"Игра престолов": сокрытое в листве (nehoroshy) wrote,
"Игра престолов": сокрытое в листве
nehoroshy

"Игра престолов". Глава 32. Арья

"Игра престолов"
Джордж Р.Р. Мартин
Перевод Максима Сороченко
Читать произведение с самого начала...

Глава 32. Арья




…Заметив её, одноухий чёрный кот выгнул спину и зашипел.
Арья кралась по переулку на цыпочках, легко переступая босыми ногами, прислушиваясь к стуку собственного сердца и стараясь дышать глубоко и медленно.
«Тихая как тень… – напомнила она себе, – легкая как пёрышко…».
Кот наблюдал за её движениями, не спуская подозрительных глаз.
Ловить кошек было трудно. Руки были сплошь покрыты полузажившими царапинами, а колени – бурыми коростами, поскольку она часто падала и разбивала ноги в кровь. Вначале даже огромному толстому кухонному коту удавалось сбегать, но Сирио заставлял её заниматься этим и ночью, и днём. Когда она впервые прибежала к нему с кровоточащими руками, он сказал только:
– Так медленно? Будь быстрее, девочка. От врагов ты получишь не только царапины.
Он смазал её раны Миррским огнём, который ожёг так больно, что ей пришлось изо всех сил сжать зубы, чтобы не закричать. Затем он отправил её продолжать охоту на кошек.
В Красном Замке их было полно: старых ленивых котов, дремлющих на солнце; остроглазых мышеловов, нервно подёргивающих хвостами; быстрых маленьких котят с тонкими, как иголочки, когтями; причесанных и доверчивых кошечек знатных дам; облезлых кошаков, тенями крадущихся среди мусорных куч. Арья выслеживала их одного за другим, ловила и гордо несла к Сирио Форелю… Всех, кроме одного – того самого одноухого чёрного дьявола.
– Вот кто настоящий король в этом замке, – заметил один из золотых плащей, – жуткий как грех, и подлее самой подлости. Однажды, когда наш король пировал вместе с отцом своей королевы, этот чёрный мерзавец вскочил на стол и стащил жареную перепёлку прямо из-под пальцев лорда Тайвина. Роберт хохотал так, что чуть не лопнул от смеха. Держись подальше от этого чудовища, дитя.
Преследуемый ею кот обошёл половину замка: дважды обогнул Башню Десницы, пересёк внутренний двор, прошёл через конюшни, спустился по извилистой лестнице, миновал малую кухню и свинарник, затем казармы золотых плащей, пробежал вдоль стены, выходящей на реку, потом вверх по лестнице, затем назад и вперёд по Тропе Изменника, снова спустился, шмыгнул за ворота, обошёл колодец, заглянул в какие-то непонятные здания – и так до тех пор, пока Арья не перестала понимать, где она вообще находится.
И вот, наконец, она его настигла. С двух сторон нависали высокие стены, впереди был сплошной каменный массив без окон.
«Тихая как тень… – повторила она, осторожно ступая вперёд, – легкая как пёрышко…».
Когда до кота оставалось всего три шага, он неожиданно сорвался с места. Метнулся влево, потом вправо. Наперерез ему – вправо и влево – прыгала и Арья. Кот снова зашипел и попытался проскользнуть между её ног.
«Быстрая как змея…» – мелькнула в голове мысль.
Арья сомкнула руки на меховом туловище, и, в ту же секунду подняла животное, прижав его к своей груди, и закружилась на месте, громко хохоча, в то время, как кот яростно драл когтями её кожаную безрукавку. Она даже успела поцеловать его между глаз и тут же отстранилась, чтобы не попасть под когти, которыми тот мгновенно стал пытаться достать до её лица. Котище выл и фыркал.
– Что он делает с кошкой?
Арья вздрогнула и выронила кота. Тот исчез в одно мгновение. Арья обернулась. У входа в переулок остановилась девочка в золотых кудряшках, одетая в голубое атласное платье – хорошенькая как кукла. Рядом с ней стоял толстый светловолосый мальчик с вышитым жемчугом скачущим оленем на дублете. На поясе мальчика висел миниатюрный меч.
«Принцесса Мирселла и принц Томмен», – узнала их Арья.
Над ними, словно ломовая лошадь, возвышалась огромная септа, а позади стояли два могучих мужчины в малиновых плащах – личная охрана Ланнистеров.
– Что ты делаешь с кошкой, мальчик? – строго повторила Мирселла, и повернулась к брату. – Смотри, какой оборвыш!
И она захихикала.
– Грязный вонючий оборванец, – согласился Томмен.
«Они меня не узнали, – догадалась Арья. – Они даже не поняли, что я девочка».
И неудивительно – она была босая и грязная, волосы спутались от долгой беготни по замку, безрукавка прорвана кошачьими когтями, а штаны из грубой ткани закатаны выше ободранных колен. Невозможно носить шелковые юбки, когда охотишься на кошек.
Она быстро склонила голову и опустилась на одно колено. Может быть, они не узнают её? Потому что иначе будет ужас. Септа Мордейн глубоко оскорбится, а Сансе станет так стыдно, что она больше никогда не заговорит с сестрой.
Старая толстая септа вышла вперёд.
– Мальчик, как ты здесь очутился? В этой части замка тебе делать нечего.
– Эти везде пролезут, – заметил один из малиновых плащей. – Хуже крыс.
– Кому ты служишь, мальчик, отвечай! – потребовала объяснений септа. – Да что с тобой такое? Ты немой?
Арья не могла выдавить из себя ни слова: если она заговорит, Томмен и Мирселла обязательно её узнают.
– Годвин, приведи его сюда, – велела септа.
Охранник, который повыше, направился к ней по переулку.
Страх стиснул горло, словно рукой великана. Сейчас Арья не смогла бы заговорить, даже если бы от этого зависела её жизнь.
«Спокойная как вода…» – беззвучно прошептала она.
И, когда Годвин почти приблизился, Арья побежала.
«Быстрая как змея…»
Нырнув влево и ощутив, как скользнули по плечу пальцы охранника, она крутанулась на месте и обогнула его юлой.
«Скользкая как летний шёлк…»
К тому моменту, когда он обернулся, она уже мчалась к выходу из переулка.
«Стремительная как олень…»
Септа завизжала. Арья проскользнула между её ног, толстых и белых будто мраморные колонны, вскочила, столкнувшись с принцем Томменом, перепрыгнула его, когда тот ойкнул и упал, увернулась от второго охранника и со всех ног побежала от них прочь.
Она услышала крики и дробный топот у себя за спиной и, вдруг упав, покатилась по камням. Красный плащ споткнулся и пролетел мимо неё. Арья быстро встала и увидела над собой окно – высокое и узкое, не шире бойницы. Она подпрыгнула, ухватилась за подоконник, подтянулась и, задержав дыхание, влезла внутрь.
«Изворотливая как угорь…»
Шлёпнувшись на пол перед вздрогнувшей поломойкой, она тут же вскочила на ноги, смахнула с одежды солому и вновь побежала – за дверь, по длинному коридору, вниз по лестнице, через незаметный внутренний дворик, потом свернула за угол, перелезла через стену и, наконец, нырнула в низенькое узкое оконце, очутившись каком-то в тёмном подвале. Крики преследователей становились всё тише и тише.
С трудом переведя дыхание, Арья поняла, что окончательно потерялась. Она очень переживала, узнали ли её, но надеялась, что нет. Ведь она бежала изо всех сил.
«Стремительно, как олень…»
Она присела в темноте на корточки перед сырой каменной стеной и прислушалась к звукам погони. Но всё что она услышала – это только биение своего собственного сердца и капающую где-то вдалеке воду.
«Тихая как тень…», – вновь сказала она себе и попыталась сообразить, где находится.
Первое время по приезду в Королевскую Гавань, ей часто снились сны, будто она потерялась в замке. Отец говорил, что Красный Замок меньше Винтерфелла, но во сне он казался ей бесконечным каменным лабиринтом, чьи стены, казалось, двигаются и изменяют форму, пока она их не видит. Она бродила по его угрюмым залам, мимо выцветших гобеленов, спускалась по бесконечным винтовым лестницам, пересекала дворы или переходила по мостам, но никто, кроме эха, не отвечал на её крики. В некоторых комнатах стены из светло-красного камня будто истекали кровью, и нигде ей не удавалось отыскать ни одного окна. Иногда ей слышался голос отца – где-то очень далеко, но, как бы быстро она ни бежала, голос становился всё тише и тише, пока на затихал совсем. И Арья оставалась во тьме совсем одна.
Ей подумалось, что такая же тьма окружает её и сейчас. Она крепко прижала голые колени к груди и задрожала. Она просто посидит здесь тихонечко и досчитает до десяти тысяч. А потом, когда всё успокоится, она выползет наружу и найдёт дорогу домой.
Когда она досчитала до восьмидесяти семи, комната словно стала светлеть – глаза её постепенно привыкали к темноте. Окружающие Арью силуэты медленно, но верно обретали форму. Прямо перед собой она увидела жадно уставившиеся на неё сквозь мрак огромные пустые глазницы, а также смутные тени острых длинных зубов. Арья тут же сбилась со счёта. Она закрыла глаза, прикусила губу и мысленно стала прогонять страх. Сейчас она откроет глаза и чудовища исчезнут. Как будто их и не было. Она представила рядом с собой Сирио, стоящего в темноте и шепчущего ей на ухо.
«Спокойная как вода… – снова сказала она. – Сильная как медведь, свирепая как росомаха…»
И открыла глаза.
Чудовища никуда не делись, но страх ушёл.
Арья встала на ноги и осторожно пошла вперёд. Головы лежали здесь повсюду. Ей стало любопытно, и она прикоснулась к одной. Пальцы ощутили массивную челюсть. По ощущениям – настоящую. Кость оказалась гладкой, холодной и твёрдой на ощупь. Она пробежала пальцами по сотканному из тьмы зубу – чёрному и острому, словно кинжал – и задрожала.
– Он мёртв, – сказала Арья громко. – Это всего лишь череп, он не сможет причинить мне зла.
Но почему-то ей казалось, что чудовище знает, что она здесь. Она чуяла взгляд пустых глазниц, глядящих на неё сквозь тьму. В этом тёмном, похожем на пещеру подвале обитало нечто такое, что не испытывало к ней ни малейшей симпатии. Она медленно отстранилась от черепа и наткнулась спиной на другой – побольше первого. На мгновение она ощутила зубы, впившиеся в её плечо – чудовище как будто пыталась откусить кусок от плоти. Арья дёрнулась и, услышав, как рвётся кожа куртки, зацепившаяся за огромный клык, побежала. Перед ней выплыл ещё один череп – самый большой из всех, – но Арья даже не остановилась. Она перепрыгнула гребень из чёрных, длинных как мечи, зубов, пробежала между алчущих челюстей и оказалась перед дверью.
Арья нащупала тяжёлое железное кольцо, врезанное в дерево, и потянула на себя. Немного посопротивлявшись, дверь стала медленно открываться, издав такой скрип, что девочка всерьёз решила, что сейчас её услышит весь город. Наконец, когда дверь открылась достаточно, чтобы можно было проскользнуть в образовавшуюся щель, Арья выскочила из комнаты и оказалась в длинном коридоре.
Если подвал с чудовищами был тёмен, то коридор оказался чернее семи преисподен.
«Спокойная как вода», – повторила мысленно Арья.
Она немного постояла, чтобы дать глазам привыкнуть, но всё равно ничего не увидела, кроме смутно-серых очертаний двери, через которую она только что вышла. Арья помахала рукой перед лицом, ощутив движение воздуха, но не увидела даже собственных пальцев. Она совершенно ослепла.
«Водный плясун видит сразу всеми чувствами», – напомнила она себе.
Арья закрыла глаза, выровняла дыхание, досчитав до трёх, и, жадно вслушалась в тишину, вытянув перед собой руки.
Пальцы левой руки скользнули по грубому необработанному камню. Она пошла вдоль стены сквозь тьму короткими шаркающими шажками, не отрывая ладони от каменной поверхности.
«Все коридоры куда-нибудь да ведут. Если есть вход, то найдётся и выход. Страх режет глубже меча».
Арья не собиралась бояться. Казалось, она уже шла целую вечность, как вдруг стена внезапно кончилась. Она почувствовала струйку холодного воздуха, коснувшуюся щёк. Растрёпанные волосы слегка заколыхались, щекоча кожу.
Она услышала звуки, донёсшиеся откуда-то снизу – скрип сапогов, приглушённые голоса. Колеблющийся свет далёкого факела слегка скользнул по стене, и Арья обнаружила, что стоит на краю огромного чёрного колодца. Мрачный зев, шириной в двадцать футов, уходил далеко вниз. В изогнутые стены колодца по спирали были врезаны огромные каменные плиты, которые как ступени спускались всё ниже и ниже, словно вели в преисподнюю, о которой им когда-то рассказывала Старая Нэн. И из этих тёмных недр земли, прямо к ней поднималось нечто.
Арья заглянула за край, ощутив холодное дыхание воздуха на своём лице. Далеко внизу она разглядела свет одинокого факела, казавшегося маленьким как свеча. По ступеням поднимались двое. Тени от их фигур – огромные как великаны – метались по изогнутым стенам туда-сюда. Арья слышала их голоса, отражающиеся эхом в колодце:
– …нашёл одного бастарда, – говорил один, – найдёт и остальных. День, два, пара недель…
– И что будет, когда он узнает правду? – спросил второй, выговаривавший слова с мелодичным акцентом Вольных Городов.
– Только боги знают, – ответил первый. Арья видела столбик серого дыма, поднимающийся от факела. Он рос и извивался как змея. – Мало того, что эти дураки попытались убить его сына, но, что гораздо хуже – превратили попытку в дешёвый фарс. А он этого так не оставит. Уж поверь, волк и лев вскоре вцепятся друг другу в глотки, хотим мы того или нет.
– Слишком скоро, слишком скоро… – посетовал голос с акцентом. – К чему хорошему может привести сейчас война? Мы не готовы. Отсрочь её.
– Ты ещё предложи остановить время. Я что – похож на волшебника?
Второй человек тихонько рассмеялся.
– Несомненно.
Пламя трепетало на холодном ветру. Длинные тени уже почти добрались до неё. Мгновение спустя она увидела понимающегося человека с факелом, а следом и его спутника. Арья отпрянула от края, легла на живот, распластавшись вдоль стены, и затаила дыхание, слушая как мужчины преодолевают последние ступени.
– И что же ты предлагаешь? – спросил факелоносец – полный мужчина в коротком кожаном плаще с капюшоном. Его ноги, даже будучи обутыми в тяжёлые сапоги, скользили по полу совершенно бесшумно. Круглое лицо со шрамом и тёмная коротко стриженная борода выглядывали из-под стального шлема. Кроме шлема и плаща, он носил кольчугу поверх вываренной кожи, кинжал и короткий меч. Человек этот показался Арье странно знакомым…
– Если умер один Десница, то почему бы не умереть и второму? – вопросом на вопрос ответил человек с акцентом и жёлтой раздвоенной бородой. – Один раз ты уже сплясал этот танец, мой друг.
Арья была уверена, что второго раньше не видела. Он был чудовищно толст, но двигался на удивление легко, перенося свой вес на подушечки стоп так, как это мог бы делать водный плясун. В свете факела посверкивали кольца – из красного золота и матового серебра, украшенные рубинами, сапфирами и жёлтым шлицованным тигровым глазом. На каждом пальце было по кольцу, а на некоторых даже по два.
– Раньше было по-другому, а этот Десница не похож на прежнего, – заметил человек со шрамом, шагнув из колодца в коридор.
«Неподвижная как камень… – молча думала Арья. – Тихая как тень…»
Ослепленные ярким светом собственного факела, они видели только на несколько шагов вперёд и не заметили её – прижавшуюся всем телом к камню.
– Возможно и так… – ответил человек с раздвоенной бородой спустя паузу, потребовавшуюся ему, чтобы отдышаться после долгого восхождения. – Однако нам нужно время. Принцесса носит дитя. Кхал даже не пошевелится, пока не дождётся рождения сына. Ты сам знаешь, каковы эти дикари.
Человек с факелом толкнул что-то. Арья услышала глухой рокот и чуть не вскрикнула. Огромная, красная в свете факела, каменная плита соскользнула с потолка с гулким грохотом. Там, где только что было устье колодца, теперь лежал каменный, твёрдый и совершенно цельный пол.
– Если он не пошевелится как можно скорее, то мы рискуем опоздать, – сказал толстяк в железном шлеме. – Эта игра больше не для двоих. Да и была ли она ею когда-нибудь? До Станниса Баратеона и Лизы Аррен мне уже не добраться. Шептуны сообщают, что и он, и она собирают вокруг себя мечников. Рыцарь Цветов пишет в Хайгарден, убеждая лорда-отца прислать ко двору его сестру. Девушке уже четырнадцать, она мила, красива и легко управляема. Лорд Ренли вместе с сэром Лорасом надеются, что Роберт затащит её в постель, женится и сделает новой королевой. Мизинец… Впрочем, только боги знают, в какую игру играет Мизинец. Но больше всех меня беспокоит лорд Старк. Он нашёл бастарда, у него есть книга, и очень скоро он узнает всю правду. А теперь ещё из-за Мизинца, вечно сующего нос куда не следует, жена Старка захватила Тириона Ланнистера. Лорд Тайвин воспримет это как оскорбление, а Джейме странно привязан к Бесу. Если Ланнистеры пойдут с войной на север, то падёт и Дом Талли. «Отсрочь», говоришь ты? «Постарайся поторопиться сам», отвечу я тебе. Даже самый лучший жонглёр не сможет удерживать в воздухе сто шаров одновременно.
– Ты больше, чем жонглёр, мой старый друг. Ты настоящий чародей. Всё, о чём я прошу – заставь свою магию работать немного подольше.
Они стали удалятся по коридору в ту сторону, откуда Арья пришла – мимо подвала с чудовищами.
– Сделаю всё, что в моих силах, – тихо сказал человек с факелом. – Но мне понадобится золото и ещё пятьдесят пташек.
Арья подождала, пока они не отойдут подальше, затем стала красться за ними следом.
«Тихая как тень…»
– Так много? – голоса становились всё тише, по мере того, как удалялся источник света. – Тех, кто тебе нужен, не так-то легко найти… слишком юные, чтобы знать грамоту… может быть, старше… не станут так легко умирать…
– Отнюдь – чем младше, тем безопаснее… обращайся с ними помягче…
– …если станут держать язык за зубами…
– …риск…
Ещё долго после того, как их голоса окончательно затихли, Арья видела слабый огонёк коптящего факела вдали и шла за ним следом, как за путеводной звездой. Дважды она теряла его из виду, но старалась идти прямо, и оба раза оказывалась наверху лестницы с крутыми узкими ступеням, в то время как свет факела мерцал где-то далеко внизу. Она спешила за ним, спускаясь всё ниже и ниже. Один раз, споткнувшись о камень, она упала возле стены и наткнулась рукой на сырую землю, забитую в щели между деревянными досками. До этого пол туннеля был каменным.
Должно быть, она кралась за ними много миль. В конце концов, они совсем пропали, но здесь и так некуда было двигаться, кроме как вперёд. Она снова нащупала стену и пошла вдоль неё, слепая и потерянная, представляя себе Нимерию – как будто она идёт рядом с ней во тьме. В довершение всего Арья влезла по колено в вонючие сточные воды. Жаль, она не умеет плясать на воде, как Сирио!
Наконец, она почувствовала холодный воздух и осознала, что вышла наружу. Стояла глубокая тёмная ночь.
Арья осмотрелась и поняла, что находится у устья сточной трубы, опорожняемой прямо в реку. От тела воняло так, что она немедленно скинула всё с себя, бросила грязную одежду на берегу и, нырнув в глубокие чёрные воды, плавала до тех пор, пока не отмылась дочиста. Затем вылезла, дрожа, на берег и приступила к стирке. Какие-то всадники проехали мимо по дороге, но даже не обратили внимания на тощую голую девчонку, отскребающую в свете луны грязь со своих обносков.
Арья оказалась за несколько миль от дома, но потеряться в Королевской Гавани было невозможно: Красный Замок на вершине холма Эйгона был виден с любого конца города. К тому времени, когда она добралась до заставы у ворот, одежда на ней почти просохла. Золотые плащи, стоявшие на карауле, только презрительно фыркнули, едва она попросила пропустить её внутрь.
– Пошёл вон отсюда! – сказал один из них. – Объедки с кухни уже увезли, мы не подаём нищим по ночам.
– Я не нищенка! – возмутилась она. – Я здесь живу.
– Я сказал, пошёл отсюда! Может, тебе по уху залепить, чтобы дошло?
– Я хочу видеть своего отца.
Стражники обменялись взглядами.
– А я хочу отъе…ть королеву, и что толку? – сказал тот, что помладше.
Старший нахмурился.
– А кто твой отец, мальчик – городской крысолов?
– Десница Короля, – ответила Арья.
Оба стражника расхохотались. Старший замахнулся кулаком так небрежно, словно отгонял собаку. Арья увидела направленный в её сторону удар раньше, чем началось движение руки, и легко уклонилась.
– Я не мальчик, – сказала она со злостью. – Я Арья Старк из Винтерфелла, и, если вы ещё раз поднимете на меня руку, мой лорд-отец насадит ваши головы на пики! Если не верите мне, позовите Джори Касселя или Вейона Пула из Башни Десницы. – Она встала, подбоченившись. – Ну так что, будем открывать ворота, или по уху залепить, чтобы дошло?
Отец сидел на террасе в одиночестве, когда Харвин и Толстый Том привели Арью к нему. У его локтя стояла почти потухшая масляная лампа, а на столе лежала книга таких гигантских размеров, каких Арья никогда прежде не видела. Отец, ссутулившись, читал этот большой толстый том, его треснутые жёлтые страницы, исписанные неразборчивым почерком, но, увидев Харвина, сразу же закрыл выцветший кожаный переплёт, и стал слушать его доклад. Поблагодарив, он отпустил мужчин и сурово посмотрел на Арью.
– Ты осознаешь, что я отослал половину своей охраны на твои поиски? – сказал Эддард Старк, когда они остались вдвоём. – Септа Мордейн чуть с ума не сошла, испугавшись за тебя. Она всё ещё молится в септе за то, чтобы ты вернулась в целости. Арья, ты же знаешь, что я запретил тебе выходить за ворота замка без разрешения.
– Я не выходила за ворота, – выпалила она. – В смысле, не собиралась. Я была в подземельях, но они повернули в туннель. Там было очень темно, у меня не было ни факела, ни свечи, поэтому пришлось идти следом. А вернуться туда, откуда пришла, я не могла из-за чудовищ. Отец, они говорили о твоем убийстве!.. Не те, которые чудовища, там были ещё двое. Они меня не видели. Я была неподвижной как камень, и тихой как тень, и всё слышала… Они говорили, что у тебя есть книга и бастард, и если смог умереть один Десница, то почему бы не умереть второму. Это та книга? А бастард – это Джон, да?
– Джон? Арья, о чём ты говоришь? Кого ты подслушивала?
– Их! – ответила она. – Один был такой жирный, с кольцами и раздвоенной жёлтой бородой, а другой в кольчуге и стальном шлеме. И жирный говорил что-то про отсрочку, а второй ответил, что не сможет долго жонглировать, а ещё о том, что волк и лев скоро съедят друг друга, и что это дешёвый фарс. – Арья честно пыталась вспомнить. Она плохо поняла услышанное, и теперь всё это смешалось в голове в одну кучу. – Жирный ещё сказал, что принцесса носит дитя, а тот, который в стальном шлеме – у него был ещё факел – ответил, что надо торопиться. Мне кажется, он чародей.
– Чародей? – переспросил Нед без улыбки. – С длинной белой бородой и в шляпе со звёздами?
– Да нет же! Он был не таким, как в сказках Старой Нэн. Он вообще был не похож на чародея, его так назвал жирный.
– Предупреждаю, Арья, если ты плетёшь свои фантазии из воздуха…
– Да нет же, говорю тебе! Это было в подземельях, там, где секретная стена. Я ловила кошек, и тут… – Арья осеклась и поморщилась. Если она признается, что толкнула принца Томмена, тогда он рассердится на неё всерьёз. – …и тут я заскочила в окно. Там оказались чудовища.
– Чудовища и чародеи, – проговорил отец. – Должно быть, ты пережила настоящее приключение. А люди, которых ты слышала… Они говорили о жонглировании и фарсе?
– Да, – призналась Арья, – но не совсем…
– Арья, это были актёры, – ответил отец. – В Королевской Гавани сейчас десятки трупп. Они приехали, чтобы заработать на турнире, пока здесь полно людей. Не знаю, что эти двое делали в замке… не исключено, что король сам захотел взглянуть на представление…
– Нет! – Арья упрямо помотала головой. – Они не актёры...
– В любом случае, тебе не следует шпионить за людьми, и идти за ними неведомо куда. И меня вовсе не радует, что моя дочь лазает по чужим окнам, гоняясь за кошками. Взгляни на себя, милая. У тебя все руки в царапинах. И это продолжается уже давно. Передай Сирио Форелю, что мне надо с ним переговорить…
Внезапный короткий стук в дверь прервал его слова.
– Лорд Эддард, мои извинения, – раздался голос Десмонда и сразу же скрип открываемой двери. – Здесь чёрный брат, он умоляет его принять. Говорит, дело очень срочное. Я решил, что вы захотите об этом узнать.
– Мои двери всегда открыты для Ночного Дозора, – ответил отец.
Десмонд впустил внутрь какого-то сутулого уродливого человека в нестиранной одежде и с растрёпанной бородой, но отец сердечно поприветствовал его и поинтересовался его именем.
– Йорен, если угодно милорду. Прошу прощения за визит в столь неурочный час. – Он поклонился Арье. – Это, должно быть, ваш сын. Очень похож.
– Я девочка! – возмутилась Арья. Если старик прибыл со Стены, то он не мог не заехать в Винтерфелл. – Вы знаете моих братьев? – спросила она взволнованно. – Робб и Бран сейчас в Винтерфелле, а Джон на Стене. Джон Сноу, он тоже в Ночном Дозоре, вы должны знать его, у него лютоволк – белый с красными глазам. Джон уже стал разведчиком? Я Арья Старк.
Старик в вонючей чёрной одежде странно посмотрел на неё, но Арью было уже не остановить.
