"Игра престолов": сокрытое в листве (nehoroshy) wrote,
"Игра престолов": сокрытое в листве
nehoroshy

"Игра престолов". Глава 30. Эддард (часть 2)

"Игра престолов"
Джордж Р.Р. Мартин
Перевод Максима Сороченко

Глава 30. Эддард (часть 2)


Затем Нед с Сансой направились к площадке для стрельбы из лука. По дороге к ним присоединились Мизинец, лорд Ренли и несколько других членов двора.
– Тирелл не мог не знать, что у кобылы течка, – заметил Мизинец. – Уверен, парень всё это спланировал заранее. Грегор всегда выбирает огромных, вспыльчивых жеребцов с характером вместо мозгов.
Казалось, Мизинца это веселило. В отличие от сэра Барристана Селми.
– Такие трюки бесчестны, – сухо ответил старик.
– Бесчестие в обмен на двадцать тысяч золотых, – улыбнулся лорд Ренли.
Во второй половине дня парень по имени Энгай – никому не известный простолюдин из Дорнийского приграничья – победил в стрельбе из лука, одолев сэра Балона Сванна и Джалабара Ксо на сотне шагов, после того, как все остальные участники отсеялись на гораздо более коротких дистанциях. Нед послал Алина поговорить с ним и предложить место в личной охране Десницы, но парень, будучи уже опьяненным вином, внезапной победой и неожиданно свалившимся на него богатством, отказался.
Общая схватка продолжалась примерно три часа. В ней приняли участие около сорока мужчин – вольные всадники, бродячие рыцари, свежеиспечённые оруженосцы, – в общем, все те, кто искал быстрой славы. Несмотря на то, что пользоваться можно было только затупленным оружием, схватка очень быстро превратилась в хаос из грязи и крови. Дерущиеся объединялись в маленькие группы и бились совместно, потом друг против друга. Альянсы объединялись и распадались до тех пор, пока не остался только один. Победителем стал красный жрец Торос Миррский – безумец, бривший голову наголо и дравшийся пылающим мечом. Он уже и раньше побеждал в этом состязании – его пылающий меч пугал коней соперников, в то время как сам Торос не боялся ничего. Итогом схватки стали три сломанные конечности, одна ключица, дюжина разбитых пальцев, а также две покалеченные лошади, которых пришлось добить. Многочисленные порезы, вывихи и синяки никто даже не считал. Нед ещё раз порадовался тому, что Роберт участия в этом не принял.
Вечером за ужином у Эддарда Старка появилось ещё больше поводов для надежды: Роберт был в добром расположении духа, много шутил, Ланнистеры куда-то пропали, и даже дочери Неда вели себя сегодня хорошо. Джори привел Арью присоединиться к ним, и Санса разговаривала с сестрой вполне благожелательно.
– Турнир был просто великолепен! – восхищённо рассказывала она. – Зря ты не пришла. Как там твои уроки танцев?
– Я вся в синяках! – ответила счастливая Арья и с гордостью продемонстрировала огромный бордовый кровоподтёк на ноге.
– Должно быть, ты очень плохо танцуешь, – озабоченно заметила Санса.
Позже, когда Санса ушла слушать хор певцов, исполнявший сложный цикл взаимопереплетённых баллад под общим названием «Танец Драконов», Нед сам осмотрел ногу дочери.
– Надеюсь, Форель не слишком жесток с тобой? – спросил он.
Арья вскочила на одну ножку. Упражнение давалось ей уже легче, чем раньше.
– Сирио говорит, что каждая боль – это урок. А каждый урок делает нас лучше.
Нед нахмурился. У Сирио Фореля была безупречная репутация, и текучий браавосский стиль, который он преподавал, как нельзя лучше подходил для тонкого клинка Арьи, но всё же… Несколько дней назад она бродила повсюду, повязав на глаза ленту из чёрного шёлка. Как потом объяснила Арья, Сирио учил её видеть ушами, носом и кожей. А ещё раньше он учил её кувыркаться и делать заднее сальто.
– Арья, ты всё ещё уверена, что хочешь этим заниматься?
Дочь кивнула.
– Завтра мы будем ловить кошек.
– Кошек… – вздохнул Нед. – Должно быть, я совершил ошибку, наняв этого браавосца. Если хочешь, я попрошу Джори позаниматься с тобой. Или даже переговорю с сэром Барристаном. В молодости он был лучшим мечом Семи Королевств.
– Я не хочу с ними, – ответила Арья. – Я хочу с Сирио.
Нед провёл рукой по волосам. Любой приличный мастер-по-оружию преподал бы Арье основы фехтования, не заставляя заниматься ерундой – безо всех этих повязок на глазах, кувырканий и прыганий на одной ножке, – но он слишком хорошо знал свою младшую дочь, чтобы надеяться её переубедить.
– Как пожелаешь, – ответил Нед, будучи уверенным, что скоро это ей надоест самой. – Только будь поосторожнее.
– Обязательно! – торжественно пообещала она и легко перепрыгнула с правой ноги на левую.
Поздно вечером Нед проводил девочек через весь город обратно в замок и уложил спать. Оставив Сансу наедине с её мечтами, а Арью с синяками, он поднялся в свои собственные покои вверху Башни Десницы. День выдался тёплый, и в закрытой комнате стало душновато. Нед подошёл к окну и раскрыл тяжёлые ставни, впустив прохладный ночной воздух. В окнах Мизинца по ту сторону Великого Двора мерцал свет свечей. Было уже далеко за полночь. Пир у реки только-только начинал затихать.
Нед достал кинжал и ещё раз внимательного осмотрел. Клинок Мизинца, выигранный Тирионом Ланнистером во время турнира и посланный, чтобы убить Брана во сне. Но зачем карлику понадобилась смерть Брана? Зачем кому бы то ни было убивать Брана?
И кинжал, и падение Брана – всё это как-то связано с убийством Джона Аррена. Он чуял это нутром, но правда о смерти Аррена по-прежнему, как и раньше, была покрыта туманом. Лорд Станнис так и не явился в Королевскую Гавань к турниру. Лиза Аррен хранила молчание за высокими стенами Орлиного Гнезда. Оруженосец погиб, а Джори всё ещё вёл поиски в публичных домах. Что у него имеется, кроме бастарда Роберта?
Угрюмый подмастерье оружейника не мог быть никем иным, кроме как королевским сыном, Нед был совершенно в этом уверен. Черты Баратеонов явственно отпечатались на его лице. Это было видно по форме челюсти, цвету глаз, чёрным волосам. Ренли ещё слишком молод для того, чтобы у него оказался сын такого возраста, Станнис слишком холоден, горд и озабочен своей честью. Так что, Гендри, безусловно – бастард Роберта.
Но что ему может дать это знание? Король и так имеет множество незаконнорожденных детей, разбросанных по всем Семи Королевствам. Он даже открыто признал одного из них – ровесника Брана, родившегося от знатной леди. В настоящее время мальчик воспитывался в Штормовом Пределе кастеляном(1) лорда Ренли.
Нед также вспомнил первого ребенка Роберта – хорошенькую маленькую девочку, которая родилась в Долине ещё тогда, когда сам Роберт был не более, чем мальчишкой. Юный лорд Штормового Предела души в ней не чаял. Не случалось ни дня, чтобы он не навестил ребенка. Он нянчился с дочкой даже тогда, когда полностью утратил интерес к её матери. Нед часто составлял ему компанию, невзирая на то, желал он сам того или нет. А теперь ей лет семнадцать, или даже восемнадцать. Нед внезапно осознал, что сейчас она уже старше, чем был сам Роберт в момент её рождения. Удивительно быстро летит время…
Понятно, Серсею совсем не радовало наличие внебрачных детей мужа, но, в конце концов, какое имеет значение – один у короля бастард или сто? Закон и обычай не предоставляли незаконнорожденным почти никаких прав. Ни Гендри, ни девочка из Долины, ни мальчик из Штормового Предела не представляли никакой угрозы для детей Роберта, родившихся в браке…
Глубокие размышления Неда прервал лёгкий стук в дверь.
– К вам пришли, милорд, – раздался голос Харвина. – Мужчина, не пожелавший назвать себя.
– Впусти его, – приказал удивленный Нед.
Посетитель, полный человек в треснувших, покрытых глиной сапогах, был весь закутан в хламиду из грубой мешковины. Черты лица были скрыты капюшоном, руки прятались в необъятных рукавах.
– Кто вы? – спросил Нед.
– Друг, – ответил человек странным тихим голосом, не снимая капюшона. – Нам надо поговорить наедине, лорд Старк.
Любопытство одержало верх над осторожностью.
– Харвин, оставь нас, – приказал Нед.
Убедившись, что они остались вдвоём, и дверь закрылась, посетитель откинул капюшон.
– Лорд Варис? – изумился Нед.
– Лорд Старк, – вежливо ответил Варис, присаживаясь. – Вас не затруднит, если я попрошу чего-нибудь выпить?
Нед наполнил два кубка летним вином и подал один из них Варису.
– Я мог бы пройти в шаге от вас, и ни за что не узнать, – заметил он.
Нед ни разу не видел, чтобы евнух одевался как-то иначе, кроме как в шелка, бархат и самый дорогой дамаст. Вдобавок, теперь от него пахло потом, а не сиренью.
– Я искренне на это надеялся, – ответил Варис. – Не хотелось бы, чтобы некоторые люди узнали о нашем с вами приватном разговоре. Королева приглядывает за вами очень внимательно. Великолепное, кстати, вино. Весьма признателен.
– Как вам удалось пройти мимо остальной моей охраны? – спросил Нед, припомнив, что Портер и Кейн дежурили на башне, а Алин на лестнице.
– В Красном Замке есть секретные ходы, о которых знают лишь привидения и пауки, – ответил Варис, кротко улыбаясь. – Я не отниму у вас много времени, милорд. Есть вещи, которые вам необходимо знать. Вы теперь Десница Короля, а король наш глуп. – Убаюкивающие интонации Вариса вдруг куда-то исчезли, и теперь он говорил голосом резким и звонким, как удар бича. – Он ваш друг, я знаю, но он действительно глуп… и обречён на гибель, если вы ему не поможете. Сегодняшний день мог стать для него последним. Его планировали убить во время общей схватки.
На мгновение Нед потерял дар речи.
– Кто?
Варис пригубил вино.
– Если вам действительно требуется это от меня услышать, то вы еще больший глупец, чем Роберт, и я стану думать, что пришёл сюда зря.
– Ланнистеры… – сказал Нед. – Королева… Нет, я не верю в это. Кто угодно, только не Серсея. Она отговаривала его от участия в общей схватке!
– Она запрещала ему участвовать в схватке. На глазах у его брата, его рыцарей и ещё половины двора. Скажите откровенно – вы могли бы придумать более надёжный способ принудить короля Роберта к драке, чем этот?
Нед почувствовал, как у него похолодело внутри. Евнух определенно был прав: только скажи Роберту Баратеону, что он не может, не должен или не имеет права что-нибудь делать и, считай – цель достигнута.
– Даже если бы он принял участие, кто б осмелился ударить короля?
Варис пожал плечами.
– В общей схватке участвовало сорок всадников. У Ланнистеров много друзей. Посреди всего этого хаоса из ржущих лошадей, ломающихся костей и Тороса Миррского, машущего своим нелепым горящим мечом… кто мог бы потом сказать с уверенностью – произошло убийство или Его Милость зарубили случайным ударом? – Варис протянул руку к бутылю и вновь наполнил свой кубок. – После того, как дело сделано, убийца первым делом бы выразил глубокое раскаяние. Представляю себе его рыдания. Это же так печально… Без сомнения, милосердная и великодушная вдова проявила бы к нему сострадание, лично помогла б несчастному встать на ноги, пощадила бы его и нежно поцеловала в знак прощения. Доброму королю Джоффри не оставалось бы ничего иного, кроме как помиловать бедолагу. – Евнух слегка погладил себя по щеке. – А может, Серсея приказала бы сэру Илину немедленно отрубить ему голову. Так меньше риска для Ланнистеров, хотя несомненно, это бы стало неприятным сюрпризом для их маленького друга.
Нед почувствовал, как разгорается в нём гнев.
– Вы знали о заговоре и ничего не предприняли?
– Я заведую шептунами, а не воинами.
– Но вы могли прийти ко мне раньше.
– Разумеется, мог бы. А вы тут же поспешили бы прямо к королю, правильно? Роберт узнал бы об опасности, которая ему угрожает. И что было бы потом, как вы считаете?
Нед глубоко задумался.
– Он послал бы всех в пекло, и всё равно выехал бы на бой – просто, чтобы показать, что он никого не боится.
Варис развёл руками.
– Я должен сделать ещё одно признание, лорд Эддард. Я долго приглядывался к вам, к тому, что вы делаете… Вас интересует, почему я не пришел сюда раньше? Так я отвечу: потому что я не доверял вам, милорд.
– Вы не доверяли мне? – искренне поразился Нед.
– Красный Замок населяют два сорта людей, лорд Эддард, – ответил Варис. – Те, кто верен государству и те, кто верен только себе. До сегодняшнего утра я не знал, кто вы… и решил подождать… а теперь знаю совершенно точно. – Он улыбнулся мимолётной искренней улыбкой, и на мгновение настоящее лицо его и носимая на людях маска стали единым целым. – Я начинаю понимать, отчего королева вас так боится. О да, теперь я понимаю.
– Ей следовало бы бояться вас, – заметил Нед.
– Нет. Я тот, кто я есть. Король пользуется моими услугами, но и стыдится этого. Наш Роберт – могучий воин. А такие мужественные люди, как он, недолюбливают подхалимов, шпионов и евнухов. Если однажды Серсея шепнёт королю «убей этого человека», то Илин Пейн в одно мгновение снесёт мне голову. И кто тогда будет оплакивать бедного Вариса? Песен о пауках не принято сочинять ни на севере, ни на юге. – Он протянул руку и прикоснулся к Неду мягкой ладонью. – Но вы, лорд Старк… Я думаю… нет, я даже уверен, что он не убьёт вас даже ради своей королевы, и в этом, возможно, заключается наше спасение.
Это уже было слишком. Эддарду Старку вдруг остро захотелось вернуться обратно в Винтерфелл – к ясной простоте севера, где не существует никаких других врагов, кроме зимы и одичалых по ту сторону Стены.
– Но у Роберта есть и другие верные друзья, – возразил он. – Его братья, его…
– …супруга? – закончил за него Варис и тонко улыбнулся. – Его братья ненавидят Ланнистеров, это правда, но ненавидеть королеву и любить короля – это ведь совершенно разные вещи, не так ли?.. Сэр Барристан любит свою славу, верховный мейстер Пицель свою службу, а Мизинец любит Мизинца.
– Королевская гвардия…
– Бумажный щит, не более, – перебил евнух. – Не смотрите на меня такими глазами, лорд Старк. Джейме Ланнистер присягнул на верность братству Белых Мечей, и мы с вами оба знаем, чего стоит его клятва. Дни, когда белые плащи носили мужчины вроде Райама Редвина и принца Эймона Рыцаря-дракона, безвозвратно ушли в область преданий. Из теперешних семи только сэр Барристан Селми сделан из настоящей стали, но Селми постарел. Сэр Борос и сэр Мерин – люди королевы до мозга костей, и у меня есть весомые основания не доверять остальным. Нет, милорд, когда мечи скрестятся всерьёз, вы останетесь единственным настоящим другом Роберта Баратеона.
– Надо предупредить Роберта, – сказал Нед. – Если то, что вы сказали – правда… если хотя бы часть из этого – правда, то король должен знать об этом лично.
– Но какие доказательства мы сможем ему предоставить? Моё слово против их? Мои маленькие пташки против королевы и Цареубийцы, против братьев короля и его совета, против Хранителей Востока и Запада, против всей мощи Утёса Кастерли? Прошу вас, пошлите тогда сразу за сэром Илином – по крайней мере, это избавит нас от напрасных страданий. Я знаю, куда приводят все эти дороги.
– Но если вы правы, то они затаятся на какое-то время и всё равно предпримут новую попытку?
– Даже не сомневаюсь в этом, – ответил Варис, – и, скорее, даже раньше, чем позже. Вы их очень встревожили, лорд Эддард. Мои маленькие пташки будут продолжать вслушиваться, и может даже статься так, что нам вдвоём удастся опередить их. – Он встал и накинул на голову капюшон, вновь скрыв лицо. – Спасибо за вино. Вернёмся к этому разговору позже. А пока ведите себя на советах, как ни в чём не бывало – относитесь ко мне всё с тем же привычным презрением. Думаю, это не составит для вас труда.
Варис уже стоял у двери, когда Нед позвал его:
– Варис!
Евнух обернулся.
– Как умер Джон Аррен?
– Я всё ждал, когда вы об этом спросите.
– Расскажите.
– «Слёзы Лисса», как его называют. Очень редкая и дорогая штука – чистая и сладкая как вода, и не оставляет после себя никаких следов. Я просил Джона Аррена завести дегустатора, умолял в этой самой комнате, но он не желал ничего об этом слышать. Только недостойному мужчине, говорил он мне, могла прийти в голову такая мысль.
Нед хотел знать всё до конца.
– Кто дал ему яд?
– Кто-то из ближайших друзей, без сомнения. Тот, кто часто делил с ним хлеб-соль. Но сказать кто именно, уже сложнее. Лорд Аррин был общительным и доверчивым человеком. – Евнух вздохнул. – Был там один мальчик. Ничего собой не представлял, но был всем обязан Джону Аррену. Когда вдова убежала в Орлиное Гнездо вместе со своим двором, он остался в Королевской Гавани и неожиданно стал преуспевать. Моё сердце всегда радуется, когда молодые люди начинают быстро продвигаться по служебной лестнице. – Голос Вариса вновь стал резким, каждое слово падало, как удар плетью. – Как великолепно он выглядел на турнире – в своих новых ярких доспехах и в плаще с вышитыми месяцами! И какая трагическая случайная смерть! Жаль, что вы так и не успели переговорить с ним…
Нед почувствовал, как подступает дурнота.
– Оруженосец, – выдохнул он, – сэр Хью…
Интриги, интриги, и ещё раз интриги. Голова Неда уже шла кругом.
– Но зачем? Почему именно сейчас? Джон Аррен служил Десницей Короля четырнадцать лет. Что он такого сделал, что его понадобилось убивать?
– Он задавал вопросы, – ответил Варис и выскользнул за дверь.
__________________________
1) Кастелян – в феодальных государствах администратор замка и прилегающих территорий (прим. пер.)

Читать главу 30. Эддард (часть 1)... / Читать главу 31. Тирион...

Tags: Игра престолов, переводы
Subscribe
promo nehoroshy august 3, 2015 02:50 45
Buy for 10 tokens
"Игра престолов" Джордж Р.Р. Мартин Перевод Максима Сороченко Пролог – …Пора возвращаться, – настаивал Гаред, – одичалые мертвы. Лес постепенно окутывали сумерки. – Ты боишься покойников? – спросил сэр Уэймар Ройс, с едва заметным намёком на улыбку. Гаред не поддался на…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment