«Он не мой отец, – влетела в голову непрошенная мысль. – Мой отец – лорд Эддард Старк. И я не забуду его, пусть меня хоть задарят клинками».
Но как сказать лорду Мормонту, что он всю жизнь мечтал совсем о другом мече?
– И я не нуждаюсь в любезностях, – продолжил Мормонт, – так что не благодари. Чти сталь делами, а не болтовней.
Джон кивнул.
– У него есть имя, милорд?
– Когда-то было. Длинный Коготь – вот, как его звали.
Коготь! – крикнул ворон. – Коготь!
– «Длинный Коготь» вполне подходит. – Джон для пробы взмахнул клинком. Несмотря на то, что движение левой руки вышло неуклюжим, текучая сталь рассекла воздух так ладно, словно у нее была собственная воля. – Волчьи когти не хуже медвежьих.
Старый Медведь остался доволен ответом.
– Да, пожалуй. Думаю, поначалу тебе придется носить его за плечом. Он длинноват для тебя, по крайней мере, пока не подрастешь еще немного. Кроме того, придется освоить удары двумя руками. Как только ожоги заживут, сэр Эндрю покажет тебе кое-какие приемы.
– Сэр Эндрю?
Джон впервые услышал это имя.
– Сэр Эндрю Тарт прекрасный воин. Он направляется к нам из Сумеречной Башни, чтобы вступить в должность мастера-по-оружию. Сэр Аллисер Торн вчера утром отбыл в Восточный Дозор у моря.
Джон опустил меч.
– Но почему? – тупо спросил он.
Мормонт фыркнул.
– Сам-то как думаешь? Потому что я его туда послал. Он везет кисть, которую твой Призрак оторвал от запястья Джафера Флауэрса. Я приказал ему сесть на корабль до Королевской Гавани, чтобы показать руку мальчику-королю. Уж это привлечет внимание юного Джоффри… надеюсь. Сэр Аллисер высокородный помазанный рыцарь, у него много старых друзей при дворе. Его будет труднее игнорировать, чем сколь угодно прославленную ворону.
Ворону!
Джону показалось, что ворон выкрикнул это слово с некоторым неодобрением.
– К тому же, – продолжил лорд-командующий, не обратив внимания на протестующую птицу, – вас с ним разделит тысяча лиг, и это не будет выглядеть как унижение достоинства. – Он ткнул пальцем в сторону Джона. – И не думай, что я одобрил твою выходку в общем зале. Доблесть возмещает изрядную долю глупости, но ты уже не мальчик – независимо от того, сколько тебе лет. У тебя теперь настоящий взрослый меч, и владеть им должен зрелый мужчина. Отныне я жду от тебя серьезного поведения.
– Да, милорд.
Джон вложил меч обратно в украшенные серебром ножны. Пусть не о таком клинке он мечтал, тем не менее, это дар превосходный, а освобождение от злобных козней Аллисера Торна – превосходней стократ.
Старый Медведь почесал подбородок.
– Я и забыл, как чешется свежая борода, – сказал он. – Но тут уж ничего не поделать. Достаточно ли зажила твоя рука, чтобы ты мог вернуться к обязанностям?   
– Да, милорд.
– Хорошо. Ночь предстоит холодная, я хочу горячего вина с пряностями. Найди для меня бутыль красного, только не очень кислого, и не скупись на специи. И передай Хоббу, что если он еще раз пришлет мне вареную баранину, то я его самого сварю. Та нога, которой он пытался накормить меня в прошлый раз, оказалась зеленой от старости. Даже птица ее не стала клевать. – Он погладил ворона по голове большим пальцем, и тот издал довольный клекающий звук. – Теперь иди. Мне надо поработать.
Черные Братья, стоявшие на карауле в каменных нишах, улыбались Джону, пока он спускался по лестнице башни с мечом в здоровой руке.
– Отличная сталь, – сказал один из них. – Ты заслужил ее, Сноу.
Джон заставлял себя улыбнуться в ответ, но сердце его было не на месте. Он понимал, что должен быть доволен, но почему-то не ощущал радости. Рука его болела, а во рту оставался привкус гнева, хотя он не мог сказать, на кого сердится и почему.




[1] Чуть больше 15 см (прим пер.)
[2] Дол — жёлоб, продольное углубление на клинке холодного оружия, предназначенное главным образом для его облегчения с сохранением прочностных характеристик (прим. пер.)


Читать главу 59. Кейтлин... / Читать главу 60. Джон (часть вторая)...

Узнать про другие замечательные переводы.

Tags: Джон Сноу, Игра престолов, Мартин, Старый Медведь, книги, литература, переводы, фэнтези
Subscribe

Posts from This Journal “Игра престолов” Tag

promo nehoroshy february 9, 2018 14:51 75
Buy for 20 tokens
Здесь изготавливается новый, более качественный перевод эпохального произведения. Главы добавляются по мере готовности: "Игра Престолов", Джордж Р.Р. Мартин. (перевод Максима Сороченко) Содержание: Пролог Глава 1. Бран Глава 2. Кейтлин Глава 3. Дэйнерис Глава 4. Эддард Глава…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments