"Игра престолов": сокрытое в листве (nehoroshy) wrote,
"Игра престолов": сокрытое в листве
nehoroshy

"Игра престолов". Глава 30. Эддард (часть 1)

"Игра престолов"
Джордж Р.Р. Мартин
Перевод Максима Сороченко

Глава 30. Эддард (часть 1)




– ...Я сам отстоял для него последнюю службу, – сказал сэр Барристан Селми, глядя на тело, лежащее в повозке. – Он был здесь совсем один. Говорят, у него осталась мать, но она в Долине…
В предрассветных сумерках могло показаться, что юный рыцарь всего лишь заснул. Он не отличался особой красотой, но смерть слегка разгладила грубые черты лица. Молчаливые Сестры одели его в лучшую бархатную тунику с высоким воротником, скрыв разорванное копьём горло. Эддард Старк смотрел на него и думал, что, возможно, он сам стал невольной причиной этой смерти. Знаменосец Ланнистера убил юношу до того, как Нед успел с ним поговорить – случайно ли? Скорее всего, он уже никогда об этом не узнает…
– Хью четыре года служил оруженосцем у Аррена, – сказал Селми. – В память о Джоне, король до своего отъезда на север посвятил его в рыцари. Парень страстно мечтал об этом, но, боюсь, был не совсем готов…
Нед плохо спал сегодня, поэтому чувствовал себя слишком уставшим для своего возраста.
– Никто не бывает к этому готов, – ответил он.
– К рыцарству?
– К смерти.
Нед осторожно прикрыл мальчика плащом – окровавленным куском материи, обшитым по краям лунными серпами. Когда его мать спросит, ради чего погиб её сын, ей расскажут, что во славу Королевской Десницы Эддарда Старка. От этой мысли на душе стало ещё тяжелее…
– Такого происходить не должно. Война – это не игра.
Нед обернулся к женщине, стоявшей возле повозки. Она была так плотно закутана в серое, что из-под одежды виднелись одни только глаза. Молчаливые сёстры подготавливали тела к похоронам, а смотреть на лики смерти считалось пагубным.
– Отправьте его доспехи в Долину. Мать наверняка захочет их получить.
– Они довольно дорогие, – сказал сэр Барристан. – Мальчик заказал их специально для турнира. Простая работа, но добротная. Даже не знаю, успел ли он расплатиться с кузнецом…
– Он расплатился вчера, милорд, и довольно дорого, – ответил Нед и обратился к молчаливой сестре: – Отправьте доспехи его матери. А с кузнецом я разберусь сам.
Женщина кивнула.
Закончив с распоряжениями, сэр Барристан и Нед пошли к королевскому шатру. Лагерь постепенно просыпался. Жирные колбасы шипели и скворчали над огнём, наполняя воздух ароматами чеснока и перца. Юные оруженосцы суетливо исполняли утренние поручения, в то время как их сеньоры только просыпались, зевая и потягиваясь. Наступал новый день.
Какой-то слуга с гусём под мышкой сразу преклонил колени, как только заметил, что попался им на глаза.
– Милорды… – пробормотал он, в то время как гусь гоготал и щипал его за пальцы.
По гербам на щитах, выставленных снаружи, можно было сразу понять, кто занимает тот или иной шатёр: здесь был серебряный орёл Сигарда, соловьи Брайса Карона, виноградные гроздья Редвинов, а также пятнистый кабан, красный бык, горящее дерево, белый баран, тройная спираль, пурпурный единорог, танцующая девушка, чёрная гадюка, башни-близнецы, большая рогатая сова, и наконец – чисто белые щиты Королевской Гвардии, ярко сверкавшие в лучах восходящего солнца.
– Король выразил желание принять участие в общей схватке, – сообщил сэр Барристан.
Они прошли мимо щита сэра Меррина, на котором красовалась глубокая грязная отметина, нанесенная копьём Лораса Тирелла в тот момент, когда он выбил сэра Меррина из седла.
– Да уж, – ответил Нед угрюмо.
Джори уже приходил к нему ночью с этой вестью. Немудрено, что после этого стало не до сна.
Сэр Барристан выглядел обеспокоенным.
– Говорят, ночные красоты меркнут с рассветом, а плоды возлияний отвергают с первыми лучами солнца.
– Говорят, – согласился Нед, – но явно не про Роберта.
Кто-то, может, и отказывается от слов, брошенных в пьяной браваде, но Роберт Баратеон был не таков – он всегда помнил всё, и никогда не менял решений.
Шатёр короля стоял у самой воды, окутанный, словно серым одеялом, в утренний туман, поднимающийся с реки. Пошитый из золотого шёлка, он был самым большим и величественным в лагере. У выхода, рядом с огромным железным щитом, украшенным рогатым оленем Дома Баратеонов, был выставлен напоказ боевой молот Роберта.
Нед надеялся, что застанет короля спящим пьяным сном, но удача была не на его стороне. Роберт уже пил пиво из полированного рога и громко рычал, выражая недовольство двумя юными оруженосцам, пытающимся застегнуть на нём доспехи.
– Ваша Светлость, – бормотал один из них, чуть не плача, – он слишком тесен, у меня не получается затянуть.
Пальцы его разжались, и латный воротник, который он безуспешно пытался пристроить на широкую шею Роберта, упал на землю.
– Седьмое пекло! – выругался Роберт. – Я что, должен это делать сам? Чтоб вас обоих! Поднимите. Не стой истуканом, Ланцель, подними!
Парень подскочил, и король только сейчас заметил Неда.
– Глянь на этих олухов, Нед. Моя жена настояла, чтобы я взял этих оруженосцев к себе, а толку от них – ноль. Лучше бы вообще ничего не делали. Не могут даже нормально одеть человека в доспехи. Оруженосцы ещё называются. А по мне так – просто свинопасы, разодетые в шелка.
Неду хватило одного взгляда, чтобы понять причину их затруднений.
– Мальчики не виноваты, – сказал он королю, – просто ты слишком толстый для этих доспехов, Роберт.
Роберт Баратеон одним большим глотком допил всё пиво, швырнул пустой рог на постель, застеленную шкурами, и вытер рот тыльной стороной ладони.
– Толстый? Толстый, ты сказал?? – мрачно спросил он. – Как ты смеешь так говорить со своим королем? – возопил Роберт и неожиданно расхохотался. – Проклятье, Нед, ну почему ты всегда оказываешься прав?
Оруженосцы нервно улыбнулись, и король обернулся к ним.
– Вы. Да, вы оба! Вы слышали Десницу. Король слишком толстый для этих доспехов. Идите и разыщите сэра Арона Сантагара. Скажите ему, что мне срочно нужен расширитель для нагрудника. Бегом! Чего опять застыли?!
Мальчики кинулись вон из шатра, толкая друг друга. Пока они не вышли, Роберт старательно выдерживал суровое выражение лица, но затем рухнул в кресло и разразился хохотом.
Сэр Барристан тихо рассмеялся, и даже Эддард Старк заставил себя улыбнуться, несмотря на мрачные мысли, которые одолевали его. Он не мог не обратить внимание на то, что оба оруженосца были красивыми, стройными и светловолосыми. Один из них, с длинными золотыми локонами, был возраста Сансы. Другой, лет пятнадцати, обладал волосами песочного цвета, над верхней губой его пробивались усики, а цветом изумрудно-зелёных глаз он напоминал королеву.
– Как бы я хотел увидеть сейчас лицо Сантагара! – сказал Роберт. – Надеюсь, он догадается отослать их к кому-нибудь ещё. Надо заставить их побегать весь день!
– Эти мальчики – Ланнистеры? – спросил Нед.
Роберт кивнул, утирая слёзы.
– Кузены. Сыновья брата лорда Тайвина. Одного из тех, кто вроде уже помер… Или ещё нет?.. Не могу вспомнить. У моей жены слишком огромное семейство, Нед.
«И очень честолюбивое», – подумал тот.
Нед не имел ничего против оруженосцев, но его беспокоило, что Роберта день и ночь окружали родственники королевы. Жадность Ланнистеров до постов и званий, по-видимому, не имела границ.
– Ходят слухи, что вы с королевой вчера сильно поссорились?
Улыбка на лице Роберта увяла.
– Женщина пыталась запретить мне участвовать в общей схватке. Теперь сидит в замке и дуется, будь она проклята. Твоя сестра никогда не стала бы меня так позорить.
– Ты плохо знал Лианну, Роберт, – ответил Нед. – Ты замечал её красоту, но не железный характер. Она бы первая сказала, что в схватках тебе делать нечего.
– И ты туда же? – нахмурился король. – Совсем ты скис, Старк. Слишком долго жил на севере и окончательно там заморозился. Но моя-то кровь еще кипит! – заявил он и ударил себя в грудь.
– Ты король, – напомнил Нед.
– Я сижу на этом проклятом железном стуле, потому что обязан. Неужели я не имею права на то, что любит любой мужчина? Глоток вина время от времени, вопящую девку в постель, скачущего коня под седалище. Седьмое пекло, Нед, я хочу кого-нибудь побить!
Сэр Барристан Сэлми вмешался в разговор.
– Ваша Милость, – сказал он, – не подобает королю участвовать в общей схватке, так как честного состязания всё равно не получится. Кто осмелится вас ударить?
Роберт искренне изумился.
– Проклятье! Да любой из них! Если сможет. И тот последний, кто выстоит все схватки…
– …окажется тобой, – закончил за него Нед. Он сразу понял, что Селми попал в точку. Опасность схваток только разогревала страсть Роберта, но здесь была задета гордость. – Сэр Барристан прав. Во всех Семи Королевствах не найдётся ни одного человека, который осмелился бы разгневать короля, причинив ему боль.
Роберт поднялся, побагровев.
– Вы хотите сказать, эти напыщенные трусы позволят мне победить?
– Вне всяких сомнений, – уверил его Нед.
Сэр Барристан Сэлми кивнул головой, безмолвно выражая согласие.
В одно мгновение Роберт рассвирепел так, что потерял дар речи. Он прошёл через весь шатёр, развернулся и пошёл обратно. Потемневшее лицо его пылало от гнева. Он поднял с земли нагрудник и, не говоря ни слова, яростно швырнул его в Барристана Селми. Тот увернулся.
– Вон отсюда, – холодно сказал король. – Уходи, пока я тебя не убил.
Сэр Барристан быстро покинул шатёр. Нед последовал было за ним, но король его окликнул.
– Ты останься, Нед.
Нед повернулся к нему. Роберт поднял рог и наполнил доверху пивом из бочки, стоявшей в углу. Затем протянул его Неду.
– Пей, – резко сказал он.
– Но я не хочу пить…
– Пей! Король приказывает!
Нед взял рог и отпил. Темное густое пиво оказалось таким крепким, что на глаза навернулись слёзы. Роберт сел.
– Будь ты проклят, Нед. Ты и Джон Аррен. Я любил вас обоих, но что вы со мной сделали? Кто-то из вас должен был стать королем – ты или Джон.
– У вас было больше прав на трон, Ваша Милость.
– Я велел тебе пить, а не спорить. Проклятье! Раз уж ты сделал меня королём, постарайся, по крайней мере, быть почтительным и слушай, о чём я говорю. Посмотри на меня, Нед. Глянь, во что я превратился, сидя на троне. Слишком толстый, чтобы влезть в свои собственные доспехи… Боги, как я вообще мог до такого докатиться?
– Роберт…
– Заткнись и пей! Сейчас король говорит! Клянусь тебе, насколько я чувствовал себя живым тогда, когда бился за этот трон, настолько же мёртвым стал, когда его завоевал. Ещё и эта Серсея… Спасибо за неё Джону Аррену. Я же не хотел жениться после того, как у меня отобрали Лианну, но Джон убедил, что государство нуждается в наследниках. Серсея Ланнистер станет хорошей партией, говорил он мне. Такой брак породнит меня с лордом Тайвином, а это полезно, если Визерис Таргариен вдруг попытается отвоевать трон своего отца. – Король помотал головой. – Я очень любил старика, клянусь тебе, но теперь мне кажется, что он был глупее Лунтика. О да, Серсея красива внешне, но она такая холодная!.. Она так бережёт свою п…ду, будто прячет там всё золото Утёса Кастерли. Слушай, давай сюда пиво, если не хочешь пить. – Он взял рог и выпил одним залпом. Затем отрыгнул и отёр рот. – Прости меня за девочку, Нед. Правда. Я про ту волчицу. Мой сын лгал, я знаю. Я готов заложить за это душу. Но он мой сын… Ты же любишь своих детей, да?
– Всем сердцем, – ответил Нед.
– Раскрою тебе небольшой секрет, Нед. Я постоянно мечтаю о том, чтобы отказаться от этой короны. Вот так взять и нанять корабль до Вольных Городов, прихватить с собой коня и молот, и провести остаток жизни, воюя и огуливая шлюх. Я был рождён для этого. «Король-наёмник», – прозвали бы меня певцы. И знаешь, что меня останавливает? Мысль о Джоффри на троне. И о Серсее, стоящей рядом и нашептывающей ему всякое… Мой сын… Как у меня мог родиться такой сын, Нед?
– Он ещё мальчик, – ответил Нед, ощутив неловкость. Ему не нравился принц Джоффри, но он услышал затаённую боль в словах Роберта. – Ты, наверное, уже забыл, каким диким был в его возрасте?
– Я б не переживал, если бы он был диким, Нед. Но ты его не знаешь так, как знаю я. – Король вздохнул и помотал головой. – А, может, ты и прав. Я часто приводил Джона в отчаяние, но ведь потом вырос и стал хорошим королём… – Роберт посмотрел на безмолвствующего Неда и нахмурился. – Между прочим, сейчас бы ты мог со мной и согласиться.
– Ваша Милость… – начал Нед осторожно.
Роберт хлопнул Неда по спине.
– Просто скажи, что я король лучше, чем Эйрис, и этого будет достаточно. Ты никогда не умел врать – ни ради любви, ни ради чести, Нед Старк. Я ещё молод, и теперь, когда ты рядом со мной, всё изменится. Мы сделаем так, что моё правление станут воспевать, а проклятые Ланнистеры отправятся в пекло! Поджаренным беконом пахнет… Как думаешь, кто сегодня победит? Видал мальца Мейса Тирелла? Его прозывают Рыцарем Цветов. Таким сыном мог бы гордиться каждый. Это он на прошлом турнире надрал Цареубийце его золочёную задницу. Ты бы видел выражение лица Серсеи в этот момент! Я хохотал так, что чуть бока не надорвал. Ренли сказал, что у него есть сестра четырнадцати лет – прекрасная, как утренний рассвет…
Они позавтракали за козловым столом у берега реки чёрным хлебом, варёными гусиными яйцами и рыбой, поджаренной с луком и беконом. Королевская меланхолия улетучилась вместе с утренним туманом, и вскоре его поглотили теплые воспоминания об утренних завтраках в Орлином Гнезде и о тех временах, когда они были ещё детьми.
– …Помнишь, как Джону привезли целую бочку апельсинов? – говорил он, поедая апельсин. – Правда, все они успели сгнить, и я швырнул один через стол прямо в нос Дакксу. А Редфорт, оруженосец такой весь в оспинах, помнишь? Он кинул в меня свой, и, прежде чем Джон успел опомниться, апельсины уже летали туда-сюда по всему Высокому залу.
Роберт оглушительно расхохотался, и даже Нед улыбнулся, вспомнив былое.
Вот он, тот парень, с которым они росли когда-то вместе, подумал Нед, – всё тот же старый добрый Роберт Баратеон, которого он знал и любил. Если удастся доказать, что за нападением на Брана стоят Ланнистеры, и что Джона Аррена убили именно они, то старый друг его выслушает. Серсея падёт, а вслед за ней и Цареубийца. И если лорд Тайвин попытается поднять на западе мятеж, то Роберт сокрушит его точно так же, как сокрушил Рэйгара Таргариена на Трезубце. Это было совершенно ясно.
Таких изысканных завтраков Эддарду Старку не доводилось вкушать уже давно, поэтому немудрено, что он улыбался всё чаще и искренней. Наконец, подошло время для возобновления турнира.
Нед прошёл вместе с королём к арене для конных поединков. Он обещал Сансе, что они посмотрят заключительные схватки вместе. Септа Мордейн сегодня приболела, а дочь во что бы то ни стало хотела увидеть окончание турнира. Проводив взглядом Роберта, ушедшего на свое место, Нед отметил для себя, что Серсея Ланнистер так и не появилась – кресло, стоящее рядом с королевским, сегодня пустовало. Это вселяло ещё большую надежду.
Нед протолкался через толпу зрителей туда, где уже сидела его дочь. И только он добрался до своего места, как раздались звуки горнов, возвещавших о начале первой рыцарской дуэли второго дня турнира. Санса была настолько поглощена зрелищем, что даже не заметила, как он подошёл.
Сандор Клиган на арену выехал первым. На нём были доспехи пепельно-серого цвета, покрытые оливково-зелёным плащом. Других украшений, кроме плаща и шлема в виде собачьей головы, он не носил.
– Ставлю сотню золотых драконов на Цареубийцу, – громко объявил Мизинец, как только на арене появился Джейме Ланнистер на элегантном породистом гнедом жеребце. Конь был покрыт попоной из позолоченной кольчуги, да и сам Джейме весь сверкал с головы до пят. Даже копьё его было сделано из золотого дерева Летних Островов.
– Принимаю, – тут же откликнулся лорд Ренли. – Сегодня Пёс выглядит очень голодным до драки.
– Даже голодные псы прекрасно знают, что не стоит кусать кормящую руку, – неприветливо ответил Мизиниц.
Сандор Клиган опустил забрало шлема, громко лязгнув железом, и занял исходную позицию. Сэр Джейме послал воздушный поцелуй какой-то женщине из простолюдинок, изящно закрыл своё забрало и отъехал к противоположному концу арены. Рыцари встали друг напротив друга и взяли копья наперевес, изготовившись для атаки.
Нед Старк не пожелал бы ничего иного, кроме как увидеть, как проиграют оба, но Санса глядела во все глаза в явном волнении. Кони стронулись с места, сразу же перейдя в галоп, и возведенные на скорую руку трибуны задрожали. Пёс наклонился вперёд, направив в цель слегка покачивающееся копьё, но Джейме искусно уклонился за мгновение до удара. Наконечник копья Клигана бессильно скользнул по золотому щиту со львом, в то время как копьё Цареубийцы попало точно туда, куда надо. Дерево затрещало, и Пёс пошатнулся, изо всех пытаясь удержаться в седле. Санса охнула. Толпа простолюдинов взорвалась одобрительными возгласами.
– Я уже начинаю думать, как потрачу ваши деньги, лорд Ренли, – сказал Мизинец.
Пёс удержал равновесие. Он рывком развернул коня и поскакал по арене на исходную позицию, готовясь к следующей атаке. Джейме Ланнистер выкинул сломанное копьё и взял новое, успев обменяться шутками с оруженосцем. Пришпорив коня, Пёс бросил его в яростный галоп. Ланнистер поскакал ему навстречу. Джейме попытался повторить манёвр с уклонением, но в этот раз Сандор Клиган наклонился одновременно с ним. Оба копья сломались разом, и, прежде чем мелкие щепки успели осесть на землю… гнедой жеребец уже мчался без седока по направлению к зелёной травке, а Джейме Ланнистер валялся в грязи всё в тех же золотых, но уже слегка помятых доспехах.
– Я знала, что Пёс победит, – сказала Санса.
Мизинец повернулся к ней.
– Если вам ещё и известно, кто победит в следующей схватке, то скажите прямо сейчас – до того, как лорд Ренли разорит меня дотла, – попросил он.
Нед улыбнулся.
– Жаль, что с нами нет Беса, – ответил лорд Ренли. – Тогда я бы выиграл дважды.
Джейме Ланнистер поднялся на ноги и попытался снять шлем. Украшенный львом шлем при падении развернулся и получил вмятины, поэтому слезать с головы никак не хотел. Простолюдины улюлюкали и тыкали пальцами, лорды и леди безуспешно старались сдержать тихие смешки, а громче всех, как заметил Нед, хохотал сам король Роберт. В конце концов, ослеплённого и спотыкающегося Льва Ланнистера увели к кузнецу.
Наконец, на исходную позицию встал сэр Грегор Клиган. Это был самый огромный человек из всех, кого Эддарду Старку когда-либо доводилось встречать. Роберт Баратеон и его братья были довольно высокого роста, как и Пёс. А слабоумный конюх Винтерфелла по имени Ходор был ещё выше, но, по сравнению с рыцарем по прозвищу «Скачущая Гора», даже он казался мелким. Ростом Гора был почти в восемь футов(1), у него были широчайшие плечи и руки толщиной со стволы небольших деревьев. Боевой конь, которого оседлал полностью закованный в железо рыцарь, казался маленьким пони, а копье в его руках выглядело как ручка от метлы.
В отличие от брата, сэр Грегор никогда не жил при дворе. Это был нелюдимый человек, почти не покидавший свои земли, и делавший исключение только для войн и турниров. Когда пала Королевская Гавань, он, будучи свежеиспечённым рыцарем семнадцати лет, находился в войске лорда Тайвина. Уже тогда Грегор впечатлял своим ростом и чудовищной жестокостью. Поговаривали, что именно он разбил о стену череп младенцу Эйгону Таргариену, и совсем уже тихо шептали, что сразу после того он изнасиловал его мать, дорнийскую принцессу Элию, а потом вонзил в неё меч. Понятно, что при самом Грегоре об этом старались не упоминать.
Нед Старк не мог вспомнить, чтобы хоть раз разговаривал с ним, хотя Грегор принимал непосредственное участие в подавлении мятежа Бейлона Грейджоя – будучи одним из тысяч прочих рыцарей. А теперь он смотрел на него с тревогой. Нед редко обращал внимание на слухи, но те вещи, которые рассказывали о сэре Грегоре, были поистине страшными. Гора вскоре должен был жениться в третий раз, и некоторые из ужасных слухов касались судьбы предыдущих его жён. Рассказывали, что в мрачной цитадели Клигана бесследно пропадали слуги, и даже собаки боялись заходить в зал. Рассказывали о его сестре, умершей в юном возрасте при странных обстоятельствах, а также об огне, изуродовавшем его брата, и о несчастном случае на охоте, ставшем причиной смерти их отца. Грегор унаследовал замок, золото и все фамильные земли. Младший брат Сандор в тот же день покинул отчий дом и поступил на службу к Ланнистерам в качестве присяжного мечника. Рассказывали, что домой он больше не возвращался никогда, даже на короткое время.
В этот момент показался Рыцарь Цветов, и по толпе пронёсся гул. Нед услышал взволнованный шёпот Сансы:
– Как он прекрасен!
Сэр Лорас Тирелл, стройный как тростинка, был одет в изумительные серебряные доспехи, отполированные до ослепительного сияния. На них сверкала филигрань в виде чёрной виноградной лозы, и виднелись крошечные синие незабудки. Простолюдины одновременно с Недом поняли, что цветы – это инкрустация из синих сапфиров, и из тысячи глоток одновременно вырвался восхищённый вздох. На плечах юноши тяжело лежал плащ, сотканный из похожих незабудок, но уже настоящих – сотни свежих цветов были нашиты на плотную шерстяную основу.
Рысак Лораса, не менее стройный, чем его наездник, оказался красивой серой кобылой беговой породы. Огромный жеребец Грегора громко заржал, учуяв её запах. Парень из Хайгардена слегка шевельнул ногами, и лошадь загарцевала бочком, как бы исполняя изящный танец. Санса вцепилась в руку Неда.
– Отец, не дай сэру Грегору его покалечить, – сказала она.
Нед посмотрел на дочь. К платью была приколота роза, которую накануне подарил ей сэр Лорас. О том, что здесь было вчера, он уже знал от Джори.
– Это турнирные копья, – ответил он. – При ударе они разбиваются в щепки, поэтому ими невозможно покалечить.
Но Нед тут же вспомнил про мертвого мальчика, лежащего в повозке под плащом с лунными серпами, и слова застряли у него в горле.
У сэра Грегора начались проблемы с конём. Жеребец ржал, перебирал копытами, тряс головой. Гора яростно пнул животное в бок кованым сапогом. Конь взвился на дыбы, едва не сбросив седока.
Рыцарь Цветов поприветствовал короля, отъехал к противоположному краю арены и опустив копьё, приготовился к схватке. Сэр Грегор, с трудом управляя поводьями, принудил коня встать на линию. Поединок начался внезапно. Жеребец Горы вдруг рванул с места и дико помчался вперёд тяжёлым галопом. Навстречу ему плавно, словно струящийся шёлк, скакала кобыла Тирелла. Сэр Грегор прикрылся щитом и выставил копьё вперёд, пытаясь удержать непокорного коня на линии, как вдруг рядом оказался Лорас. Рыцарь Цветов попал копьём точно в цель, и в одно мгновение Гора был повержен. Огромный сэр Грегор завалился на бок вместе с конём, придавив его своим весом, и на земле образовался спутанный клубок из стали и плоти.
Нед услышал аплодисменты, одобрительные возгласы, потрясённые вздохи, восхищённый шёпот, но явственнее всего – скрежещущий сиплый смех Пса. Рыцарь Цветов натянул поводья, остановив лошадь у самого края арены. Копьё его осталось целым. Сапфиры горели и переливались на солнце. Лорас поднял забрало шлема и улыбнулся. Простолюдины неистовствовали.
Оставшийся посреди арены сэр Грегор Клиган, наконец, выбрался из-под коня и встал на ноги, кипя от ярости. Он сорвал с головы шлем и швырнул его оземь. Лицо Грегора стало тёмным от бешенства, волосы упали на глаза.
– Меч! – коротко приказал он оруженосцу, и мальчик немедленно подбежал к нему с оружием.
Жеребец встал на ноги вслед за хозяином.
Грегор Клиган убил коня одним свирепым ударом, наполовину перерубив шею животному. Восторженные возгласы немедленно сменились криками ужаса. Жеребец издал предсмертный хрип, и ноги его подкосились. Грегор, уже не обращая на него внимания, широко шагал по арене прямо к сэру Лорасу Тиреллу с окровавленным мечом в руке.
– Остановите его! – крикнул Нед, но голос его потонул в рёве толпы.
Вокруг стоял сплошной крик, и только Санса молча плакала.
Всё случилось очень быстро. Рыцарь Цветов потребовал меч, но сэр Грегор смёл оруженосца Тирелла в сторону и схватил рукой за поводья. Кобыла почуяла запах крови и встала на дыбы. Лорас чуть не упал, но сумел удержаться. Размахнувшись двуручным мечом, Сэр Грегор нанёс сокрушительный удар юноше в грудь, и вышиб его из седла. Испуганная лошадь рванула в сторону, а сэр Лорас замер в грязи, оглушённый. Грегор уже поднял меч, чтобы добить упавшего, как вдруг раздался скрежещущий голос:
– Отойди от него…
…И рука в железной перчатке отвела занесённый меч в сторону.
В безмолвной ярости Гора развернулся и описал длинным мечом смертоносный полукруг, вложив в удар всю свою чудовищную силу. Пёс отбил удар и в ту же секунду оба брата принялись молотить друг друга, что есть мочи. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем оцепеневшего Лораса Тирелла удалось отвести на безопасное расстояние. Трижды Нед видел, как сэр Грегор намеренно наносит страшные удары прямо в песьеголовый шлем, в то время как Сандор ни разу не направил меч в незащищённое лицо брата.
Конец дикой драке положил голос короля, вернее – голос короля и двадцать мечей. Джон Аррен всегда говорил им, что нет ничего важнее для командира, чем обладание мощным громогласным голосом, который способен перекрыть звуки боя. В справедливости этих слов Роберт лично убедился на Трезубце. Применил свой голос он и сейчас.
– ПРЕКРАТИТЬ ЭТО БЕЗУМИЕ! – прогрохотал король. – ИМЕНЕМ ВАШЕГО КОРОЛЯ!
Пёс немедленно опустился на одно колено. Меч сэра Грегора вспорол воздух, и только тут он, наконец, пришёл в себя. Гора откинул от себя оружие и угрюмо уставился на Роберта. Вокруг них уже собралась Королевская Гвардия, дюжина рыцарей и несколько городских стражников. Ни слова ни говоря, сэр Грегор развернулся и широким шагом пошёл прочь, задев плечом Барристана Селми.
– Пусть идет, – приказал Роберт, и всё закончилось.
– Пёс стал победителем? – спросила Санса Неда.
– Нет, – ответил он ей. – Будет ещё один финальный поединок – между Псом и Рыцарем Цветов.
Но, в конечном счёте, Санса оказалась права. Спустя минуту на поле вновь появился сэр Лорас Тирелл, уже переодетый в простой льняной дублет, и подошёл к Сандору Клигану.
– Вы спасли мою жизнь, и теперь я ваш должник. Этот день принадлежит вам по праву, сэр!
– Я не сэр, – ответил ему Пёс, но в остальном отрицать не стал.
Сандор принял победу, главную награду турнира, и, возможно впервые в жизни, ощутил на себе любовь простолюдинов. Когда он уходил с арены к своей палатке, толпа провожала его аплодисментами.
__________________________
1) Около 240 см (прим. пер.)


Читать главу 29. Санса... / Читать главу 30. Эддард (часть 2)...


Tags: Игра престолов, переводы
Subscribe
promo nehoroshy august 3, 2015 02:50 45
Buy for 10 tokens
"Игра престолов" Джордж Р.Р. Мартин Перевод Максима Сороченко Пролог – …Пора возвращаться, – настаивал Гаред, – одичалые мертвы. Лес постепенно окутывали сумерки. – Ты боишься покойников? – спросил сэр Уэймар Ройс, с едва заметным намёком на улыбку. Гаред не поддался на…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment