"Игра престолов": сокрытое в листве (nehoroshy) wrote,
"Игра престолов": сокрытое в листве
nehoroshy

"Игра престолов". Глава 37. Бран

"Игра престолов"
Джордж Р.Р. Мартин
Перевод Максима Сороченко
Читать произведение с самого начала...

Глава 37. Бран




Падал легкий снежок. Бран чувствовал, как мгновенно тают на щеках прохладные хлопья. Снежинки прикасались к коже словно капли ласкового дождя. Он выпрямился в седле, наблюдая, как поднимается перед ними железная решетка. Как ни пытался он сохранять спокойствие, но сердце его трепетало.
– Готов? – спросил Робб
Бран кивнул, стараясь не показать страха. Со дня своего падения он ни разу не выбирался за пределы Винтерфелла, но сейчас был полон решимости выехать гордо, как рыцарь.
– Ну, тогда поехали!
Робб тронул пятками бока своего большого серо-белого мерина, и тот пошел шагом под поднятую решетку.
– Иди, – прошептал Бран собственной лошади.
Он легонько прикоснулся к конской шее, и маленькая гнедая кобылка шагнула вперед. Бран звал ее Плясуньей. Ей было всего два года, и, по словам Джозета, кобыла оказалась гораздо умнее, чем можно было ожидать от лошади. Выдрессировали ее особым образом, приучив реагировать только на поводья, голос или прикосновения. До сегодняшнего дня Бран катался на ней только по двору. Поначалу кобылу водили Джозет или Ходор, крепко пристегивая Брана к огромному седлу, которое начертил для него Бес, но в последние две недели он уже ездил самостоятельно, пуская кобылу рысью по кругу и постепенно обретая смелость.
Они проехали под надвратной башней, затем по подъемному мосту, и выехали за пределы внешних стен. Лето и Серый Ветер бежали рядом вприпрыжку, принюхиваясь к свежему воздуху. Сразу за ними ехал Теон Грейджой с длинным луком за спиной и колчаном, полным стрел с широкими наконечниками. Как объяснил Теон, сегодня он намеревался добыть оленя. За Грейджоем следовали четыре стражника в кольчугах и койфах(1), а также худой как палка конюх Джозет, которого Робб в отсутствие Халлена назначил конюшим. Скачущий на осле мейстер Лювин замыкал колонну. Бран предпочел бы поехать только вдвоем с Роббом, но Хал Моллен не хотел об этом даже слышать, а мейстер Лювин его поддержал. Если Бран упадет с лошади и получит травму, мейстер должен быть рядом.
Прямо у замка раскинулась рыночная площадь, но деревянные прилавки теперь пустовали. Кавалькада проехала по грязным улочкам деревни, мимо рядов маленьких, но добротных домиков, сложенных из бревен и необработанного камня. Только в каждом пятом из них жили люди – судя по тонким дымным струйкам, курившимся из труб. Остальные начнут заполнятся жителями не раньше, чем похолодает. Старая Нэн рассказывала, что, когда окончательно ляжет снег и с севера задуют ледяные ветры, фермеры оставят свои замерзшие поля и далекие укрепления, погрузят скарб на телеги и приедут сюда. И только тогда зимний городок оживет. Брану еще не доводилось видеть деревню людной, но мейстер Лювин сказал, что этот день неумолимо приближается. Долгое лето скоро подойдет к концу. Зима близко.
Многие селяне с тревогой наблюдали за лютоволками, бегущими возле всадников. Один из них даже уронил дрова и побежал в испуге, но большинство уже привыкли к подобному зрелищу. Завидев мальчиков, они бухались на колени, и Робб приветствовал каждого покровительственным кивком.
Раскачиваясь на лошади, и не имея возможности зацепиться ногами, Бран сильно нервничал поначалу, но огромное седло с утолщенным рожком и высокой спинкой было вполне надежным. Кроме того, крепкие ремни, застегнутые на груди и бедрах, не давали ему упасть. Вскоре ритм покачивания стал казаться Брану вполне естественным, волнение ушло, и на лице его даже появилась робкая улыбка.
Под вывеской «Дымящегося бревна» – местной пивной, – стояли две служанки. Когда Теон Грейджой окликнул одну из них, юная девушка зарделась и прикрыла ладошкой лицо. Теон пришпорил коня и поравнялся с Роббом.
– Милая Кира… – сказал он со смешком. – В постели вертится как куница, но стоит на улице сказать ей слово, тут же краснеет будто девственница. Я тебе рассказывал о той ночи, когда она и Бесса…
– Не при брате, Теон! – прервал его Робб, взглянув на Брана с тревогой.
Бран отвернулся и сделал вид, будто ничего не расслышал, но почувствовал, тем не менее, на себе пристальный взгляд Теона. Бран не сомневался, что тот улыбается. Теон часто улыбался, словно весь мир содержал некую шутку, понять которую умел только он. Робб как будто восхищался Теоном и наслаждался его компанией, но Брану воспитанник отца никогда не нравился.
Робб подъехал к нему поближе.
– Отлично держишься в седле, Бран.
– Я хочу поехать быстрее, – ответил Бран.
Робб улыбнулся.
– Как скажешь! – ответил брат и пустил своего мерина рысью.
Волки рванули вслед за ним. Бран резко щелкнул поводьями, и Плясунья ускорилась. Он услышал, как за спиной закричал Теон Грейджой, и застучали копытами остальные всадники.
Плащ Брана надулся и затрепетал на ветру, снег стал хлестать по лицу. Вырвавшийся далеко вперед Робб оглядывался время от времени через плечо, чтобы убедиться, что Бран и остальные еще едут за ним. Бран снова щелкнул поводьями. Гладкая как шелк Плясунья перешла в галоп. Дистанция до брата постепенно сокращалась. К тому времени, когда он догнал его – у края Волчьего леса, в двух милях от Зимнего городка, – остальные были уже далеко позади.
– Я могу скакать на лошади! – закричал Бран, счастливо улыбаясь.
Это было так же прекрасно, как летать.
– Можно было бы посоревноваться, но, боюсь, я быстро проиграю.
Голос улыбающегося Робба звучал непринужденно и даже шутливо, но Бран почувствовал его беспокойство.
– Я не хочу соревноваться. – Бран огляделся в поисках лютоволков. Оба скрылись где-то в лесу. – Ты слышал прошлой ночью, как выл Лето?
– Серый Ветер тоже вел себя тревожно, – ответил Робб.
Медно-каштановые волосы брата взлохматились и выглядели неряшливо, нижняя половина лица заросла рыжеватой щетиной, из-за чего он казался старше своих пятнадцати лет.
– Иногда мне кажется, они что-то знают... или чувствуют, – заметил Робб. – Не уверен, стоит ли рассказывать тебе всё, Бран. Ты еще недостаточно взрослый…
– Мне восемь лет! – возмутился Бран. – Восемь ненамного меньше, чем пятнадцать, к тому же, после тебя я следующий наследник Винтерфелла!
– Ты прав, – с грустью согласился Робб немного дрогнувшим голосом. – Бран, я расскажу тебе кое-что. Этой ночью прилетела птица. Из Королевской Гавани. Мейстер Лювин меня разбудил.
Внезапно Брану стало страшно.
«Черные крылья – черные вести», – так всегда говорила Старая Нэн.
Последние прилетавшие вóроны с лихвой оправдывали истинность этой поговорки. Когда Робб написал лорду-командующему Ночного Дозора, птица вернулась с вестью о том, что дядю Бенджена так и не нашли.
Затем прилетел вóрон из Орлиного Гнезда – от матери, но и в том письме не оказалось хороших новостей. Мать не сказала, когда собирается возвращаться, только сообщила, что захватила Беса, и он теперь ее пленник. Брану в какой-то мере нравился этот маленький человек, но имя Ланнистер заставляло холодеть спину. Что-то было связано с этими Ланнистерами, что-то такое, что надо было вспомнить, но, когда он пытался об этом думать, ему становилось дурно, и живот словно сдавливало тисками. Почти весь тот день Робб провел, закрывшись в комнате вместе с мейстером Лювином, Теоном Грейджоем и Хеллисом Молленом. После этого Робб разослал всадников на быстрых лошадях во все концы севера. Бран случайно услышал разговоры о Рве Кайлин – древнем укреплении в начале Перешейка, которое построили еще Первые Люди. Никто не объяснял ему, что это значит, но было и так понятно, что ничего хорошего.
А теперь еще один ворон, и еще одна весть. Но Бран отчаянно цеплялся за надежду…
– Птица от мамы? Она едет домой?
– Нет, от Алина, из Королевской Гавани. Джори Кассель мертв. А также Вил и Хьюард. Их всех убил Цареубийца. – Робб подставил лицо под снежные хлопья, таявшие на щеках. – Да упокоят их боги…
– Джори убит?
Бран не знал, что еще сказать. Его самого будто ударили. Джори стал капитаном стражи Винтерфелла задолго до его рождения. Бран вспомнил, как Джори гонялся за ним по всем крышам, и даже теперь мог легко представить его шагающим по двору в кольчуге и пластинчатых доспехах. Или сидящим на своем привычном месте на скамье в Большом Зале и рассказывающим какую-нибудь шутку за едой.
– Зачем кому-то понадобилось убивать Джори?
Робб оцепенело покачал головой. Глаза его были полны боли.
– Не знаю, и… Бран, это еще не самое плохое. Во время боя отца придавило упавшей лошадью. Алин пишет, что его нога раздроблена, и… Мейстер Пицель дал ему макового молочка, но они не знают, когда… когда он…
Приближающийся стук конских копыт заставил его оглянуться. Теон с остальными уже подъезжали к ним.
– …когда он проснется, – закончил Робб. Он положил руку на навершие рукояти мечи, и продолжил говорить уже торжественным голосом лорда Робба: – Бран, обещаю, что бы ни случилось – они за это ответят!
То, как Робб произнес эти слова, напугало Брана еще больше.
– Что ты собираешься делать? – спросил он, когда Теон Грейджой остановился рядом с ними.
– Теон считает, что пора созывать знамена, – ответил Робб.
– Кровь за кровь.
В этот раз Грейджой не улыбался. Худое темное лицо приобрело кровожадное выражение, черные волосы упали на глаза.
– Только лорды могут созывать знамена, – напомнил Бран.
Вокруг них завертелся усилившийся снегопад.
– Если ваш отец умрет, – заметил Теон, – то лордом Винтерфелла станет Робб.
– Он не умрет! – закричал Бран.
Робб взял его за руку.
– Конечно, не умрет… Кто угодно, только не отец… – произнес он утешительно. – Но… теперь в моих руках честь Севера. Когда наш лорд-отец уезжал, он велел мне быть сильным ради тебя и Рикона. Я уже почти взрослый, Бран.
Бран задрожал.
– Жаль, что с нами нету мамы, – сказал он с несчастным видом. Бран огляделся и заметил в отдалении мейстера Лювина, преодолевающего подъем на бегущем рысью осле. – А мейстер Лювин тоже считает, что надо созвать знамена?
– Мейстер пуглив как старуха, – сказал Теон.
– Отец всегда слушал его советы, – напомнил Бран Роббу, – и мама тоже…
– И я его слушаю, – решительно ответил Робб. – Как и всех остальных.
Радость, которую Бран испытывал в начале поездки, исчезла без следа – растаяла, словно снежинки на лице. Не так давно мысль о том, что Робб призовет знамена и уйдет на войну, наполняла его восторгом, но теперь она внушала только ужас.
– Может, поедем назад? – предложил он. – Я замерз.
Робб огляделся.
– Надо найти волков. Можешь потерпеть еще немножко?
– Я смогу вытерпеть столько же, сколько ты.
Мейстер Лювин не советовал Брану ездить долго, тревожась, что седло натрет ему ноги, но в присутствии брата он не хотел демонстрировать слабость. Его и так уже тошнило от внимания, которую ему все оказывали, да бесконечных расспросов о самочувствии.
– Тогда поохотимся на охотников, – сказал Робб.
Бок о бок они съехали с Королевского тракта и углубились в Волчий лес. Теон остался на месте. Он дождался стражников и поехал вместе с ними, беседуя и обмениваясь шутками.
Ехать среди деревьев было замечательно. Бран пустил Плясунью шагом, ослабил поводья и стал вертеть головой во все стороны. Он хорошо знал этот лес, но так долго просидел внутри Винтерфелла, что теперь смотрел на него как в первый раз. Разнообразные запахи коснулись его ноздрей: резкое и свежее благоухание сосновых игл, земляной дух мокрых гниющих листьев, еле уловимый запашок животного мускуса и вкусный аромат далеких костров. Он заметил черную белку, промелькнувшую на заснеженных ветвях дуба, затем остановился, чтобы рассмотреть серебристую паутину императорского паука.
Теон и остальные отставали все больше и больше, пока Бран окончательно не перестал слышать их голоса. Откуда-то спереди доносилось слабое журчание. Постепенно оно становилось громче и, в конце концов, перед их взорами предстал водный поток. Глаза Брана наполнились слезами.
– Бран? – спросил Робб. – Что с тобой?
Бран помотал головой.
– Я просто вспомнил… – сказал он, – как Джори привел сюда нас однажды, чтобы половить форель. Тебя, меня и Джона. Помнишь?
– Конечно, – ответил Робб тихо и печально.
– Я тогда ничего не поймал, – продолжил говорить Бран, – но Джон отдал мне свою рыбу по дороге в Винтерфелл… Мы когда-нибудь свидимся с ним снова?
– Ну, мы же свиделись с дядей Бендженом во время королевского визита, – напомнил Робб. – И Джон к нам приедет, вот увидишь!
Вода в вышедшем из берегов ручье текла быстро. Робб спешился и провел своего мерина вброд. В самом глубоком месте переправы высота потока доходила до середины бедра. На противоположном берегу он привязал лошадь к дереву и вернулся обратно к Брану и его Плясунье. От сильного течения вода вспенивалась, закручиваясь вокруг валунов и древесных корней. Робб повел кобылу с сидящим в седле Браном через поток. Почувствовав мелкие холодные брызги на лице, Бран улыбнулся. На мгновение он снова почувствовал себя сильным и здоровым. Он посмотрел на деревья и ему вдруг захотелось взобраться на то, что повыше, на самую его вершину, чтобы окинуть оттуда взглядом весь лес.
Они были уже на той стороне ручья, когда до них донесся вой. Долгое нарастающее завывание пронеслось среди деревьев словно холодный ветер. Бран поднял голову и прислушался.
– Лето, – произнес он.
Не успел он договорить, как к первому волку присоединился второй.
– Уже успели кого-то задрать, – сказал Робб, вновь взобравшись в седло. – Съезжу-ка за ними. Жди здесь. Теон и остальные скоро подъедут.
– Я хочу с тобой, – возразил Бран.
– Один я найду их быстрее.
Робб пришпорил мерина и скрылся за деревьями.
Как только брат удалился, лес, казалось, окружил Брана глухой стеной. Снег пошел гуще. Несмотря на то, что, падая на землю, он таял, всё вокруг – и камни, и корни и ветки деревьев – успели покрыться тонкими белыми одеяниями. Оставшись один, Бран стал всё больше ощущать физический дискомфорт. Он не чувствовал ноги, болтающиеся бесполезными конечностями в стременах, но крепкие ремни натирали кожу на груди, а тающий снег пропитывал влагой перчатки и неприятно холодил руки. Бран стал гадать о том, что могло задержать Теона, мейстера Лювина, Джозета и остальных.
Услышав хруст опавшей листвы, Бран дернул за поводья. Плясунья развернулась, но вместо друзей он увидел незнакомых людей в лохмотьях, выходящих на берег ручья.
– Доброго вам дня, – проговорил он встревоженным голосом.
Один взгляд, и Бран понял: это не охотники и не крестьяне. Внезапно он осознал, насколько богато одет: в новое сюрко из темно-серой шерсти с серебряными пуговицами. Накинутый на плечи отороченный мехом плащ был прихвачен серебряной застежкой. Сапоги и перчатки также были с мехом.
– Ты здесь один? – спросил самый здоровый из них – лысый мужчина с красным обветренным лицом. – Заблудился в Волчьем Лесу? Бедняжка.
– Я не заблудился. – От того, как смотрели на него незнакомцы, Брану стало не по себе. Вначале он насчитал четверых, но, когда повернул голову, оказалось, что сзади заходят еще двое. – Мой брат только что отъехал, и скоро здесь будет моя охрана!
– Неужто охрана? – переспросил второй. Исхудалое лицо его было покрыто седой щетиной. – И что она охраняет, маленький лорд? Наверное, вот эту серебряную булавку, которую я вижу на твоем плаще?
– Миленькая, – раздался женский голос.
Обладательница его была мало похожа на женщину – высокая, худая, с таким же жестким лицом, как остальные, и волосами, заправленными под полушлем в форме котелка. В руке она держала восьмифутовое(2) копье из черного дуба со ржавым железным наконечником.
– Дай глянуть, – произнес лысый амбал.
Бран смотрел на него со всё возрастающей тревогой. Одежда на лысом была грязной, истлевшей почти дотла и вылинявшей до серости. Кое-где на ней красовались коричневые, синие или темно-зеленые заплаты, но прежде этот плащ, очевидно, был чёрным. Так же, как и лохмотья второго человека – заросшего седой щетиной. Внезапно Брану стало страшно. Он вздрогнул, вспомнив обезглавленного отцом клятвопреступника – в тот самый день, когда они нашли волчат. Тот точно так же носил черное. Отец сказал, что это был дезертир из Ночного Дозора.
«Нет людей опасней, чем они, – зазвучал в голове голос Эддарда Старка. – Жизнь дезертира ничего не стоит – он знает, как с ним поступят, если поймают. Поэтому он не остановится ни перед чем – даже самым страшным и жестоким преступлением».
– Застежку, парень, – потребовал лысый, протягивая руку.
– Лошадь мы тоже заберем, – сказала еще одна женщина, ростом ниже Робба, с широким гладким лицом и длинными желтыми волосами. – Спрыгивай, да поживее!
Из рукава на ладонь женщины выскользнул нож с зазубренным лезвием.
– Нет, – выпалил Бран. – Я не могу.
Лысый перехватил рукой поводья прежде чем Бран догадался развернуть Плясунью и ускакать.
– Можешь, лордёныш… и сделаешь подобру-поздорову.
– Стив, смотри – он привязан, – указала копьем высокая женщина. – Может, он говорит правду?
– Привязан, говоришь? – проговорил Стив и вынул кинжал из ножен на ремне. – Это легко исправить.
– Так ты, типа, калека? – спросила та, что была пониже.
Бран вспыхнул.
– Я Брандон Старк из Винтерфелла! Лучше отпустите мою лошадь, или вам конец!
Худой мужчина с щетиной расхохотался.
– Похоже, пацан и в самом деле Старк. Только дураки Старки способны угрожать тогда, когда нормальные люди уже молят о пощаде.
– Отрежь ему писюн и засунь в рот, – потребовала низкорослая женщина. – Пусть он заткнется!
– Ты также тупа, как и уродлива, Хали, – ответила высокая. – Мертвый пацан ничего не стоит, но живой… боги вас раздери! Подумайте сами, сколько отвалит нам Манс, если мы притащим к нему в заложники родную кровиночку самого Бенджена Старка!
– Да пошёл он, этот Манс! – ругнулся лысый здоровяк. – Ты хочешь вернуться, Оша? Выходит, ты еще тупее. Думаешь, белым ходокам есть дело до каких-то там заложников?
Он повернулся к Брану и быстро и небрежно полоснул по ремню, удерживавшему бедро. Кожа лопнула с характерным вздохом.
Удар кинжала оказался глубоким. Взглянув вниз, Бран на мгновение увидел бледную плоть в том месте, где разошлась разрезанная шерстяная штанина, затем сразу же хлынула кровь. Почувствовав в голове странную легкость, он завороженно наблюдал, как разрастается красное пятно. Не было не то что боли, но даже намека на какие-то неприятные ощущения. Лысый удивленно хмыкнул.
– Оружие на землю, если хотите умереть быстро и безболезненно! – раздался голос Робба.
Бран вскинул взгляд в отчаянной надежде и сразу же увидел брата. Убедительность слов Робба оказалась слегка смазана дрогнувшим от волнения голосом. Он сидел верхом на мерине, через круп которого была переброшена окровавленная лосиная туша. В руке Робб сжимал меч.
– А вот и братик, – сказал мужчина с седой щетиной.
– Какой свирепый! – усмехнувшись, произнесла низкорослая женщина. Хали – так, кажется, ее зовут… – Хочешь подраться, малыш?
– Не тупи, парень. Ты один, а нас шестеро. – Высокая Оша взяла копье на изготовку. – Слезай с коня и бросай меч. В знак благодарности за лошадей и мясо, мы отпустим тебя с братом домой.
Робб свистнул. В лесу раздался легкий шорох мокрых листьев, подлесок раздвинулся и с низко свисающих ветвей упали залежи снега. Серый Ветер и Лето показались из зеленой чащи. Лето принюхался и глухо зарычал.
– Волки, – охнула Хали.
– Лютоволки, – сказал Бран.
Они еще не доросли до полных размеров, но уже были не меньше взрослых волков. И уже теперь можно было заметить то, что отличало их от обычных зверей. Если конечно знать, на что смотреть. Мейстер Лювин и псарь Фарлен научили этому Брана. Головы лютоволков были больше, ноги непропорционально длиннее, а носы и челюсти заметно более вытянутые и выразительные. В том, как они стояли под падающим снегом, было что-то мрачно-жуткое. С морды Серого Ветра капала свежая кровь.
– Псы! – презрительно бросил лысый. – Нет ничего приятней, чем завернуться ночью в плащ из теплой волчьей шкуры. – Он коротко махнул рукой. – Взять их!
– За Винтерфелл! – закричал вдруг Робб и бросил коня вперед. Мерин поскакал по крутому берегу к тесно стоящим оборванцам. Один из них – мужик с топором – страшно заорал и бросился в необдуманную атаку. Меч Робба воткнулся ему в лицо с тошнотворным хрустом, из раны тут же брызнула яркая кровь. Небритый попытался ухватиться за поводья, на полсекунды ему это удалось… но в следующее мгновение на него набросился Серый Ветер и сбил с ног. Издав отчаянный вопль, небритый упал с плеском в бурный поток и бешено замахал зажатым в руке ножом. Голова его погрузилась в воду. Лютоволк нырнул вслед за ним, и свежие воды ручья стали быстро окрашиваться в красное.
Робб и Оша стали обмениваться ударами прямо посреди ручья. Длинное копье метнулось в грудь Робба словно змея с железной головой – раз, затем еще раз и еще – но Робб отбивал каждый выпад мечом, всякий раз отводя опасный наконечник в сторону. После четвертого или пятого выпада женщина начала уставать. На секунду она потеряла равновесие, и Робб сбил ее с ног, наехав мерином.
В нескольких футах поодаль Лето бросился на Хали, страшно щелкнув челюстями, но та сумела ткнуть его ножом в бок. Зарычав, Лето отпрыгнул в сторону и набросился вновь. В этот раз челюсти сомкнулись на женской лодыжке. Взявшись за нож двумя руками, невысокая женщина ударила еще раз, но лютоволк, казалось, почувствовал приближение клинка. Он немедленно отпустил ногу и ощерил пасть, полную отгрызенной кожи, ткани и кровавой плоти. Оступившись, Хали упала, Лето прыгнул на нее снова, повалив на спину, и вонзил зубы в мягкий живот.
Шестой оборванец ушел, но… не очень далеко. Карабкаясь вверх по противоположному берегу, от пытался отбежать как можно дальше от бойни, как вдруг из ручья за его спиной вылез мокрый Серый Ветер. Лютоволк мотнул головой, стряхивая воду, одним прыжком настиг беглеца и перекусил ему подколенное сухожилие. Как только оборванец упал и с жутким воем стал соскальзывать обратно к воде, Серый Ветер сомкнул челюсти на его шее.
Остался только самый здоровый – Стив. Он перерезал ремни, стягивавшие грудь Брана, схватил его за руку и дернул. Бран упал, распластавшись на земле. Ноги его запутались, одна ступня оказалась в ручье. Холода от воды от не почувствовал, зато сразу ощутил шеей сталь, когда Стив прижал к его горлу кинжал.
– Назад! – потребовал Стив. – Или, клянусь, я перережу ему горло!
Тяжело дыша, Робб натянул поводья. Ярость из его глаз ушла, рука с мечом опустилась.
В этот момент Бран увидел сразу всё. Лето терзал Хали, выдирая блестящих синих змей из ее живота. Глаза женщины были широко открыты. Бран не мог понять, жива она еще или нет. Худой мужчина с щетиной, и тот, который был с топором, лежали неподвижно, но Оша уже встала на колени и тянулась к упавшему копью. Мокрый Серый Ветер метнулся к ней.
– Отзови его! – закричал лысый. – Отзови их обоих, или калека умрет!
– Серый Ветер, Лето, ко мне! – крикнул Робб.
Лютоволки остановились и повернули головы. Серый Ветер подбежал к Роббу. Лето остался стоять на месте, не спуская глаз с Брана и человека рядом с ним. Затем глухо зарычал. Морда его была мокрой от крови, глаза горели огнем.
Оша оперлась о копье и встала на ноги. Из раны на плече, нанесенной Роббом, вытекала кровь. Бран заметил, что лицо лысого заливал пот. Стиву было также страшно, как и ему, осознал Бран.
– Старки… – пробормотал здоровяк. – Будьте вы прокляты… – Он возвысил голос. – Оша, убей волков и забери у него меч!
– Убивай сам, – ответила женщина. – К этим чудищам я близко не подойду!
На мгновение Стив растерялся. Его рука дрогнула – Бран понял это по струйке крови, вытекшей из-под прижатого к шее кинжала. От мужчины омерзительно воняло, и это был запах страха.
– Ты! – крикнул он Роббу. – Как тебя зовут?
– Я Робб Старк, наследник Винтерфелла.
– Это твой брат?
– Да.
– Если хочешь, чтобы он выжил, делай, что я говорю. Слезай с коня.
Робб немного помедлил. Затем медленно и осторожно спешился, и встал рядом с мерином с мечом в руке.
– Теперь убей волков.
Робб не шелохнулся.
– Делай, что сказал! Или волки, или пацан.
– Нет! – закричал Бран.
Если Робб сделает так, как хочет Стив, то он потом убьет их обоих. Без волков они станут беззащитны.
Лысый взялся свободной рукой за волосы Брана и жестоко дернул. Бран зарыдал от боли.
– Заткни пасть, калека! – Он дернул еще раз. – Понял меня?
Что-то негромко тренькнуло позади в лесу. Стив внезапно задохнулся, грудь его взорвалась и на полфута из неё вылезла стрела с заточенным до бритвенной остроты широким наконечником. Стрела была ярко-алой, словно нарисованная кровью.
Кинжал отпал от горла Брана. Здоровяк покачнулся и рухнул лицом вниз в ручей. Стрела под ним сломалась. Бран смотрел, как жизнь Стива закручивается в водоворот и уносится потоком.
Оша огляделась. Вооруженные охранники Старков уже выходили из-за деревьев. Она немедленно бросила копье.
– Пощади, милорд! – крикнула она Роббу.
Стражники сильно побледнели, увидев сцену разыгравшейся бойни, и стали с опаской поглядывать на волков. Разглядев Лето, вернувшегося к трупу Хали и продолжившего жрать кишки, Джозет выронил нож и резко склонился к ближайшему кусту. Его начало неудержимо рвать. Увиденное шокировало даже мейстера Лювин, вышедшего из леса, но только на мгновение. Затем он покачал головой и стал переходить ручей, направляясь к Брану.
– Ты ранен?
– Он порезал мне ногу, – ответил Бран, – но я ничего не почувствовал.
Пока мейстер опускался на колени, чтобы обследовать рану, Бран посмотрел назад. Теон Грейджой стоял у страж-дерева с луком в руке. И улыбался. Он всегда улыбался. До полудюжины стрел было воткнуто в мягкий грунт у его ног, но понадобилась всего одна.
– Мертвый враг – славный враг, – произнес Теон.
– Джон всегда говорил, что ты придурок, Грейджой, – громко заговорил Робб. – Надо привязать тебя во дворе, чтобы Бран потренировался на тебе в стрельбе!
– Вообще-то, ты должен быть благодарен мне за спасение брата.
– А если бы ты промахнулся? – спросил Робб. – А если бы ты не смог убить его одним выстрелом, что тогда? А если бы его рука дернулась, или стрела попала бы в Брана? На нем вообще могла оказаться кираса. Ты не мог этого знать, ты видел только плащ со спины! Что случилось бы с моим братом тогда? Ты задумывался об этом, Грейджой?
Улыбка Теона увяла. Он угрюмо пожал плечами и принялся выдергивать из земли стрелы – одну за другой.
Робб обратил внимание на стражников.
– Где вас носило? – повысил он голос. – Я был уверен, что вы едете прямо за нами.
Подавленные мужчины обменивались взглядами.
– Мы ехали, милорд, – ответил Квент, самый молодой из них, с бледно-коричневым пушком на лице. – Мы задержались, ожидая мейстера Лювина с его ослом… прошу прощения. А потом, ну… как бы это сказать…
Он посмотрел на Теона и, сконфузившись, отвел глаза.
– Я выслеживал индюшку! – ответил Теон, раздраженный расспросами. – Откуда я мог знать, что ты оставишь мальчика одного?
Робб повернул голову и еще раз посмотрел на Теона. Бран никогда еще не видел брата таким рассерженным. Ничего не сказав, Робб опустился на колени рядом с мейстером Лювином.
– Серьезная рана?
– Всего лишь царапина, – ответил мейстер, намочив кусок ткани в ручье. – Двое из них носили черное, – сказал он Роббу, приступив к промыванию раны.
Робб посмотрел туда, где лежал Стив. Черный рваный плащ его колыхался в водном потоке.
– Дезертиры из Ночного Дозора, – мрачно произнес он. – Должно быть, редкие дураки, раз подобрались так близко к Винтерфеллу.
– Глупость и отчаяние иногда неотличимы друг от друга, – заметил мейстер Лювин.
– Будем их хоронить, милорд? – спросил Квент.
– Нас бы они точно не похоронили, – ответил Робб – Отрубите им головы, зашлем их обратно на Стену. Остальное оставьте падальщикам.
– И её тоже? – Квент указал пальцем на Ошу.
Робб пошел к женщине. Она была выше его на голову, но сразу упала на колени при его приближении.
– Пощадите, милорд, и я буду верно служить вам!
– Мне? После того, как ты уже нарушила одну клятву?
– Я не нарушала никаких клятв! Это Стив и Уоллен удрали со Стены, не я. Среди Чёрных Ворон нет места для женщин.
Теон Грейджой неспешно подошел к ним.
– Скорми ее волкам, – предложил он Роббу.
Оша быстро взглянула на то, что осталось от Хали, и сразу отвела глаза. Ее сильно затрясло. Судя по побледневшим лицам, даже стражникам стало не по себе.
– Это женщина! – ответил Робб.
– Одичалая, – вмешался Бран. – Она сказала, что им следует оставить меня в живых, чтобы отдать потом Мансу Налетчику.
– У тебя есть имя? – спросил ее Робб.
– Оша, если так будет угодно лорду, – пробормотала женщина помертвевшим голосом.
Мейстер Лювин поднялся на ноги.
– Нам стоило бы ее допросить.
Бран заметил, что брату сразу полегчало.
– Как скажете, мейстер. Уэйн, свяжи ей руки. Она поедет с нами в Винтерфелл… А будет жить или умрет – зависит от того, что расскажет…
_____________________
1) Койф - кольчужный капюшон, первоначально составлявший с кольчугой единое целое, но затем видоизменившийся в самостоятельный элемент защиты головы (прим. пер.)
2) Почти 2,5 метра (прим. пер.)


Читать главу 36. Дейнерис... / Читать главу 38. Тирион...

Tags: Бран, Игра престолов, переводы
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • "Игра престолов". Глава 34(2). Кейтлин

    "Игра престолов" Джордж Р.Р. Мартин Перевод Максима Сороченко Читать произведение с самого начала... Глава 34. Кейтлин (часть 2) (автор…

  • "Игра престолов". Глава 35. Эддард

    "Игра престолов" Джордж Р.Р. Мартин Перевод Максима Сороченко Читать произведение с самого начала... Глава 35. Эддард Войдя в общий зал…

  • "Игра престолов". Глава 36. Дэйнерис

    "Игра престолов" Джордж Р.Р. Мартин Перевод Максима Сороченко Читать произведение с самого начала... Глава 36. Дэйнерис (с) иллюстрация…

  • "Игра престолов". Глава 38. Тирион

    "Игра престолов" Джордж Р.Р. Мартин Перевод Максима Сороченко Читать произведение с самого начала... Глава 38. Тирион – …Хочешь есть? –…

  • "Игра престолов". Глава 39. Эддард

    "Игра престолов" Джордж Р.Р. Мартин Перевод Максима Сороченко Читать произведение с самого начала... Глава 39. Эддард Ему снился старый сон,…

  • "Игра престолов". Глава 40. Кейтлин

    "Игра престолов" Джордж Р.Р. Мартин Перевод Максима Сороченко Читать произведение с самого начала... Глава 40. Кейтлин Небо на востоке…

promo nehoroshy february 9, 2018 14:51 23
Buy for 20 tokens
Здесь изготавливается новый, более качественный перевод эпохального произведения (список глав регулярно пополняется). Читаем, наслаждаемся: "Игра Престолов", Джордж Р.Р. Мартин. (перевод Максима Сороченко) Содержание: Пролог Глава 1. Бран Глава 2. Кейтлин Глава 3. Дэйнерис Глава 4.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments