"Игра престолов": сокрытое в листве (nehoroshy) wrote,
"Игра престолов": сокрытое в листве
nehoroshy

Category:

"Игра престолов". Глава 64(2). Дэйнерис

"Игра престолов"
Джордж Р.Р. Мартин
Перевод Максима Сороченко


Заценить произведение с самого начала: https://nehoroshy.livejournal.com/179856.html
Смотреть содержание: https://nehoroshy.livejournal.com/89558.html

Глава 64. Дэйнерис (часть вторая)



Читать главу с начала: Глава 64. Дэйнерис (часть первая)

Движение у полога шатра заставило Дэни повернуть голову. Низко кланяясь, внутрь вошла Мирри Маз Дуур. От долгих дней похода в кхаласаре она осунулась и стала прихрамывать. Ноги ее покрылись кровоточащими волдырями, под глазами проявились черные круги. За божьей женой в шатер протиснулись Кото и Хагго, вдвоем втащившие ее сундук. Когда кровные всадники увидели рану Дрого, сундук выскользнул из пальцев Хагго и упал на пол боком, а Кото выругался так грязно, что воздух стал горячим.
Мирри Маз Дуур внимательно посмотрела на Дрого. Лицо ее сделалось неподвижным и мертвым.
– Рана загноилась.
– Из-за тебя, мэги, – сказал Кото, а Хагго с мясистым шлепком ударил ее кулаком в лицо. Мирри упала, и он пнул ее в живот.
Прекрати! – крикнула Дэни.
Кото оттащил Хагго в сторону со словами:
– Пинки – слишком легкое наказание для мэги. Выведи ее наружу. Мы пригвоздим мэги к земле, чтобы ее взял каждый проходящий мимо мужчина. А когда с ней закончат люди, ею воспользуются собаки. Хорьки выгрызут ей внутренности, а вороны-падальщики полакомятся ее глазами. Мухи с реки отложат яйца в ее утробе, и их личинки будут пить гной из развалин ее грудей…
Он вонзил твердые как железо пальцы в мягкую, дрожащую плоть руки божьей жены и рывком поднял ее на ноги.
– Нет, – сказала Дэни. – Я не допущу, чтобы ей причинили вред.
Губы Кото раздвинулись над кривыми коричневыми зубами в ужасной насмешливой ухмылке.
– Нет? Ты мне говоришь «нет»? Лучше молись, чтобы мы не распяли тебя рядом с твоей мэги. В том, что случилось, ты виновата не меньше.
Сэр Джорах встал между ними и вытащил из ножен длинный меч.
– Прикуси язык, кровный. Принцесса по-прежнему твоя кхалиси
– Только пока жив кровь моей крови, – ответил Кото рыцарю. – Когда он умрет, она станет ничем.
Дэни почувствовала, как сжались ее внутренности.
– До того, как я стала кхалиси, – сказала она, – я была от крови дракона. Сэр Джорах, позови мой кхас.
– Нет, кхалиси, – ответил Кото. – В этот раз... мы уйдем.
Хмурый Хагго последовал за ним из шатра.
– Добром это не кончится, принцесса, – заметил Мормонт. – Дотракийцы говорят, что у кхала и кровных всадников жизнь одна, и Кото видит, что эта жизнь заканчивается. А мертвецы страха не ведают.
– Никто пока не умер, – возразила Дэни. – Сэр Джорах, мне может понадобиться ваш меч. Прошу, наденьте свои доспехи.
Она испугалась сильнее, чем могла признаться самой себе.
Рыцарь поклонился: «Как прикажете». И вышел из шатра.
Дэни вновь повернулась к Мирри Маз Дуур. Глаза женщины смотрели на нее настороженно.
– Выходит, ты спасла меня дважды…
– А теперь ты должна спасти его, – сказала Дэни. – Пожалуйста…
– Рабыню не просят, – резко ответила Мирри. – Ей приказывают… – Она подошла к пылавшему жаром Дрого и пристально посмотрела на его рану. – Впрочем, проси или приказывай – итог один. Искусство целителя ему уже не поможет. – Глаза кхала были закрыты. Она открыла один из них пальцами. – Он притуплял боль маковым молочком?
– Да, – призналась Дэни.
– Я сделала для него припарку из огненного стручка с некусайкой и завернула в овечью шкуру...
– Он сказал, что припарка жжется, и сорвал ее с себя. Знахарки сделали новую – влажную и успокаивающую.
– Да, она жгла. В огне заключена великая целительная магия – это знают даже ваши безволосые люди.
– Сделай еще одну припарку, – попросила Дэни. – В этот раз я позабочусь, чтобы он ее не снял.
– Время для лечения ушло, госпожа, – ответила Мирри. – Все, что я могу теперь сделать – только облегчить для него темную дорогу, чтобы он мог спокойно добраться до Ночных земель. К утру его не станет.
Ее слова будто кинжалом пронзили грудь Дэни. Чем она прогневала богов, что они поступили с ней так жестоко? Наконец-то она обрела безопасное место, наконец-то вкусила любовь и надежду. Наконец-то повернула к дому. И теперь она потеряет всё…
– Нет, – взмолилась она. – Спаси его, и я освобожу тебя, клянусь. Ты должна знать способ… может, какую-нибудь магию…
Мирри Маз Дуур сидела на корточках и изучала Дэйнерис черными, как ночь, глазами.
– Есть одно заклинание, – сказала она, наконец, тихим, едва ли не шепчущим голосом. – Но оно грязное, госпожа, и темное. Многие скажут, что смерть гораздо чище. Я изучила его в Асшае, и дорого заплатила за урок. Моим учителем был заклинатель крови из Края Теней.
Дэни похолодела.
– Значит, ты в самом деле мэги
– Правда? – Мирри Маз Дуур улыбнулась – Теперь только мэги может спасти твоего всадника, Серебряная Госпожа.
– Неужели нет другого способа?
– Никакого.
Кхал Дрого судорожно всхлипнул.
– Тогда приступай, – выпалила Дэни. Она не должна бояться – ведь в ней течет кровь дракона. – Спаси его.
– За это придется заплатить, – предупредила божья жена.
– Ты получишь золото, коней – все, что захочешь…
– Я говорю не о золоте и конях. Это магия крови, госпожа. За жизнь можно заплатить только смертью.
– Смертью? – Дэни обхватила себя руками, словно защищаясь, и покачалась взад-вперед на пятках. – Моей смертью?
Она сказала себе, что умрет за него, если будет нужно. Она от крови дракона, она не будет бояться. Брат Рэйгар умер за женщину, которую любил.
– Нет, – ответила Мирри Маз Дуур. – Не твоей смертью, кхалиси.
Дэни вздрогнула от облегчения.
– Приступай.
Мэги торжественно кивнула.
– Будет сделано так, как ты хочешь. А теперь зови слуг.
Кхал Дрого слабо дернулся, когда Рахаро и Кваро опустили его в ванну.
– Нет, – бормотал он. – Нет. Надо ехать.
В воде, казалось, силы его оставили окончательно.
– Приведите коня кхала, – велела Мирри Маз Дуур, и это было исполнено.
Чого завел в шатер огромного рыжего жеребца. Почуяв запах смерти, животное дико заржало, вращая глазами, и попыталось встать на дыбы. Чтобы усмирить его, понадобились усилия трех мужчин.
– Что ты собралась делать? – спросила Дэни.
– Нам понадобится кровь, – ответила Мирри. – Таков способ.
Чого попятился, положив руку на аракх. Этот шестнадцатилетний юноша – худощавый, как кнут, бесстрашный и смешливый, с едва обозначившейся тенью первых усов над верхней губой – упал перед Дэни на колени.
Кхалиси, – взмолился он. – Ты не должна такое делать. Позволь мне убить эту мэги.
– Убив ее, ты убьешь своего кхала, – ответила Дэни.
– Но это магия крови, – сказал Чого. – Она запрещена.
– Я кхалиси, и я утверждаю, что здесь нет ничего запретного. В Ваес Дотрак Кхал Дрого заколол жеребца, и я съела его сердце, чтобы подарить нашему сыну силу и мужество. Здесь то же самое. То же самое
Жеребец взбрыкнул и встал на дыбы, когда Рахаро, Кваро и Агго стали подтаскивать его поближе к ванне с лежащим в ней кхалом. Дрого выглядел так, словно уже был мертвым. Гной и кровь сочились из его раны, окрашивая воду. Мирри Маз Дуур произнесла слова на языке, который Дэни не знала, и в ее руке непонятно откуда появился нож. Клинок выглядел очень старым: из кованой красной бронзы в форме листа, с лезвием, испещренным древними символами. Мэги провела им поперек шеи жеребца – прямо под благородной головой. Конь заржал и задрожал, красным потоком из него в ванну хлынула кровь. Он бы рухнул на месте, если бы его не держали люди ее кхаса.
– Сила коня, войди во всадника, – пропела Мирри над закружившейся в воде конской кровью. – Сила зверя, войди в человека!
Чого побледнел от страха, борясь с весом жеребца. Он боялся держаться за мертвую плоть, но боялся и отпустить ее.
«Всего лишь конь», – подумала Дэни.
Если жизнь Дрого можно обменять на смерть лошади, то она готова заплатить и в тысячу раз больше.
К тому времени, когда они позволили жеребцу упасть, вода в ванной сделалась темно-красной, и уже ничего не было видно от Дрого, кроме лица. Конская туша Мирри Маз Дуур не понадобилась.
– Сожгите жеребца! – кратко приказала Дэни.
Она знала, что так положено. Когда мужчина погибал, его коня убивали и клали на погребальный костер под хозяина, чтобы он мог унести наездника в Ночные земли. Воины ее кхаса выволокли тушу из шатра. Кровь растеклась повсюду. Даже стены из песочного шелка покрылись красными пятнами, а ковры под ногами стали черными и влажными.
Вновь разожгли жаровни, и Мирри Маз Дуур бросила на угли красный порошок. Он придал дыму пряный и довольно приятный запах, но лишь почуяв его, Эрои убежала с рыданиями, и сердце Дэни наполнилось страхом. Впрочем, она зашла слишком далеко, чтобы отступать. Дэни отослала служанок прочь.
– Иди с ними, Серебряная Госпожа, – посоветовала ей Мирри Маз Дуур.
– Нет, – возразила Дэни. – Этот мужчина взял меня под звездами и подарил жизнь моему ребенку. Я его не оставлю.
– Тебе придется. Как только я начну петь, никто не должен заходить в шатер. Песня пробудит силы слишком старые и слишком темные. Этой ночью здесь будут танцевать мертвые. Ни один живой человек не должен их видеть.
Дэни бессильно опустила голову.
– Никто не войдет, – сказала она, затем склонилась над Дрого, лежащим в кровавой ванне, и легонько поцеловала его в лоб. – Верни его мне, – прошептала она Мирри Маз Дуур, прежде чем выйти из шатра.
Солнце уже клонилось к горизонту, небо побагровело. Кхаласар встал лагерем. Повсюду, насколько хватало глаз, возвышались шатры и лежали спальные циновки. Дул горячий ветер. Чого и Агго копали яму, чтобы сжечь в ней мертвого жеребца. Вокруг шатра Дрого собралась толпа. Дотракийцы глядели на Дэни жесткими черными глазами, их лица были похожи на маски из кованой меди. Она увидела сэра Джораха Мормонта, уже переодевшегося в кольчугу и кожу. Широкий лысеющий лоб рыцаря покрывали капельки пота. Он протолкался к ней сквозь толпу и сильно побледнел, едва заметив алые следы, оставляемые на земле обувью Дэни.
– Что же ты натворила, дурочка? – хрипло спросил он.
– Я должна была его спасти.
– Мы могли бы сбежать, – сказал он. – Я бы доставил вас до Асшая в целости и сохранности, принцесса. Не было необходимости…
– Я действительно ваша принцесса? – перебила Дэни.
– Вы же знаете, что это так, да спасут боги нас обоих!
– Тогда помогите мне сейчас!
Сэр Джорах поморщился.
– Если бы я знал, как…
Пение Мирри Маз Дуур перешло в пронзительный рыдающий вопль, от которого по спине Дэни пробежали мурашки. Некоторые дотракийцы с недовольным бормотанием попятились назад. Шатер изнутри заливал свет жаровен. Сквозь забрызганный кровью песочный шелк она заметила движущиеся тени.
Мирри Маз Дуур танцевала, причем не одна.
На лицах дотракийцев застыл неподдельный ужас.
– Этого быть не должно! – прогремел Кото.
Она не видела, когда вернулся кровный всадник. С ним были Хагго и Кохолло. А еще они привели с собой безволосых людей – евнухов, лечивших ножом, иглой и огнем.
– Но это будет! – ответила Дэни.
Мэги! – прорычал Хагго.
И старый Кохолло – тот самый Кохолло, который связал свою жизнь с Дрого в день его рождения; Кохолло, который всегда был добр с Дэни – плюнул ей в лицо.
– Ты умрешь, мэги, – пообещал Кото, – но сначала умрет вторая.
Он вытащил свой аракх и направился к шатру.
– Нет! – закричала Дэни. – Не делай этого!
Она схватила кровного за плечо, но Кото оттолкнул ее в сторону. Упав на колени, Дэни инстинктивно закрыла руками живот, пытаясь защитить ребенка.
– Остановите его! – крикнула она кхасу. – Убейте его!
Рахаро и Кваро стояли возле полога шатра. Кваро шагнул вперед, потянувшись к рукояти кнута, но Кото развернулся с грацией танцора и махнул изогнутым аракхом. Лезвие воткнулось Кваро под мышку; яркая острая сталь пронзила жилет, кожу, мышцы и ребра. Охнув, молодой всадник отшатнулся назад. Из тела Кваро фонтаном полилась кровь.
– Эй, табунщик! – позвал сэр Джорах Мормонт, извлекая длинный меч из ножен. – Попробуй-ка теперь со мной.  
Грязно выругавшись, Кото выдернул аракх из Кваро и обернулся. Изогнутое лезвие завертелось так быстро, что кровь Кваро слетела с него мелкими брызгами подобно дождю на горячем ветру. Длинный меч остановил аракх в футе от лица сэра Джораха и мгновение удерживал его дрожащим в руках яростно воющего Кото. Рыцарь облачился в кольчугу, латные перчатки и стальные поножи. Шею его прикрывал тяжелый горжет, но он не подумал о том, чтобы надеть шлем.
Кото отскочил назад, и аракх вновь завертелся вокруг его головы, слившись в сплошное сияющее пятно, вспыхивающее молнией всякий раз, когда рыцарь пытался атаковать.
Сэр Джорах парировал как мог, но удары кривого клинка следовали так быстро, что Дэни казалось, будто у Кото четыре аракха и столько же рук. Она слышала хруст клинка о кольчугу, видела искры в те моменты, когда длинное изогнутое лезвие отскакивало от латной перчатки. Вдруг Мормонт отступил назад, и Кото бросился в атаку. Левая сторона лица рыцаря стала красной от крови, порез на бедре от пробившего кольчугу аракха заставил его прихрамывать. Кото насмехался над ним, обзывал трусом, молочником и евнухом в железном платье.
– Сейчас ты умрешь! – пообещал он, и аракх бешено вспорол красные сумерки. Сын в утробе Дэни отчаянно задергался. Изогнутое лезвие пролетело мимо прямого меча и глубоко вонзилось в бедро рыцаря там, где в его кольчуге зияла брешь.
Застонав, Мормонт пошатнулся. Дэни почувствовала острую боль в животе и влагу на бедрах. Кото торжествующе завопил, дернув оружие на себя, но аракх застрял в кости, и с первого раза не поддался.
Этого мгновения оказалось достаточно. Сэр Джорах ударил длинным мечом сверху вниз со всей оставшейся силой, разрубив плоть, мускулы и кости. Предплечье Кото свободно повисло на тонкой полоске кожи и обрывках сухожилий. Второй удар рыцаря пришелся дотракийцу в ухо. Он был нанесен с такой свирепостью, что лицо Кото будто взорвалось изнутри.
Дотракийцы кричали. Мирри Маз Дуур выла голосом, в котором не осталось ничего человеческого. Умирающий Кваро умолял дать ему воды. Дэни звала на помощь, но никто ее не слышал. Рахаро сражался с Хагго. Аракх танцевал с аракхом до тех пор, пока кнут Чого не щелкнул подобно грому и не захлестнул шею Хагго. Один рывок, и кровный всадник упал назад, потеряв меч и опору под ногами. С воем прыгнув вперед, Рахаро обеими руками обрушил аракх на голову Хагго. Красное дрожащее лезвие угодило кровному между глаз.
Кто-то бросил камень. Повернув голову, Дэни увидела на своем плече рваную кровоточащую рану.
– Нет, – зарыдала она. – Нет, прошу вас. Перестаньте, цена слишком высока.
Полетели новые камни. Она попыталась отползти к шатру, как вдруг ее настиг Кохолло. Запустив пальцы в волосы Дэни, он откинул ее голову, и она ощутила горлом холодное прикосновение ножа.
– Мой малыш! – закричала она и, должно быть, боги ее услышали, поскольку в тот же миг Кохолло умер.
Стрела Агго попала ему под мышку, пробив легкие и сердце.
Когда Дэйнерис нашла, наконец, в себе силы поднять голову, она увидела, что толпа рассеивается. Дотракийцы тихо расходились по своим шатрам и спальным циновкам. Некоторые седлали коней, намереваясь покинуть кхаласар. Солнце уже село, и по всему лагерю разгорались костры. Огромные оранжевые языки пламени яростно трещали и плевали искрами в небо. Дэни попыталась встать, но боль охватила ее и сжала, словно кулаком великана. У нее перехватило дыхание; все, что она могла сделать – только охнуть. Голос Мирри Маз Дуур звучал теперь как похоронная песнь. Внутри шатра продолжали кружиться тени.
Кто-то подхватил ее и поднял на руки. Это был сэр Джорах. Его лицо было залито липкой кровью, половина одного уха отсутствовала. Дэни забилась в его объятиях от нового приступа боли, и услышала, как рыцарь кричит, призывая на помощь служанок. Неужели они все боятся? Ответ очевиден. Ее снова пронзила боль, и Дэни еле сдержала крик. У ее сына словно оказалось в каждой руке по ножу. Он будто рубил ее изнутри, пробивая себе дорогу наружу.
– Будь ты проклята, Дореа! – проревел сэр Джорах. – Иди сюда! Приведи скорей повитух. 
– Они не придут. Они сказала, что она проклята.
– Если они не придут, то я оторву им головы.
Дореа заплакала.
– Они сбежали, господин.
Мэги! – крикнул кто-то… кажется, Агго. – Отведите ее к мэги.
«Нет, – хотела ответить Дэни. – Нет, только не это. Вы не должны…»
Но когда она открыла рот, из нее вырвался лишь долгий болезненный стон, и вся кожа покрылась пóтом.
«Что с ними? Неужели они не видят?»
Внутри шатра плясали фигуры. Они кружились вокруг жаровни и кровавой ванны – темные на фоне песочного шелка, и некоторые из них не походили на людей. Дэни заметила тень огромного волка и силуэт человеческой фигуры, объятой пламенем.
– Женщина Народа Ягнят знает секреты родильного ложа, – сказала Ирри. – Она так сказала, я сама это слышала.
– Да, – кивнула Дореа. – Я слышала тоже.
«Нет!» – закричала Дэни, или может, только хотела закричать, поскольку с губ не сорвалось ни звука, ни шепота. 
Ее понесли на руках. Она открыла глаза и посмотрела на плоское мертвое небо – черное, холодное и беззвездное.
«Пожалуйста, не надо».
Голос Мирри Маз Дуур становился все громче, пока не заполнил собою весь мир.
«Тени! – завопила Дэйнерис. – Танцоры!»
Сэр Джорах внес ее в шатер...

Читать главу 63. Кейтлин... / Читать главу 65. Арья...

Узнать про другие замечательные переводы.

Tags: Джорах, Дэйнерис, Игра престолов, Кхал Дрого, Мартин, книги, литература, переводы, фэнтези
Subscribe

Posts from This Journal “Игра престолов” Tag

promo nehoroshy february 9, 2018 14:51 75
Buy for 20 tokens
Здесь изготавливается новый, более качественный перевод эпохального произведения. Главы добавляются по мере готовности: "Игра Престолов", Джордж Р.Р. Мартин. (перевод Максима Сороченко) Содержание: Пролог Глава 1. Бран Глава 2. Кейтлин Глава 3. Дэйнерис Глава 4. Эддард Глава…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

Posts from This Journal “Игра престолов” Tag