– Когда вы поедете обратно на Стену, вы можете передать Джону письмо от меня?
Ей вдруг так захотелось, чтобы Джон оказался здесь прямо сейчас! Вот он бы точно поверил ей – и про подземелья, и про толстяка с раздвоенной бородой, и про чародея в стальном шлеме.
– Моя дочь часто забывает о правилах приличия, – пояснил Эддард Старк, слегка улыбнувшись, чтобы его слова не показались слишком резкими. – Я принимаю твои извинения, Йорен. Тебя прислал мой брат Бенджен?
– Меня не присылал никто, милорд, кроме старого Мормонта. Я здесь, чтобы найти пополнение для Стены, и, когда король в следующий раз соберёт двор, я преклоню колени и попрошу о помощи. Надеюсь, в темницах замка найдётся какое-нибудь отребье, от которого король и его Десница будут рады избавиться. Впрочем, Бенджен Старк – это одна из причин, по которой мы разговариваем, милорд. С тех пор, как его кровь почернела, он стал мне таким же братом, как и вам. Ради него я спешил сюда. Мчался так быстро, что едва не загнал лошадь, но сумел намного опередить остальных.
– Остальных?
Йорен сплюнул.
– Наёмники, вольные всадники и прочий сброд. Постоялый двор был полон ими, и я сразу же учуял душок. Запах крови или запах золота – в конечном счёте, это одно и то же. Но не все направились в Королевскую Гавань. Некоторые тотчас поскакали в Утёс Кастерли, поскольку до него ближе. Лорд Тайвин уже получил весть, можете не сомневаться.
Отец нахмурился.
– Какую ещё весть?
Йорен посмотрел на Арью.
– Прошу прощения, милорд, но об этом лучше поговорить наедине.
– Как скажешь. Десмонд, проводи мою дочь в её покои. – Он поцеловал Арью в бровь. – Продолжим разговор утром.
Арья не сдвинулась с места.
– Что-то случилось с Джоном? – спросила она у Йорена. – Или с дядей Бендженом?
– Про Старка не могу сказать. Но Сноу был в полном порядке, когда я покинул Стену. В-общем то, я здесь по другому поводу.
Десмонд взял её за руку.
– Пойдёмте, миледи. Вы слышали, что сказал ваш лорд-отец.
Арье не оставалось ничего, кроме как пойти с ним. Лучше бы это был Толстый Том. С Томом, по крайней мере, можно было бы задержаться у двери под каким-нибудь предлогом, да подслушать, о чём будет говорить Йорен. Но с Десмондом такие штуки не проходили.
– У моего отца много людей? – поинтересовалась она, когда они подошли к дверям её спальни.
– В Королевской Гавани-то? Пятьдесят.
– Вы же никому не позволите убить его, да? – спросила она.
Десмонд засмеялся.
– На счёт этого не беспокойтесь, маленькая леди. Лорд Эддард под охраной и днём и ночью. Ему ничто не угрожает.
– У Ланнистеров больше, чем пятьдесят, – заметила Арья.
– Так и есть, но имейте в виду, каждый северянин стоит десятка южных мечей, поэтому спите спокойно, и ни о чём таком не думайте.
– А если убить пришлют чародея?
– Отвечу вот что, – сказал Десмонд, слегка выдвинув из ножен длинный меч, – Чародеи умирают так же, как и остальные люди, если им отрубают головы.


Читать главу 31. Тирион... / Читать главу 33. Эддард...

Tags: Игра престолов, переводы
Subscribe
promo nehoroshy august 3, 2015 02:50 45
Buy for 10 tokens
"Игра престолов" Джордж Р.Р. Мартин Перевод Максима Сороченко Пролог – …Пора возвращаться, – настаивал Гаред, – одичалые мертвы. Лес постепенно окутывали сумерки. – Ты боишься покойников? – спросил сэр Уэймар Ройс, с едва заметным намёком на улыбку. Гаред не поддался на…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments