"Игра престолов": сокрытое в листве (nehoroshy) wrote,
"Игра престолов": сокрытое в листве
nehoroshy

"Игра престолов". Глава 25. Эддард

"Игра престолов"
Джордж Р.Р. Мартин
Перевод Максима Сороченко

Глава 25. Эддард




– …Смерть лорда Аррена стала огромной трагедией для всех нас, милорд, – сказал верховный мейстер Пицель. – Буду чрезвычайно рад сообщить вам все обстоятельства его гибели. Присаживайтесь. Желаете подкрепиться? Фиников, может быть? Ещё у меня имеется великолепная хурма. Вино, боюсь, дурно сказывается на моём пищеварении, так что могу предложить только кубок ледяного, подслащённого мёдом, молока. Оно отлично освежает в такую жару.
О том, что жарко – спорить не приходилось. Шёлковая туника Неда липла к груди. Вязкий влажный воздух окутал город, словно мокрое шерстяное одеяло. На берегах рек царила толкотня – это жители бедных перенаселённых районов, оставив свои прожаренные душные жилища, пытались выбить себе местечко для сна поближе к воде, где только и можно было вдохнуть свежего воздуха.
– Было бы неплохо, – ответил Нед, присев.
Пицель приподнял большим и указательным пальцем крошечный серебряный колокольчик и негромко позвонил. На террасе тут же появилась стройная молодая девушка-служанка.
– Будь добра, деточка, ледяного молока Королевской Деснице и мне. Сделай послаще.
Как только девушка вышла, верховный мейстер сцепил вместе пальцы рук и сложил их на животе.
– Среди простого народа бытует мнение, что последний год лета – всегда самый жаркий. Это, конечно, не так, но иногда в народные приметы хочется верить, не правда ли? В подобные дни я завидую вам и мечтаю о вашем северном летнем снежке. – Старик поёрзал в кресле и его тяжёлая, усыпанная каменьями цепь легонько звякнула. – Разумеется, лето короля Мейкара было жарче, и почти таким же долгим. Нашлись тогда дураки, даже в Цитадели, которые решили, что наконец наступило Великое Лето – то самое, которое будет длиться вечно. Но на седьмой год оно вдруг взяло и кончилось. И после короткой осени пришла ужасно длинная зима. Но пока длилось лето – оно было чудовищно жарким. Старгород варился и изнемогал днём от зноя, и только ночью немного оживал. Бывало, мы гуляли в садах у реки и дискутировали о богах. Я до сих пор помню запахи тех ночей, милорд – духи и пот, персики и гранат, паслен и изюм, лопающиеся перезрелые тыквы… В то время я был молод, и цепь моя ещё ковалась… Тогда жара не так изнуряла меня, как теперь…
Веки мейстера Пицеля набрякли и стали смыкаться, он почти задремал.
– Простите, лорд Эддард, – продолжил он, встрепенувшись. – Вы же пришли сюда не затем, чтобы слушать витиеватые пустословия о лете, давно забытом ещё до рождения вашего отца. Простите, пожалуйста, старика за его бессвязные речи. Ум похож на меч. Боюсь, к старости он сильно ржавеет… О, вот и наше молочко!
Служанка поставила перед ними поднос, и Пицель одарил её улыбкой.
– Милое дитя. – Он поднял кубок, попробовал и кивнул. – Спасибо. Теперь можешь идти.
Как только девушка вышла, Пицель внимательно посмотрел на Неда выцветшими слезящимися глазами.
– Так, и на чём мы остановились? Ах да, вы спрашивали о лорде Аррене…
– Именно.
Нед деликатно пригубил ледяное молоко. Оно оказалось приятно холодным, но слишком сладким на его вкус.
– Сказать по правде, Десница с некоторого времени стал будто сам не свой, – продолжил Пицель. – На протяжении многих лет мы заседали с ним на советах вместе, и уже тогда можно было заметить некоторые знаки, но я списывал их на великое бремя, которое он так верно нёс всё это время. На его широкие плечи была возложена вся тяжесть забот о государстве, и даже больше. Его сын постоянно болел, а леди была настолько удручена этим, что почти не отходила от мальчика. Подобное изнурило бы даже самого сильного мужчину, а ведь лорд Аррен был уже немолод. Немудрено, что он постоянно выглядел усталым и печальным. Так я думал тогда. Но теперь не вполне в этом уверен.
Пицель тяжело покачал головой.
– Что вы можете рассказать о его последней болезни?
Верховный мейстер развёл руками, продемонстрировав беспомощную скорбь.
– Однажды он пришёл ко мне и спросил об одной книге, всё такой же крепкий и здоровый, как всегда, но, как мне показалось, он был чем-то глубоко взволнован. На следующее утро его скрутило болью, он даже не смог подняться с постели. Мейстер Колмон предположил, что тот простудил себе желудок. Погоды стояли жаркие, и Десница часто пил холодное вино, чем мог испортить себе пищеварение. Когда слабость лорда Джон усилилась, я занялся им лично. Но боги не даровали мне сил, чтобы его спасти.
– Слышал, вы прогнали мейстера Колмона?
Верховный мейстер утвердительно кивнул: голова его неторопливо описала широкую дугу, словно сползающий с горы ледник.
– Совершенно верно. И боюсь, леди Лиза никогда мне этого не простит. Может быть, я ошибся, но на тот момент мне казалось, что так будет лучше. Мейстер Колмон для меня как сын, и я никому не позволю усомниться в его высоких способностях, но он юн, а юность часто не способна постичь всю хрупкость немолодого тела. Он пытался поставить лорда Аррена на ноги с помощью перечного сока и совершенно несоразмерных доз слабительного, и я испугался, что таким образом он его убьёт.
– Лорд Аррен говорил что-нибудь в свои последние часы?
Пицель наморщил лоб.
– На последней стадии лихорадки Десница несколько раз выкрикивал имя «Роберт», но имел ли он в виду короля или собственного сына – я не могу сказать. Леди Лиза не позволяла мальчику заходить в комнату к отцу, опасаясь, что вид болезни произведёт на того ужасное впечатление. Но король пришёл и просидел у постели больного несколько часов, пытаясь разговорами и шутками поднять его дух. Смотреть на такое проявление искренней любви было очень тяжело.
– Больше ничего? Никаких последних слов?
– Когда стало ясно, что надежды больше нет, я дал Деснице выпить макового молочка, чтобы притупить его страдания. До того, как закрыть глаза в последний раз, он прошептал что-то королю и своей леди, а также благословил сына. «Семя крепкое», – расслышал я пару слов. Наконец, речь его стала слишком неразборчивой, чтобы можно было хоть что-то понять. Смерть не приходила за ним всю ночь, но к утру лорд Джон, наконец, почил. Больше он не заговаривал.
Нед сделал ещё один глоток молока, борясь с тошнотой от его нестерпимой сладости.
– Вам не показалось... ничего странного в том, как умер лорд Аррен?
– Странного? – старческий голос мейстера стал тихим, словно шёпот. – Нет, не могу сказать. Смерть была нелепой, без сомнения. Но вполне естественной. Какой бы смерть ни была, это вообще, самое естественное событие в нашей жизни, лорд Эддард. Джон Аррен ныне покоится с миром, сняв с себя, наконец, тяготившее его бремя.
– Насчёт болезни, поразившей его… Вы когда-нибудь сталкивались с чем-то подобным? Может быть, видели других таких же?
– Я служу верховным мейстером Семи Королевств уже почти сорок лет, – ответил Пицель. – Я служу под властью нашего доброго короля Роберта точно так же, как служил под властью его предшественника – Эйриса Таргариена, а до того – под властью отца Эйриса Джэйхериса Второго. Я даже успел застать несколько месяцев правления отца Джэйхериса – Эйгона Пятого Счастливого. Я повидал больше болезней, чем способен сейчас даже вспомнить, милорд. Уверяю вас: каждый случай по своему уникален и не похож на прочие. Смерть лорда Джона не более необычна, чем многие-многие другие.
– Его жена полагает иначе…
Верховный мейстер кивнул.
– Да, я помню, что вдова – родная сестра вашей благородной супруги. Простите старика за грубость, но я скажу прямо: горе способно помрачить даже самый сильный и дисциплинированный ум, коим леди Лиза никогда не отличалась. После того, как её последний ребёнок родился мёртвым, она стала пугаться любой тени, а смерть мужа окончательно её подкосила.
– Так вы совершенно уверены, что Джона Аррена убила внезапная болезнь?
– Уверен, – ответил Пицель веско. – А что его ещё могло убить, мой добрый лорд, если не болезнь?
– Яд, – тихо предположил Нед.
Сонные глаза Пицеля широко распахнулись. Пожилой мейстер тревожно заёрзал в кресле.
– Неслыханное предположение. У нас здесь не Вольные Города, где такие случаи в порядке вещей. Верховный мейстер Эйтельмур писал, что все люди носят убийства в своих сердцах, но при этом отравители не заслуживают даже презрения. – Мейстер помолчал с минуту, размышляя. – То, что вы предположили, милорд, конечно возможно, но, по моему мнению, маловероятно. Любой, даже самый захудалый, мейстер разбирается в простых ядах, а я не обнаружил у лорда Аррена никаких признаков отравления. К тому же Десницу любили все. Что за чудовище в человеческом обличье осмелилось бы убить настолько благородного лорда?
– Я слышал, что яд – это оружие женщин.
Пицель задумчиво пригладил бороду.
– Да, так говорят. Что это оружие женщин, трусов… и евнухов. – Старик прочистил горло и выкашлял на тростник большой ком слизи. Сидящий в клетке над их головами ворон громко каркнул. – Вы знали, что лорд Варис родился рабом в Лиссе? Никогда не доверяйте паукам, милорд.
Собственно, это было всё, о чём Нед хотел спросить. Свежая информация о Варисе заставила его похолодеть.
– Я этого не забуду, мейстер. И спасибо за помощь. Я уже достаточно отнял у вас времени.
Он встал. Верховный мейстер Пицель медленно поднялся с кресла и сопроводил Неда к двери.
– Надеюсь, моя помощь успокоила вас до известной степени. Если понадобится что-то ещё, чем могу быть полезен – только спросите.
– Только одно… – сказал Нед. – Было бы весьма любопытно взглянуть на ту книгу, которую вы одолжили Джону за день до его смерти.
– Боюсь, вы не найдёте там ничего интересного, – ответил Пицель. – Это довольно тяжеловесное сочинение верховного мейстера Маллеона, описывающее родословные великих Домов.
– Всё же, я хотел бы её посмотреть.
Старик открыл дверь.
– Как пожелаете. Она у меня где-то здесь. Как только найду, я тотчас прикажу отнести её в ваши покои.
– Это было бы в высшей степени любезно, – ответил Нед. Затем, как бы между прочим, спросил: – Ещё один вопрос, если не возражаете. Вы упомянули, что король находился у постели лорда Аррена в момент его смерти. Интересно, была ли рядом с ним королева?
– Зачем же? Нет, – ответил Пицель. – Она с детьми в это время была в поездке в Кастерли Рок, сопровождаемая своим отцом. Ранее лорд Тайвин со свитой прибыл в город на турнир в честь именин принца Джоффри. Вне всякого сомнения, он надеялся, что венок победителя достанется его сыну Джейме, но был весьма разочарован. Именно мне выпала скорбная обязанность послать королеве весть о скоропостижной кончине лорда Аррена. Никогда ещё мне не доводилось отправлять птицу с таким тяжёлым сердцем.
– Чёрные крылья – чёрные вести… – пробормотал Нед. Этой поговорке его научила Старая Нэн, когда он был ещё ребёнком.
– Да, так говорят торговки рыбой, – согласился верховный мейстер Пицель, – но мы с вами знаем, что бывает и по-другому. Когда птица мейстера Лювина доставила весть о вашем Бране, каждое искреннее сердце в замке возрадовалось, не так ли?
– Как скажете, мейстер.
– Боги милостивы. – Пицель склонил голову. – Заходите ко мне в любое время, лорд Эддард. Всегда буду рад служить.
«Да, – подумал Нед, когда дверь за ним захлопнулась, – но кому?»
Возвращаясь обратно в свои покои, на винтовой лестнице Башни Десницы он встретил дочь. Арья стояла на одной ноге и размахивала руками, пытаясь удержать равновесие. От грубого камня босые ноги уже стёрлись до мозолей. Нед остановился и посмотрел на неё.
– Арья, что ты делаешь?
– Сирио говорит, что водный плясун может стоять на одном пальце много часов.
Она резко махнула руками, чтобы не упасть. Нед улыбнулся.
– На каком пальце? – шутливо спросил он.
– На любом, – ответила Арья, раздосадованная вопросом.
Опасно пошатнувшись, она перепрыгнула с правой ноги на левую, но сумела удержаться.
– Обязательно тренироваться прямо тут? – спросил Нед. – Падать до низа лестницы далеко и больно.
– Сирио говорит, что водный плясун никогда не падает. – Она опустила ногу и встала нормально. – Отец, Бран теперь приедет жить к нам?
– Нескоро, милая, – ответил он. – Ему ещё надо восстановить силы.
Арья прикусила губу.
– А кем он станет, когда вырастет?
Нед опустился рядом с ней на колено.
– У него ещё есть много лет, чтобы подумать об этом, Арья. Пока достаточно того, что он будет жить.
…В ту ночь, когда прилетел ворон из Винтерфелла, Эддард Старк отвёл дочерей в богорощу замка, представлявшую собой участок у реки, заросший вязом, ольхой и тополем. В сердце рощи возвышался великий дуб, чьи древние ветви были опутаны дымной лозой. Они выразили благодарность богам, встав на колени перед ним так, словно это было чар-древо... Санса уснула сразу же, как только взошла луна, Арья несколькими часами позже, долго проворочавшись перед сном на траве под плащом Неда. Сам же он остался бодрствовать всю ночь напролёт. Как только город осветили первые лучи рассвета, по всей поляне, на которой спали девочки, раскрылись тёмно-красные цветки драконьего вздоха.
– Я видела во сне Брана, – прошептала тогда Санса. – Он улыбался...
– …Он хотел быть рыцарем, – сказала теперь Арья, – рыцарем Королевской Гвардии. Он всё ещё может им стать?
– Нет, – ответил Нед. Он не видел смысла в том, чтобы ей врать. – Но однажды он сможет стать лордом собственного замка и занять место в Королевском Совете. Он сможет строить крепости, как Брандон Строитель или повести корабль через Закатное море, или принять веру вашей матери и стать Верховным Септоном.
«Но он никогда снова не пробежится рядом со своим волком, – подумал он с невыразимой тоской. – И никогда не ляжет с женщиной, и не сможет подержать в руках своего собственного сына…»
Арья склонила голову набок.
– А я смогу стать королевским советником, строить замки или быть Верховным Септоном?
– Ты нет, – ответил Нед, нежно поцеловав дочь в лоб. – Ты выйдешь замуж за короля и будешь править его замком, а твои сыновья станут рыцарями, принцами и лордами, но кто-то из них, возможно, и Верховным Септоном.
Арья поморщилась.
– Нет, – ответила она, – это всё про Сансу.
Она приподняла правую ногу и продолжила своё занятие. Нед вздохнул и пошёл дальше.
Дойдя до покоев, он сдёрнул с себя пропитавшиеся потом шелка и вылил на голову холодной воды из таза, стоявшего у постели. Не успел он вытереть лицо, как в комнату зашёл Алин.
– Милорд, – сказал он. – Пришёл лорд Бейлиш и просит об аудиенции.
– Проводи его на террасу, – ответил Нед, надевая свежую льняную тунику – самую тонкую, какую только смог найти. – Я встречусь с ним немедленно.
Когда Нед зашёл, Мизинец восседал в кресле у окна и наблюдал, как внизу во дворе тренируются с мечами рыцари Королевской Гвардии.
– Ах, если бы ум у старого Селми был таким же скорым, как его меч, – проговорил он с притворной грустью, – заседания нашего Совета походили бы намного бодрее.
– Сэр Барристан – один из самых отважных и благородных людей в Королевской Гавани.
Нед всегда испытывал глубочайшее уважение к поседевшему от прожитых лет лорду-командующему Королевской Гвардией.
– И один из самых утомительных, – дополнил Мизинец. – Впрочем, предположу, что он весьма достойно выступит на турнире. В прошлом году сэр Барристан выбил из седла Пса, а четыре года назад даже стал победителем.
Но Эддарда Старка совершенно не интересовал вопрос о том, кто выиграет турнир.
– Вас привело ко мне желание насладиться видом из окна, лорд Петир, или есть что-то более существенное?
Мизинец улыбнулся.
– Я обещал Кэт помочь вам в вашем расследовании и… мне кое-что удалось.
Эта новость застала Неда врасплох. Что бы лорд Петир ни обещал, но заставить себя доверять ему Нед всё ещё не мог – уж слишком тот был хитёр.
– Вы что-то нашли?
– Кого-то, – поправил Мизинец. – Даже четырёх «кого-то», если быть точным. Вы не догадались расспросить слуг Десницы?
Нед нахмурился.
– Расспросил бы, если б мог. Леди Аррен увела всю свою дворню обратно в Орлиное Гнездо.
Лиза так ему ничем и не помогла. Все, кто имел доступ к её мужу, сбежали вместе с ней: мейстер Джон, стюард, капитан стражи, рыцари и даже домашняя прислуга.
– Почти всю дворню, – заметил Мизинец, – но не всех. Кое-кто остался: беременная кухарка, поспешно вышедшая замуж за одного из конюхов лорда Ренли, помощник конюшего, вступивший в городскую стражу, виночерпий, выгнанный со службы за воровство, а также – оруженосец лорда Аррена.
– Его оруженосец?!
Это была приятная неожиданность. Оруженосцы часто бывают в курсе всех тайных дел своих господ.
– Сэр Хью из Долины, – назвал имя Мизинец. – После смерти лорда Аррена король посвятил мальчика в рыцари.
– Я пошлю за ним, – ответил Нед, – и за остальными тоже.
Мизинец поморщился.
– Милорд, подойдите к окну, если вам не трудно.
– Зачем?
– Подойдите, я кое-что покажу, милорд.
Нахмурившись, Нед пересёк комнату и подошёл к нему. Петир Бейлиш небрежно махнул рукой.
– Вон там, видите? На той стороне двора, на ступенях у двери в оружейную сидит на корточках мальчик и точит меч.
– И что?
– Это осведомитель Вариса. Паук проявляет большой интерес к вам и вашим делам. – Мизинец немного подвинулся. – А теперь взгляните на стену… Ещё дальше – западнее, над конюшнями… Видите там стражника, скучающего у бастиона?
Нед разглядел воина.
– Ещё один шептун евнуха?
– Нет, этот служит королеве. Обратите внимание, какой отличный оттуда открывается вид на вход в вашу башню – можно заметить любого, кто к вам заходил. Есть и другие соглядатаи, неизвестные даже мне. В Красном Замке полно глаз. Неужели вы не поняли, зачем я прятал Кэт в борделе?
Эддарду Старку были не по душе все эти интриги.
– Седьмое пекло, – выругался он.
Действительно, если приглядеться, то можно было заметить, что мужчина со стены пристально наблюдал за ним. Почувствовав себя неуютно, Нед отодвинулся от окна.
– Неужели в этом проклятом городе нет ни одного, кто бы не был чьим-нибудь доносчиком?
– Ну почему? – ответил Мизинец и принялся загибать пальцы, – Есть я, вы, король… хотя, если подумать, король слишком многое рассказывает королеве, и… я не вполне уверен в вас. – Лорд Петир поднялся. – Найдётся ли у вас на службе человек, которому вы могли бы довериться всецело и безоговорочно?
– Да, – ответил Нед.
– В таком случае, у меня есть восхитительный дворец в Валирии, который я с радостью вам уступлю, – сказал Мизинец с насмешливой улыбкой. – Более мудрым ответом с вашей стороны было бы сказать «нет», милорд, но что есть, то есть. Пошлите вашего «золотого» человека за сэром Хью и остальными. Не надейтесь, что ваши собственные дела останутся незамеченными, но следить час за часом, день за днём сразу за всеми вашими слугами – таких возможностей нет даже у Вариса.
И он пошёл на выход.
– Лорд Петир, – окликнул его Нед. – Я… благодарен вам за вашу помощь. Возможно, мне не стоило не доверять вам.
Мизинец провёл рукой по своей маленькой заострённой бородке.
– Вы плохо учитесь, лорд Эддард. Не доверять мне – было самым мудрым вашим решением с тех пор, как вы расседлали здесь коня.

Читать главу 24. Бран... / Читать главу 26. Джон...

Tags: Игра престолов, переводы
Subscribe
promo nehoroshy august 3, 2015 02:50 45
Buy for 10 tokens
"Игра престолов" Джордж Р.Р. Мартин Перевод Максима Сороченко Пролог – …Пора возвращаться, – настаивал Гаред, – одичалые мертвы. Лес постепенно окутывали сумерки. – Ты боишься покойников? – спросил сэр Уэймар Ройс, с едва заметным намёком на улыбку. Гаред не поддался на…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments